Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Чуев Сергей Геннадьевич
 

«Проклятые солдаты. Предатели на стороне III рейха», Сергей Чуев

Ислам не способствовал единению рядов татарских и поволжских коллаборационистов. Склокам и ссорам с «Туркестанским Национальным Комитетом» Вали Каюм-хана сопутствовали внутренние «разборки». Так, чуваши, мордва и марийцы чувствовали себя в татарской среде угнетенным меньшинством. Представители немусульманских народов Поволжья объединились вокруг лидера чувашских военно501 пленных Федора Дмитриевича Паймука (Блинова). Паймук был представителем «нового поколения» в легионе. Его отец и братья были раскулачены, а сам он добровольцем пошел в Красную Армию. После службы с 1925 по 1928 год Паймук учился в техникуме и Промышленно-экономическом институте, после чего вернулся в Чувашию. В сентябре 1941 года он был мобилизован в РККА, где в звании старшего лейтенанта занимал должность полкового инженера. Попав в плен, Паймук прошел через ужасы Шепетовского лагеря, затем был переведен в Польшу. Дальнейший его путь лежал в лагерь пропагандистов в Вустрау. Здесь Паймук был привлечен к работе в Татарском посредничестве Х. Унглаубе. К этому времени здесь уже работал чуваш Иван Скобелев.

Паймук и Скобелев вдвоем пытались противостоять насильственному вовлечению в мусульманские религиозные обряды легионеров православного вероисповедания. По свидетельству современника «Два раза Паймук проводил беседы с чувашами, мордвой, мари, удмуртами. Здесь он утверждал, что их предки казанскими татарами эксплуатировались и подвергались издевкам во сто крат более, чем при покорении их русским царизмом, и что татарские мурзы отнимали у них лучшие земельные угодья, леса и прочее. Эту беседу подслушали татары и донесли Султану (секретарь Шафи Алмаса. Ч.С.), а тот вместе с фельдфебелем Салеховым пытался за это арестовать неосторожного чуваша… На допросах в МГБ Паймук говорил, что не дали ему работу в комитете из-за возражения татар, так как он восстанавливает чувашей, мордву, мари и удмуртов против татар. После этого военнопленный ходил в Восточное Министерство и был направлен в дом отдыха для легионеров туркестанцев и кавказцев…»

После возвращения в Берлин немцы использовали Паймука в газете для легионеров-немусульман «За национальную свободу». Не являясь профессиональными журналистами, Паймук и его коллеги Скобелев и Кадеев кроили русскоязычную газету из уже готовых материалов, предлагая своим читателям в основном исторические публикации. На послевоенных допросах в МГБ Паймук сообщал, что «…из 15 выпущенных им номеров газеты лишь 6 имели передовицы, подтасованные и окрашенные кое-как в национальные тона, так как мы не умели писать, не имели газетного опыта и достаточной подготовки. Мы и не ставили, откровенно говоря, задачи пропагандировать в них национальные идеи, все были недостаточно развиты и не подготовлены к пониманию каких-либо национальных задач».

В марте 1944 года по указанию Унглаубе Паймук не был допущен на курултай, решения которого были напечатаны только в татарской газете, а Паймук в своей газете поместил выдержки из речи Ивана Скобелева. Чувашскими легионерами Паймук был включен в состав президиума «Союза борьбы», но Унглаубе и Шафи Алмас не утвердили его кандидатуру.

С 1944 года Паймук начинает работу по включению части поволжских легионеров в состав власовской армии. Сотрудникам МГБ позднее он заявит: «У меня были намерения создать в легионе роты из чувашей, мордвы, марийцев и удмуртов, так называемые. православные роты., укомплектовать их своим национальным командным составом, обучать их военному делу на своем родном языке. Мои шаги в этом направлении встречали отпор со стороны руководства организации. Идель-Урал.». В дополнение Паймук сообщил, что для усиления религиозной пропаганды в православных ротах хотел иметь священников и издавать для православных легионеров свою газету. Ф. Паймуком и С. Николаевым были разработаны отдельные нарукавные эмблемы для отличия поволжских легионеров от татарских военнослужащих. Николаев предложил эмблему с изображением на желтом фоне колосистой ржи со снопом и воткнутым серпом в него и надписью «Идель-Урал».

В январе 1945 года Паймук по собственной инициативе посетил генерала Власова и завил, что лично он и часть чувашских легионеров сочувствуют платформе Русского Комитета. На встрече была достигнута договоренность о переходе православных легионеров в ВС КОНР, образовании секции поволжских народностей, а вопрос о государственном устройстве будет решен позднее. Власов предложил Паймуку договориться с Восточным министерством о переходе чувашей, мордвы, мари, удмуртов с их газетой в ведение Русского Комитета с образованием в нем национальных секций.

Организационное управление Русского Комитета (генерал А.Ф. Малышкин) подтвердило свое согласие. Паймук известил об успехе переговоров И. Скобелева и Ш. Алкаева. Последние также посетили Малышкина и услышали из его уст согласие. Этот визит был санкционирован заместителем президента «Идель-Урал» Файзуллиным. С его стороны было сформулировано следующее требование: слияние сил должно произойти при условии выдачи письменного обязательства Русским Комитетом «Идель-Уралу» о том, что Волжско-татарский легион войдет в РОА, как самостоятельная боевая единица и руководить им будут татарские военные. Малышкин ответил делегатам, что легион будет расформирован и войдет в состав РОА, сохранив отдельные национальные подразделения. Против слияния выступило Восточное министерство и руководство «Идель-Урала».

Татары в рядах «Восточно-туркестанского боевого соединения СС»

Началом формирования татарских воинских частей на Восточном фронте можно считать предложение сотрудника МИДа Германии фон Хентига, в котором он обосновал необходимость формирования татарского легиона. В своем послании он также предложил создать кавказский легион из трех национальных батальонов. Штаб формирующегося тюркского легиона был создан в польском г. Рембертове (летом 1942 года переведен в г. Радом). С 23 января 1943 года этот штаб именовался «Штабом командующего Восточными легионами».

Отделение уроженцев Поволжья и Уральского региона от остальной массы советских военнопленных началось в лагерях уже осенью-зимой 1941.1942 гг. Официальный приказ о создании татарского легиона был издан 15 августа 1942 года. Документ предписывал создание легиона из татар, башкир и представителей народов Поволжья, говорящих по-татарски. Татар, зачисленных в Туркестанский легион, надлежало перевести в новое формирование. Других военнопленных татар надлежало срочно отделять от остальных и направлять в сборный лагерь в г. Седлец. Использовать вновь созданный легион планировалось против партизан.

Путь татарских добровольцев проходил через три лагеря.

Первый (предварительный) располагался в Острове-Мазовецком, 2-й. Седлец «А», его комендантом некоторое время был бывший советский полковник Ш. Алкаев, 3-й лагерь. отборочный в Едлине. Еще до выхода в свет приказа в седлецком лагере насчитывалось 2550 человек.

В сентябре 1942 года командующий военным округом Генерал-губернаторства фон Гинант дал указание о правилах непосредственной организации полевых национальных батальонов. В соответствии с этим приказом срок подготовки легионеров на первом этапе насчитывал 4 недели и занятия шли индивидуально и в группах. Второй этап подготовки (6.8 недель) проходил уже в ротах и взводах.

Летом и осенью 1942 года формирование легиона было в основном завершено. В его состав вошли представители поволжских народов. уфимские и казанские татары, башкиры, чуваши, марийцы, удмурты, мордва. Уже 6 сентября 1942 года легиону было торжественно вручено знамя, а через два дня командование над ним принял штаб восточных легионов совместно с командующим военным округом Генерал-губернаторства.

Командиром волжско-татарского легиона был уроженец Москвы, пожилой майор фон Зиккендорф. Майор владел русским, английским, французским и китайским языками. 12 мая 1944 года он был вынужден уступить свой пост ротмистру Келле. Это стало результатом недовольства гитлеровской верхушки политикой, которую Зиккендорф вел по отношению к своим легионерам. После ухода из легиона Зиккендорф служил в штабе восточных легионов, затем был назначен на должность командира школы офицеров и переводчиков восточных соединений в Нойхаммере. После этого он возглавил аналогичную школу в Мюнзингене, куда она была переведена из Франции. В результате интриг противников Зиккендорф уже собирался уйти на пенсию, но неожиданно за него вступился Ольцша и рекомендовал на службу в СС Гауптамт.

В состав Волжско-татарского легиона входили 825-й, 826й, 827-й, 828-й, 829-й, 830-й, 831-й татарские батальоны. 825-й батальон был сформирован к 25 декабря 1942 года и состоял из штаба, штабной и четырех стрелковых рот. Уже 18 февраля 1943 года батальон прибыл в Витебскую область в деревню Белыничи. Здесь часть батальонцев договорилась с партизанами о времени и месте перехода батальона в лес.


Еще несколько книг в жанре «История»

Сионизм, А Свешников и др. Читать →

День "М", Виктор Суворов Читать →