Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Бережной Василий Павлович
 

«Легенда о счастье», Василий Бережной

Василий Павлович Бережной

ЛЕГЕНДА О СЧАСТЬЕ

Этот небольшой пакет окончательно нарушил и без того шаткое равновесие в семье достаточно молодого и недостаточно известного ученого Миколы Покопанного. Начинался курортный сезон, и его жена (он называл ее Гроссбухом) настаивала на поездке в Сочи, а Микола робко выдвигал какие-то идеи относительно села. Ему, видите ли, нужна тишина, он любит копаться в огороде и прочее в том же духе. Жена уже чувствовала: еще один энергичный нажим - и он согласится с нею. Но именно в этот момент принесли этот злосчастный пакет. Вскрыв пакет и выложив на стол фотографии, Микола воскликнул:

- Никуда не еду! Все! Решено!

Сразу сообразив, что Сочи отошли в небытие, Гроссбух все же не удержалась:

- Как это не едешь?

- А вот так! Работать буду.

- Эгоист! Не жизнь с тобой, а сплошное мученье! Счастья за все годы не видела ни на одну начинку.

- Милый мой Гроссбух, - сказал Микола, поглядывая на фотографии, - разве ты не представляешь, что такое счастье?

- Вон у Пазуренков машина, дача, летом ездят к морю.

- Да им из-за этой дачи и голову некогда поднять.

- Не беспокойся: жена у него и одевается по моде, и в Болгарию ездила отдыхать.

- Эх, не понимаешь ты, что такое счастье, совсем не понимаешь. Для меня вот расшифровать эти письмена самое большое счастье!

- Опять что-нибудь шумерское?

- Нет, кажется, еще древнее. - Микола провел лупой над фотографией. - Вот эти глиняные таблички найдены в одном захоронении, на которое случайно наткнулись геологи в Афганистане. В предгорье.

Гроссбух надулась и, считая себя глубоко оскорбленной, вышла из комнаты. Микола остался наедине со своими уникальными фотодокументами. И тут же позабыл о своей стычке с женой и вообще обо всем на свете.

Только в канун Нового года, когда Киев укрылся снегом, в руках Миколы был черновик произведения, написанного тысячи лет назад на сырой глине. В нем оставалось еще немало непонятных мест, но основа уже прояснилась. Работал Микола до самозабвения, не думая о сне и еде, а на одежду обращал внимание только тогда, когда "ездил в Ленинград, чтобы сопоставить свои фотокопии с какими-то шумерскими таблицами, хранящимися в Эрмитаже.

Гроссбух оставила его еще осенью. Не захотела жить с "эгоистом, который думает только о себе", ей "надоело считать эти несчастные копейки", "терпение лопнуло"... Болезненно ли переживал это событие Микола? Возможно, что и так. Но друзья, коллеги, даже соседи этого не заметили. Как всегда, оставался он уравновешенным и дотошным исследователем. Многие радовались его успехам, но были и такие, что только пожимали плечами.

Медленно, но верно продвигался Микола вперед. Расшифровку этих древнейших письмен можно было сравнить, пожалуй, с добыванием жемчуга, с той только разницей, что добыть жемчужины слов гораздо труднее: ведь пласты тысячелетий прячут свои сокровища надежнее, чем воды океана. И как это ни странно, но охватывало Миколу чувство некоего совершенно нового, никому не ведомого простора. В сознание как бы входил древний мир, и с каждой строкой все шире и глубже. В этом психологическом комплексе были и привычки, и представления, и верования творца поэмы, но все это по какой-то непонятной причине преображалось в Миколином восприятии в некое пространство. Быть может, потому, что за этими знаками и символами видел он площади древнейшего города, храмы, реки и луга, отары овец, скалы, горы... Как бы там ни было, а долгие месяцы, проведенные в многотрудной работе, промелькнули для Миколы мгновеньем. И, вспыхивая, как молния, являлись открытия.

Отвоеванную у тысячелетий и подготовленную к печати поэму молодой ученый называл "Легендой о счастье". Вот ее текст:

Буту, пастух из овчарни Лахара, Оставил стада и о травах забыл и деревьях, Буту, пастух молодой, к дому бога пришел И обратился с поклоном к жрецу от Шамшама: - О жрец, так много овец и роз Я пасу на лугах и долинах, дарованных щедростью божьей, И дыхание жизни меня радует, право. Но где оно, счастье, ответствуй! Я смотрел в глаза коз и овец и спрашивал: "Где оно,

счастье?" Спрашивал я и у рыб, над водною гладью склонясь: "Где оно,

счастье?" И у колосьев ячменя я спрашивал: "Где оно, счастье?" Но мне никто не ответил - ни овцы, ни рыбы, ни ячмень. А друзья надо мной лишь потешались, смеялись. Тяжко мне на душе, о жрец! Ты ведь знаешь Тайны, которые боги скрывают от смертных. Ты мудрый, скажи мне, ответь мне: "Где счастье?" Долго молчал жрец Шамшама, не давая ответа, А Буту, пастух из овчарни Лахара, долго стоял-ожидая. - Демон сомненья зерно заронил ядовитое В душу твою, пастух, - прервал молчание жрец, Боги спустили Лахара на землю, Чтобы овец разводил он и коз и поил небеса молоком. А чтобы полнее были овчарни, Даровали боги жизнь людям. Но демон зерно ядовитое заронил в твою душу, пастух и оно

проросло! Если овцы твои и козы не дали счастья тебе, Если ячмень твой и лоза винограда Не дали счастья тебе, Отправляйся, Буту, счастье искать по белому свету. О Буту, пока нет знака на табличке жизни твоей, Пока не запечатлела Нината на ней знака смерти, иди! - А куда мне идти? - спросил Буту. Скажи, Шамшама, куда, скажи мне, о жрец! - Путь на восток ты держи через реки, где водится рыба, Через долины, где люди пестуют пышные хлеба, И через горы, где водятся дикие козы и рыскают хищные зве

ри, Там за горами-долами Край Счастья простерся. Но знай. Буту, что никто из людей В том краю еще не был! Ни один глаз не видел несравненных просторов, Ни одна грудь не вдыхала их воздух хрустальный, Нината ставила знак, и дыханье жизни улетало. - Видать, они были старые, - молвил Буту, - а я молодой, я


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»

Трехглавый орел, Владимир Свержин Читать →

Артефакт, Дмитрий Тарабанов Читать →