Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Замлелова Светлана
 
Данная книга доступна для чтения частично. Страницы с 2-й по 2-ю недоступны.
Прочитать полную версию можно на сайте нашего партнера: читать книгу «Анамнез».
Или можно прочитать первые страницы книги.

«Анамнез», Светлана Замлелова

*  *  *

В воскресенье Наденька Егорова подалась на каток. Но поскольку кататься она не умела, то остаток дня ей пришлось провести в травматологическом отделении ближайшей поликлиники, подозревая у себя перелом правого запястья...

В травматологии тоскливо. На хромых стульях, прибитых спинками к длинной деревянной рейке, сидят больные. Сидят молча, не без любопытства наблюдают за тараканами, украдкой пробегающими вдоль плинтуса. Больных человек пять. Ближе всех к приёмной сидит очень пьяный джентльмен, явившийся за помощью в сопровождении матери. Глаза у джентльмена мутны и, похоже, не могут сфокусироваться ни на одном из предметов. Сам он, судя по всему, не вполне понимает, где находится, и оттого то и дело обращается к матери со странными вопросами:

– Мишка ушёл, что ли?

Мать этого джентльмена поминутно ворчит и отирает какой-то тряпицей окровавленный лик своего дитяти. Дитя же отмахивается и вновь интересуется судьбой Мишки:

– Да где Мишка?.. Ушёл?.. Пить дай!..

Мать вздыхает:

– Смотри, выродок... Дождёсся когда-нибудь... Сёдня вон нос своротили, а завтра, глядишь, и башку проломят... Алкаш чёртов!..

«Алкаш» решительно поворачивается к матери и, пытаясь остановить взгляд на её лице, ласково вопрошает:

– Что вы врёте, мама?..

В это время из приёмной раздаются раздирающие душу крики. Очередь вздрагивает, и все головы, как по команде, поворачиваются в одну сторону, точно надеясь увидеть, что происходит там, за дверью, и кто же так зычно кричит. Голос молодой, женский. Одновременно слышны ещё два голоса. Один мужской, другой докторский.

Мужской уговаривает:

– Ну, потерпи, Машенька... Надо же снять ботинок... В ботинке нельзя...

– А-а-а! – страшно, по-звериному орёт Машенька.

Докторский голос не расположен к нежности:

– Да хватит ор-рать!.. Терпи, надо ботинок снять... Устроила истерику, горнолыжница хренова... Глаза б мои на вас не глядели...

– Бо-ольна-а! – ревёт Машенька.

– Больно, больно... Любишь кататься... Да замолчишь ты?!.. Терпи, говорю...

Из-за двери слышится возня, Машенькин рёв и мужской голос:

– Ну, Машенька!.. Потерпи... Ну, немножко осталось... Ну, ну...

Наконец Машенька испускает последний истошный вопль и умолкает.

– Родила, наверное! – острит прыщавый парень с перевязанным пальцем. Острит и сам смеётся.

Меж тем, дверь приёмной распахивается, и в коридор вывозят Машеньку. Машенькой оказывается девочка лет четырнадцати. Мужской голос принадлежит её папе, высокому, холёному мужчине в дорогой спортивной амуниции. В руке он держит Машенькин ботинок.

Горнолыжники почему-то очень раздражают доктора, мужеподобную молодую женщину. Она отвозит Машеньку в соседний кабинет на рентген и, воротившись, обращается к очереди:

– Видали?.. Горнолыжница хренова!.. Не успела на лыжи встать – нога сломана... Истеричка...

Очередь кивает головами:

– Да-а-а! Их теперь много развелось... Горнолыжников-то...

– Ну? Кто тут следующий?..

Следующим оказывается пьяный джентльмен с окровавленным ликом. Он плохо понимает, что происходит вокруг и оттого на призыв доктора не отвечает, а сидит так, будто зашёл скоротать время, и ничего ему ни от кого не нужно. Его мать, пылая гипертоническим румянцем, начинает объяснять доктору, что же случилось с её незадачливым сыном. Доктор молча выслушивает старушку, изредка кивает, давая тем самым понять, что улавливает суть дела, затем брезгливо, двумя пальцами берёт пьяного за рукав:

– Давай, заходи... Чо расселся?..

– Слышишь, чего тебе врач говорит?.. А ну, вставай...

Мать с доктором совместными усилиями запихивают пьяного в приёмную. Он мычит и отмахивается от них, как от надоевшей мошкары. А обе женщины, увлёкшись, ругают его, на чём свет стоит, выбирая при этом самые отвратительные, самые богомерзкие выражения.

– Считайте его коммунистом! – острит прыщавый вьюнош с пальцем. И снова смеётся в одиночестве...

Наконец подходит очередь Наденьки. Доктор долго осматривает руку. Щупает, нажимает, дёргает. И отправляет «на рентген».

Рентгенолог молода и жеманна, говорит с ленцой, не глядя на собеседника. Она устала и оттого сердита на весь белый свет. Люди и темнота раздражают её.

Она подводит Наденьку к огромному аппарату, сконструированному, судя по размерам и стонам, которые он издаёт при малейшем к нему прикосновении, ещё Поповым.

– Сюда руку...

Поверхность, на которой больные призваны расплющивать повреждённые конечности, подставляя их икс-лучам, располагается на уровне колен взрослого человека. Поэтому, укладывая руку под рентгеновскую трубку, Наденьке приходится сгибаться в три погибели.

– Может, мне присесть?..

– Не старуха, не развалишься...

Наденька вздыхает и покорно скрючивается.

Данная книга доступна для чтения частично. Страницы с 2-й по 2-ю недоступны.
Прочитать полную версию можно на сайте нашего партнера: читать книгу «Анамнез».
Или можно прочитать первые страницы книги.

Еще несколько книг в жанре «Современная проза»

Трое, Борис Можаев Читать →

Месть, Славомир Мрожек Читать →