Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Бескаравайный С С
 

«О_напрасных_страхах», С Бескаравайный

Бескаравайный С.С.

О напрасных страхах.

Саламандры не живут в домнах.

Есть такой японский фильм-ужасов "Звонок" режиссера Хайдео Наката. Знаменитый. Некоторые говорят, что это настоящая книга ужаса новейшего образца. Снимаются продолжения, а посредственный американский римейк получил мировую рекламу. Но после просмотра даже японского оригинала хочется вопить - не от ужаса, а от досады на человеческое легковерие. В фильме есть десятки несоответствий, замаскированных режиссурой. Стоит вскрыть их, и страхи если и не рассеются совсем, то пожухнут и съежатся. Приступим.

Первая группа проколов - это пассивная реакция общества. Умерло 4-ре человека, какая-то девушка сошла с ума. В один день. Потом было еще несколько. Это были не самые бедные подростки, не сироты, не трудные дети. Их родители должны были землю рыть, чтобы узнать истинную причину смерти, а не те отписки, что имелись в протоколах. А дирекция школ, где это произошло!? Ведь репутация школы - это для нее все. С одной стороны, несомненно, школы заинтересованы в замалчивании этих фактов. Но с другой стороны тактика замалчивания помогает далеко не всегда! Если об этом говорят уже все (слухи о видеопроклятье!), то молчать - редкая глупость. Потому школьное начальство билось бы пойманной рыбой чтобы не только доказать отсутствие в этом деле всякой мистики, но и выяснить истинные причины смерти учеников.

Вопрос о реакции хозяина "домика в Изу" будет рассмотрен позднее, но и тут он выступает как заинтересованное лицо, почему-то никак себя не проявившее.

Наконец, разнообразные спецслужбы развитого государства. Я не помню, эта история состоялась до Аум Сенрикё, или после, но сектанты соблюдали множество конспиративных мер предосторожности. А здесь вопли буквально на каждом шагу - убивают! И что? Все шепчутся по углам о чертовщине. Не говорят вслух, не разыскивают убийц, не ищут отравителей, скрытых психозов и врожденных пороков сердца у умерших. Только шепчутся.

Спрашивается, мыслимое ли это дело? Ответ - одинокая журналистка перед лицом такой угрозы возможна только в воображении авторов фильмов-ужасов и человеческих кошмарах. А почему это сделали создатели фильма? Ответ есть в "Семнадцати мгновениях весны". Это речь толстого генерала в поезде, адресованная Штирлицу - помирать страшно только в одиночку, а всем вместе ничуть. Зрителя, сочувствующего героине, и отождествляющего себя с нею, необходимо на подсознательном уровне отсечь от общества, оставить один на один со смертью.

Смерть сестры героини на даже на таком фоне выглядит примечательно. Единственное рациональное объяснение было дано сыну журналистки - может быть какая-то болезнь. Прозвучало только ряд вопросов, накалявших атмосферу почему закрытый гроб и т. д. Да она должна была брать врачей за глотку и вытрясать из них все, что они могли об этом сказать. Этого ничего не показано. Здесь авторы фильма просто не отвечают на животрепещущий вопрос. Вместо них должно отвечать растревоженное зрительское воображение!

Второй набор проколов - это процесс убеждения героев в их скорой смерти. Героиню убедили собственные впечатления, фотографии, но окончательно она поверила, когда посмотрел кассету сын: это был уже не столько процесс убеждения, сколько запугивания - она верила скорее из опасения, что это будет правдой и умрет сын. А убеждение мужа! Как только журналистка продемонстрировала бывшему мужу свою смазанную фотографию, его первой реакцией должен быть скептицизм! Еще до просмотра кассеты он должен был бы исследовать это явление. Может, просто не исправен фотоаппарат? Может это розыгрыш? Нельзя ли его провериться в случайном фотоателье? Фотография отдельно жены, отдельно его, а потом общая? Но у него это не вызывает ни малейших вопросов. Он просто верит. Авторы фильма попытались придать достоверности этому моменту, показав предварительно зрителю смазанные фото ныне покойной сестры и неудачливой четверки. Но ведь он то их при тех же самых правдоподобных условиях не видел, не проверял! Реакция бывшего мужа абсолютно недостоверна. Если исследовать этимологию именно этого момента, то здесь прямая дорожка к циклу фильмов "Омен". Там антихрист родился в семье американского дипломата. Его фотографии или фото машины, в которой он сидел, выходили слегка дымчатыми. Найдите корни предрассудка, и вы наполовину излечитесь от него!

Следующим узловым пунктом несоответствий есть скрытность персонажей. Двум рационально мыслящим людям (журналистам!) было предметно доказано, что скоро они умрут. При наличии абсолютно объективного критерия сглаза смертности людей и смазанности фотографий - ни один из них не подумал обратиться в полицию. Естественно, скажут некоторые читатели этих строк, их бы посадили в психушку. Но, во-первых, там нет ни телевизора, ни телефона и за тобой есть присмотр. Во-вторых, можно же сделать по уму. А журналисты должны уметь подавать товар лицом. Дать посмотреть этот фильм какому-нибудь важному полицейскому чину, важному чиновнику. Доказать просмотревшему фильм, что даже своей надгробной фотографии он теперь сделать не сможет. В крайнем случае: показать кассету по телевидению. Суть в том, что стоит только сделать свои проблемы проблемами государства - тысячи людей придут к тебе на помощь.

Наконец, есть еще один аспект опубликования этого видеопроклятья. Если не поможет тебе - то пусть будут предупреждены другие люди. Пусть они готовятся к отражению этой беды, а не молча ожидают ее ударов.

Журналисты же молчали, не исполняя журналистского долга. Просто зрителя опять оставляют уже не наедине, но в тесной компании со смертью. Пусть попотеет.

Очередной комплекс недостоверностей: отсутствие мер активной обороны. Журналисты действовали в рамках жанра, не предпринимая почти ничего рационального. За телефонное время надо платить. Поэтому телефонные компании ведут строжайший учет - кто позвонил, куда позвонил, как он это сделал (сотовый телефон, проводной, пейджер). Любой звонок, уж тем более в Японии, отличается тем, что он строго документируется. Поэтому главные герои должны были пробить этот вопрос по всем возможным каналам. А если бы к ним на помощь пришла полиция - о-о-о, это было бы совсем хорошо. Второй собеседник был бы выловлен с быстротою необычайной. Будь это человек, не повезло бы ему. Будь это самозародившийся в телефонной сети сигнал - его параметры были бы немедленно исследованы и это приблизило бы людей еще на шаг к разгадке.

Далее, если установлен факт предсмертного звонка жертве, то все телефонные линии вокруг себя надо быстрее отключить, обесточить, уничтожить. Телефонные аппараты разбить. То же относиться и к телевизорам, мониторам и вообще всему электрическому. Все подступы к занимаемому тобой домику надо заминировать. Если нет мин - вырыть волчьи ямы. Размотать колючую проволоку.

Но если человек не доверяет оборонным мероприятиям, и не надеется остановить призрак материальными средствами - то надо идти к людям. Помните тот эпизод, когда перед бывшим мужем промелькнули ножки в белых туфельках, то это явное нагнетание ситуации. Подразумевается, что так ведьма компенсировала отсутствие звонка сразу после просмотра. Но почему взгляд журналиста останавливается только на туфельках? Почему он сразу не посмотрел ей в глаза?! В густой толпе никакой призрак не сможет схватить тебя! Если каждый метр пространства заполнен человеческими телами и за тобой ежесекундно следят тысячи глаз - в мистическом смысле тебе ничего не угрожает. Ведь этот призрак доступен зрению других людей, о чем свидетельствует сумасшедшая девочка, и если ведьма нацепит свое кимоно и сделает зачес челки на лицо, то либо толпа в панике разбежится, попутно затоптав эту Садако, либо не допустит ее к жертве.

Но если и этому средству нет веры - то почему нельзя заснуть практически мертвым сном? За несколько часов до срока наглотаться снотворного в большой дозе. Тогда, с одной стороны ты будешь спать и не сможешь почувствовать этого смертельного страха, с другой стороны - ты будешь под присмотром врачей. И если призрак нематериален, то он тебе ничего не сделает, а если материален - он имеет шанс поймать от врача в больнице, где будут откачивать пациента, скальпель между глаз.

Так же абсурдность концентрируется в поисковых действиях героев. Они бросаются на поиски Садако и совершенно не замечают вторичных персонажей. Весьма любопытен момент с кассетой: если есть кассета, вызывающая безвременную кончину, то люди, которые ее распространяют, должны быть немедленно подвергнуты допросу с пристрастием. Ведь если подумать, этот домик немедленно после смерти четверки должен был приобрести популярность, как приобретают известность британские замки с привидениями. Какие шикарные свидания обещали бы влюбленные друг другу в месте, от которого так щекочет нервы? Да у стойки хозяина мотеля должна была выстроиться очередь из желающих переночевать в этом проклятом домике. Естественно, эти люди не молчали бы, а чесали языки. Кассету при этом неизбежно вытащили бы на свет и просмотрели. И хозяин заведения сделал бы это первым. А вместо туристического ажиотажа журналистка наблюдает полный штиль.


Еще несколько книг в жанре «Русская классическая проза»

Первые уроки, Наталья Долинина Читать →

Гонцы, Юрий Домбровский Читать →