Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Айзатулин Т А
 

«Теория России (Геоподоснова и моделирование)», Т Айзатулин

Айзатулин Т.А.

ТЕОРИЯ РОССИИ

ГЕОПОДОСНОВА И МОДЕЛИРОВАНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие автора

Введение. Особенная стать и формула России

Этническое и анатомическое недоразумение?

Глава 1. Россиеведение и геоподоснова

Самая известная страна Активность, пассионарность и страстное состояние

Глава 2. Геоподоснова пассионарности и культурогенез

Геодезия и биогеохимия системы осей зон пассионарных толчков Геодинамика и система осей ЗПТ Дантева геокосмология (по Борхесу)

Зодиакальная "периодизация" культурогенеза (по идеям А.Зелинского)

Вифлеемский цикл в кеплеровском геокосмизме (по А.Зелинскому) - русская звезда

Глава 3. Русский этногенез

Восточные славяне и номады Выводы из татарского цикла

Заключение

Предисловие автора

В первую очередь автор хочет поблагодарить своих коллег и фактических соавторов С.Г Кара-Мурзу и И.А.Тугаринова, мысли и материалы которых с их разрешения были обильно использованы в этой книге. Автор у работы значится один только потому, что всю ответственность за текст в целом и все интерпретации он берет на себя.

Общая теория России, как и русский храм (церковный или научный - Alma mater МГУ им. М.В.Ломоносова), состоит из геоподосновы, культурного фундамента (основы), включающего социально-экономические блоки, идеологической надстройки и духовно-мистического венца с утонченным вознесением к небу. В таком же порядке распределены основные вклады мой и моих коллег: первого (Т.А.Айзатулина)

- в первое (нижнее), второго (С.Г.Кара-Мурзы) - в две средние, последнего (И.А.Тугаринова) - в последнее (верхнее). Речь, конечно, о вкладе в объем материала. Ценность научной мысли даже не симбатна объему и своевременно не может быть определена. Мысль каждого присутствует, явно или неявно, в каждой главе, если не в каждом параграфе, и даже там, где ее нет.

Л.Больцман сказал, что нет ничего практичнее хорошей теории. А когда дело касается этносов, нет ничего опаснее плохой теории. Тогда она подпирает расизм и фашизм. В теории России можно было бы не касаться расизма и фашизма:

Россия и они не совместимы. До такой степени, что она и они, как оказалось, не могут жить на одной планете. До 1990-х гг. Россия жила надеждой, что они как-то могут сосуществовать, пусть и конфликтно, хотя бы в разных полушариях, и сделала все, себе в ущерб и пойдя на смертельный риск, чтобы эта надежда оправдалась. Но New Ordnung ("Новый порядок" с новой конфигурацией возглавляющих его наций) объявил, что будет мировым, вновь Drang nach Osten, хоть пока и сравнительно тихой сапой, вновь аншлюс согласных чехов, виляние хвостом болгар, стойкость сербов и т.д. фактически ничего нового. New Ordnung глобализуется, воспевая теперь уже не Deutschland, Deutschland uber alles, а Golden Billion (Золотой Миллиард). Это плохо для всех, т.к. вновь не дает возможности никому остаться в стороне.

Общая теория России должна помочь и в осознанном выборе. Может быть это ее главное прикладное значение. Но задачи такой не ставилось - это не прикладная, а фундаментальная теория. Не в том смысле, что основательная, а в том, что научная. Больше того - естественнонаучная. Хуже того биогеохимическая в своей геоподоснове (а в той мере, в какой - химическая, алхимическая и астрологическая, она и мистическая). Казалось бы, хуже некуда. Но бывают и хуже: гуманитарные (идеологические), т.е. обслуживающие Силу ("не в которой Бог", значит, в которой не-Бог). Понимая, что вся историография, т.е. писаная история (историческая "наука") - цепочка идеологических фальсификаций, и иной она в принципе не может быть, а ее звенья нашего времени - уже откровенные циничные в своей неприкрытости фальшивки, можно было бы думать, что теорию России и невозможно выстроить. Однако это не так.

Во-первых, современные научные методологии и технологии позволяют не только выявить фальсифицированные участки нарративных текстов, но и не выявляя их, получить адекватное представление о явлении (феномене России).

Во-вторых, методологии системного реализма, т.е. адекватного реальным сложностям системного использования не только научных, но всех познавательных возможностей человека, позволяют познать сложное явление, зашумленное дезинформацией практически в любой степени. С такой ситуацией сталкиваются не только в военно-оборонной деятельности - и выходят из положения. А в-третьих, кроме писаной истории, существует история неписаная, или как, признав теперь, ее называют англосаксы - оральная история.

Памяти антифашистов - Юлии Друниной и Тимиряна Зинатова

Введение.

Особенная стать и формула России.

Этническое и анатомическое недоразумение?

В 1830 году был получен окончательный вывод, подводящий итог многовековым сомнениям и исследованиям вопроса - первого из трех основных (фундаментальных)

вопросов россиеведения:

1) каковы отношения классов (множеств) Россия (R), Европа (E) и Азия (A), 2) существует ли специфика (особенность) России, 3) если она существует, то какова ее суть?

Вывод ошеломляет до сих пор: R ? E = 0 (пересечение классов Россия и Европа есть пустое множество). Пушкин, предвидя ошеломление, настаивает на своей формуле, вразумляя современников и потомков на русском языке:

"Поймите же, Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою; история ее требует другой мысли, другой формулы".

К выводу, что имеющиеся в европейской науке общие для европейских стран методы моделирования ("мысли", "формулы" и т.д.) не адекватны России, поскольку она обладает не выявленной пока особенностью (спецификой, самобытностью, "особенной статью"...) пришел и один из сильнейших русских геополитиков дипломат Тютчев (Умом Россию не понять). Хотя в России уже был математик (Лобачевский), физик и геохимик (Ленц), группа географов (главной науки того времени) мирового уровня, в целом российская наука не была еще готова заниматься сложными системами, и ее функцию в культурологических и социологических исследованиях исполняла (более чем успешно) русская литература. Делая при этом попутно выдающиеся открытия, например, - пушкинский язык очаровательных множеств (Пушкин как математик рассмотрен Гоголем), опередивший на 130 лет открытие менее глубокого языка размытых (нечетких, диффузных) множеств, сделанное американцем Заде и признанное существенным достижением в математике.


Еще несколько книг в жанре «История»

Президент, Евгений Кукаркин Читать →

Последняя стоянка, Евгений Кукаркин Читать →