Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Бест Станислав
 

«Продолжения не будет», Станислав Бест

Бест Станислав

ПРОДОЛЖЕНИЯ НЕ БУДЕТ

Солнце набухло алым, изо всех сил спеша спрятаться за горизонтом. Избиение побежденных победителями. Тяжелая конница неторопливым, как виделось издалека, черным потоком втекала на поле меж двух холмов. Зеленое пространство быстро стиралось под аккомпанемент хруста ломаемых костей, воплей, лязганья металла о металл и гула от топота животных. Исполнение предназначенного - вопрос времени. Реальность будет изменена.

Глава 1.

Сержанту Олегу Колонелу было плохо. Очень плохо и жарко. Он и очнулся от жары, опаляющей лицо. Сквозь закрытые веки рвался свет. В горле пересохло. Подвернутая под тело левая рука не ощущалась. По крайней мере, она была под ним. Он чувствовал это и надеялся, что она только онемела. Попытки раскрыть, затем разлепить и, наконец, разодрать веки, состроив невероятную гримасу, ни к чему не привели. Кожу лица и голову покрывала какая-то засохшая дрянь. Очистив лицо от корки действующей рукой, потеряв при этом пару другую ресниц и обретя наконец возможность взглянуть на мир, он удивленно ругнулся. От носа и далее тянулся белый песок. Раскаленный воздух, подрагивая, струился в, какого-то черта, зеленое небо. Начал вспоминать: удар по голове, вспышка боли, скрюченный Защитник, мелькнувшая мысль о смерти, копыто коня в сантиметре от лица. "Мы потерпели поражение. Плохо". Но как он очутился в пустыне? Ведь в Базовой Реальности нет пустынь, а Решающий Вопросы Бой проходил на симуляции ландшафта средней полосы. Кому понадобилось организовывать для него переход? Умирающий (а может и мертвый, ведь и не разберешь толком) телохранитель никому не нужен. "Надо сесть и оглядеться". Вздрагивая от боли в теле, неловко помогая себе одной рукой, вначале лег на бок, затем сел и огляделся. Вокруг песок. Закрыл глаза, подождал, открыл - без изменений. Песок. "Небо зеленое - красиво всетаки, но не здесь ему место". Левую руку закололо тысячами иголочек - восстанавливалось кровообращение. "Жизнь и неприятные ощущения. Однако, гораздо лучше чем пять минут назад. Пива бы сейчас для ускорения процесса", - подумал Олег и ошарашенно уставился на черного зайца с кружкой пива. Причем кружка запотела, а заяц нервно трясся, оскалив зубы. Что-то в нем было неприятное, наполняющее тело тяжестью и тревогой. Внутренности сдавил муторный страх - животных стало много, они заполняли все пространство вокруг. Черная их шерсть лоснилась и блестела на солнце, а они тряслись и пристально смотрели на него, оскалив зубы. Кружек не было, а передние лапы у них вытянулись в собачьи, покрытые струпьями содранной кожи и кровоточащие. Тела животных стали раздуваться и сочленяться при соприкосновении. Шерсть затлела, оставляя тошнотворный запах. По пространству пробежала рябь, и земля покрылась черной ломкой коркой, из под которой засочилась сукровица. Ноги Олега слились друг с другом и стали на глазах деформироваться. Раздался хруст, и из голеней, прорвав кожу, вылезли осколки разбитых костей. По лицу побежала кровь, в голове вспыхнула нестерпимая боль. Олега вырвало. Он захрипел, дернулся и потерял сознание.

Олегу Колонелу было плохо. Очень. И жарко. Он очнулся от гула и обжигающего сильного ветра. Очистив действующей рукой лицо от запекшейся корки из грязи и крови, он приоткрыл глаза - над ним тускло, красным светом, светился плафон неправильной формы. С трудом приподняв голову, он увидел, что лежит в трубе. "Вентиляционная", - решил он, увидев в полуметре от ног пропеллер, перекрывающий круглое сечение трубы. Удар по голове, вспышка боли, скрюченный Защитник, мысль о смерти, копыто коня в сантиметре от лица. Но как он здесь очутился? "Кому понадобилось меня сюда затаскивать?". Он сел, прислонился плечом к стенке и оглянулся - в полутора метрах от него труба кончалась черной пульсирующей пленкой. "А где же выход?" - ошеломился он. "Это бред?". Его стошнило от резкого спазма, голова сильно кружилась. Олег съехал на дно трубы и решил, что лучше исследовать мембрану, закинув руку за голову. Не переворачиваясь на живот, чтобы не стошнило еще раз. Мембрана была маслянистой, плотной и очень горячей. "Что-то неправильное в этой трубе", - медленно соображал он. - "Куда уходит воздух?". Вентилятор заскрипел и стал сдвигаться к мембране, не прекращая гнать раскаленный воздух. Олег дернулся, тщетно пытаясь продавить мембрану, и замер от боли пронзившей череп, затем подполз к пленке, уперся в нее спиной и поджал ноги, с ужасом глядя на быстро вращающиеся лопасти. Плафон лопнул, стекло и какая-то красная жижа, тут же подхваченные потоком воздуха, врезались в его голову, неуклюже прикрываемую рукой. Вентилятор рванулся и врезался в ноги. Хруст, дикая боль, и Олег потерял сознание.

Ему было плохо. Очень. Он парит в раскаленном, ярко-алом тумане. Боль пульсирует в перебитых ногах и разбитой голове, по лицу струится кровь. Пространство взрывается нестерпимо ярким светом, стекается в сферу перед его лицом и вытягивается в воронку. Она мчится на него. ЭТО НЕ Я.

Глава 2.

Пасмурный осенний день приближал свой исход сумерками мелкого моросящего дождя. По полю, где недавно происходило сражение, неторопливо, парами, бродили от тела к телу рабочие похоронной команды, методично наполняя вездеходы, окрашенные в траурно черный цвет. Двое рабочих достигли одного из немногочисленных, всегда чем-то по-своему отличающихся от остального поля, участков. Тот, около которого остановились они, был покрыт сажей; камни кое-где были оплавлены, и почти все потрескались от жара. - Здесь, пожалуй, и собирать нечего, - заметил один из рабочих, отирая влагу с лица. - Да, бедняга долго мучился, - согласился второй, собираясь обойти стороной черную проплешину, но, поколебавшись в нерешительности, решил-таки все осмотреть. - Защитник здесь, пожалуй, лежал, - сказал он, ковыряя ногой особенно оплавленные камни. - Видать, загорелся он вначале, а потом сындуцировал в бреду эту чертову жаровню все и прогорело. За одним из валунов раздался стон. Рабочий присел от неожиданности, но быстро пришел в себя и затрусил к месту, откуда раздавались звуки. - Эй, Джайн, иди сюда! Скорей! Тут старик какой-то. Он живой! - прокричал он своему напарнику. За валуном лежал, придавленный останками лошади, человек с разбитой головой. Влага, стекавшая по лицу, смывала постепенно кровь и грязь. - Живой, ей-богу. Стонал. Я сам слышал. Джайн недоверчиво покосился на тело. - Как же живой-то? Ни разу такого не бывало, чтоб кто живой рядом с ними потом был. Человек захрипел и открыл глаза. Рабочие стали торопливо высвобождать тело. - Гх-рр, гх, гх-м. Живой я, - прохрипел человек. - Живой, живой, - радостно подтвердили рабочие, приостановившись. - Э, да ты и не старик вовсе. Только вот. Седой ты весь, сказал Джайн. - Хр-р, хх-х, не был. - ответил парень, облизывая влагу с губ. - Ничего, ничего, это ты, брат, только девушкам нравиться больше будешь, - сказал, подмигивая и радостно улыбаясь, второй рабочий. - Вот сейчас медиков вызовем, подлечат малость, и к девушкам. Имя-то твое какое будет, счастливчик? - Хх-хр. Олег. - Ну, Олег, ну, ты - артефакт, - сказал Джайн, вызывая по радиотелефону дежурных медиков. - Почему? - выдавив из себя жалкую улыбку, поинтересовался Олег. - Так ты в десяти метрах от мертвого Защитника лежишь, поделился информацией Джайн. Олег закрыл глаза. "В десяти метрах. Далековато. Должен был грудью защищать", - подумал он. - "Весь этот кошмар индуцирован агонизирующим Хосе. Если опираться на вековой опыт наблюдения, именуемый фактом, то я - труп. В поле мощного умирающего солипсера ничего живого не остается. Но я живой и этим наплевал в лицо науки. Очень хорошо". - Вон, уже летят, - прервал размышления Олега Джайн. Обрадовал ты нас, парень, прямо хоть и на психреабилитацию не ходи. Лежи. Лежи. - Да я и сам себя обрадовал, - сказал Олег, пытаясь оглядеться. - О-о-о. Вот и наш герой, - радостно протянул врач, на ходу открывая аптечку. - Я тебе на всякий случай обезболивающее введу, - ощупав тело, решил врач и, набрав код, выстрелил из пневмошприца Олегу в предплечье. Сознание Олега затуманилось. Врач мысленно сплел теплую ауру вокруг пациента. Олег заснул. Санитары бережно переложили его на носилки и перенесли в вертолет. - К точке перехода. Быстро, - скомандовал пилоту доктор. И машина стремительно скрылась из глаз оживленно спорящих рабочих, скользнув между двух холмов, уже слабо различимых в сгущающейся темноте.

Олегу снился кошмар. Ему виделось, что он находится снова там, где агония и бред, свои и чужие чувства и мысли сплелись в стремительном движении к смерти. Безысходность и страх, и ярость, и ненависть к своей беспомощности в череде непонятных причин и непредсказуемых следствий грозили безумием - еще одной разновидностью смерти, но дающей наркоз перед неизбежным концом. Но, к счастью, сон, лишь только сон.

В окно бил яркий солнечный свет. Олегу было жарко. Голову его и часть лица слегка стягивали биобинты, уже почти сросшиеся с кожей. Комплекс медицинской аппаратуры успокоительно светился зелеными огоньками. "Неплохо, неплохо", - решил Олег, окончательно проснувшись и оценив обстановку. "Лечат меня по высшему разряду. Ну да, я ведь теперь экспонат, хм, вернее сказать, феномен, а, без разницы. Пора дать знать о себе, да и есть хочется", подумал Олег и нажал кнопку вызова медперсонала. Почти тут же внутрь вошла довольно симпатичная девушка в защитного цвета комбинезоне. "Да-а-а, на душевный разговор нечего и надеяться", - сделал вывод Олег, профессионально и быстро оценив военную выправку девушки. - Привет, - сказал он, изобразив максимально любезную улыбку. - Добрый день, - ответила девушка. - Вы, наверное, голодны. - Ну, что же вы, даже не поинтересовались у самого смертельно больного в мире как его здоровье, - шутливо возмутился Олег. - Все в порядке, - сказала девушка, еще раз скользнув взглядом по индикаторам аппаратуры. - Сейчас будет обед. На еду сорок минут, затем вас навестят. Есть ли у вас какиенибудь пожелания? - О, ну я хотел бы, чтобы меня навестили именно вы, изобразив смущение, пробормотал Олег. - Не волнуйтесь. Ближе к вечеру мы обязательно встретимся, - иронично улыбаясь, сказала медсестра и направилась к двери. - Меня зовут Олег, и я решил поболеть у вас подольше! крикнул вдогонку Олег. - А меня зовут Наташа, и я решила побыстрее поставить вас на ноги, - весело ответила девушка и исчезла за дверью. "Ну-у, так не умирают", - решил Олег и стал гадать, что будет на обед, и кто придет на сладкое. Раздалось попискивание, и на экране около головы замигала надпись: "Обед. Рацион без ограничений. Нажмите клавишу". Олег быстро отрегулировал наклон спинки кровати и приготовился к изучению "рациона без ограничений". Экран компьютера высветил интерфейс меню и предложил сделать заказ, предупредив, что сейчас 13.24, а следующий прием пищи, по графику, в 17.30. Меню действительно было почти безгранично и состояло из нескольких сотен наименований блюд. Проблема выбора грозила судьбой Буриданова осла, но, решив, что осел наверняка был не слишком голоден или полный кретин, Олег быстро выбрал: на первое - щи из щавеля, на второе - жареную свинину с жареной же картошкой дважды, к ней молоко, четыре маринованных огурчика, затем чашку кофе с сахаром и, наконец, булочку с маком облитую глазурью. После, он нажал кнопку "подавать первое", откинулся и дал занять место над собой выдвинувшемуся из стены столику. Обед был уничтожен в темпе "еще быстрее". Уложившись в 25 минут, Олег решил, что еще есть время, а, главное, пароксизм сытости не наступил, и выбрал опцию "продолжение обеда", на что компьютер ехидно заметил: "Обед без ограничения рациона, а не объема", и убрал столик. "Гад",- подумал Олег и закрыл в изнеможении глаза.

Видимо учтя возможное состояние пациента после обеда или по какой-либо другой причине, но визитер задержался.

Но, как всегда, все хорошее рано или поздно кончается компьютер проиграл побудку и неделикатно потряс койку. Еще не проснувшись окончательно, Олег увидел сообщение на экране монитора - "Приготовьтесь к визиту. У вас 25 минут". Олег сел и, хотя голова кружилась, решил зайти в ванную комнату. "Было бы нельзя вставать, так и не позволили бы", - резонно рассудил Олег и пошел приводить себя в порядок. Принимая душ, он попытался прикинуть, кто с него начнет: "Военная разведка, пожалуй". Поток горячего воздуха быстро высушил кожу, напомнив неприятные минуты в трубе, но - "Что было, то было. И это пройдет", - пофилософствовал Олег и взял комплект нового белья. Вернувшись в палату, он заказал компьютеру стакан сока, пачку безникотиновых сигарет и отдал указание переместить мебель в палате согласно конфигурации "Гости". Затем сел поудобнее в кресло и стал мысленно набрасывать конспект рапорта по имевшим место событиям, потягивая сок и с удовольствием затягиваясь сигаретой.

Пару минут спустя раздался звонок, дверь открылась, и на пороге появился обещанный гость, обладавший, как и ожидалось, военной выправкой. - Жерар Вудсворт, полковник, военная разведка, представился посетитель, взмахом руки пресекая попытку Олега встать и отдать честь. - Вы же у нас тоже полковник, - скупо улыбнувшись, пошутил он, в неисчислимый раз проэксплуотировав фамилию Олега. На что тот сделал вид, что юмор оценил: - Да, сэр. - Думаю, нам нет смысла соблюдать все формальности предписываемые уставом. Предпочту, чтобы вы обращались ко мне по имени. - Э-э, хорошо, Жерар, - сказал Олег, немного замявшись. - Итак, я уверен, что вы понимаете, почему мы с вами встретились. - начал полковник, заказывая чашку кофе. - Да. - Полностью формальностей мы все-таки не избежим. Положенный рапорт, в письменной форме, вы передадите завтра вечером на мое имя, а сегодня я хотел бы услышать все непосредственно от вас, - сказал Жерар и включил диктофон в наручном браслете. Олег коротко изложил факты, останавливаясь на подробностях лишь тогда, когда полковник просил об этом. Закончив рассказ, Олег закурил и стал ждать реакцию Жерара. - Если все так, - сказал полковник, тоже закуривая, - как вы говорите, а все факты, которые имеются, это подтверждают, то встречаться нам предстоит долго. Если мы сумеем понять ваш феномен, может быть нам удастся знания использовать. Полковник помолчал. - Открою вам государственную тайну, которая, правда, для всех очевидна - на сегодняшний день и в ближайшей перспективе мы ничего не можем противопоставить не-людям. Единственное, что сейчас возможно, это пытаться выиграть время и не допустить резкого изменения статус-кво. Случай с вами, по крайней мере, дает направление для работы. Полковник снова помолчал. - Я, так сказать по совместительству, руководитель спецотдела по обучению солипсеров-Защитников нашему ремеслу. Входим мы в центр изучения солипсизма. Я подам рапорт о вашем переводе туда. Там мы вас и препарируем устало закончил он.

"Вот так, все просто и ничего интересного: я подопытный кролик, препарировав которого, бравый полковник спасет человечество, ... а может и нет", - мысленно подвел итог Олег.

Время ужина прошло, но есть не хотелось. Снова раздался звонок. - Да, да. Входите. В палату вошла Наташа. - Добрый вечер. Все в порядке? - Спасибо, все в порядке, - отрешенно ответил Олег. - До города далеко? - Нет. 15 минут на подземке. Но я должна получить разрешение, если вы хотите съездить в город. - Нет. Сейчас не хочу. Я хотел бы прогуляться. - Вы можете выйти в наш парк прямо из палаты,- сказала Mаташа и дала компьютерный пароль, позволяющий открыть дверь наружу. - Что-нибудь еще? Хотите принесу последние выпуски газет? - Нет, спасибо, я посмотрю на компьютере. - Что-то вы не в настроении. С утра были гораздо нахальнее, - шутливо обиделась Наташа. Олег немного виновато улыбнулся. - Устал. Но завтра, обещаю, я обязательно сделаю какоенибудь заманчивое предложение, - сказал он и сделал рукой неопределенный жест. - Тогда до завтра, - ответила Наташа, утвердительно кивнув головой, и вышла.

Олег посидел немного в раздумье, потом подошел к компьютеру и отдал команду открыть дверь. Небольшая часть стены отъехала в сторону. Палату стал заполнять сырой и прохладный воздух. Олег вышел. Парк был специально запущен английский парк. Олег побрел вглубь, разгребая ногами сырые листья. "И здесь осень", - подумал Олег. - "В метеоцентр сегодня заявки подавали одни меланхолики, наверное". Серенькое небо низко нависало над землей. Моросил мелкий дождь. Олег ничего не чувствовал. Опустошен. Запоздавшая реакция. Он закурил, пустил струю дыма через нос, поежился. Первая серьезная работа после интерната. Он уже успел сблизиться с ребятами из команды. Напарник относился к нему очень тепло. Он, пожалуй, отнесся к нему лучше, чем все, с кем он когда-либо был знаком. Подкидыш, детский дом, военный специнтернат, ... Олег равнодушно перебирал воспоминания. Снова жизнь с нуля. "Подопытный кролик - для начала неплохо", - сыронизировал он над собой. Олег сел на встретившейся скамейке, выкурил еще сигарету, закрыл глаза, вспоминая погибших. Стало лучше - стало грустно. Он почувствовал, что замерз, встал и медленно пошел обратно - к себе "домой".


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»

Слежка, Анатолий Матях Читать →