Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Белов Роберт Петрович
 

«Я бросаю оружие», Роберт Белов

Иллюстрация к книге

Перед вами повесть, которая была написана и предложена вниманию издательства почти тридцать лет назад. Ее не опубликовали — не ко «двору» пришлась в то время, сработал страх перед густым настоем еще одной правды.

Действие повести происходит в знаменательный день — 9 мая 1945 года. Главный ее герой — четырнадцатилетний мальчишка, грубый и нежный, оболваненный тотальной пропагандой и пытающийся думать самостоятельно. Он и его сверстники привыкли жить «по законам военного времени», родителям — у кого живы — не до них; школа сама загнана в жесткие рамки догм; а солдаты второй мировой, что возвращаются или по ранению попадают в провинциальный город во глубине России, учат пока только тому, что сами поняли; а улица и рынок учат жестко и по-своему...

В голове мальчишки настоящая каша: блатной «кодекс» и готовность к самопожертвованию, чистая первая любовь и ханжество, стихи и воровская «феня»...

Он пока не читал Сэлинджера и не знает, как американский подросток Холден Колфилд рассказал, тоже на мальчишечьем жаргоне, о жизни собственной души. Он не читал Хемингуэя, и tenente Генри, прошедший мясорубку первой мировой войны и сказавший «Прощай, оружие!» — пока не брат ему. Но такие мальчишки подрастут и во многом разберутся сами. Они прорвутся сквозь ложь (поэтому и звучат в повести время от времени стихи — эхом из будущего, звуком пришедшей к ним настоящей родной речи). Они прорвутся, и кодекс мальчишеской чести, которому они остались верны, основанный все же на вечных законах нравственности, будет светить им из горьких сороковых через полные иллюзий шестидесятые в трудные девяностые.

Словарик

(по-науч. глоссарий*; жена вразумила), который, по мнению редактора книги, совершенно необходим для многих читателей (не делать же сноски на каждой странице); составлен самим автором.

Базланить, базлать — по словарю Даля, прм. (т. е. пермское), сиб., влд. и твр. кричать, орать, горланить; но и — реветь, плакать, вопить, выть.

Барнаулить — то же самое, что и базлать; видимо, сибирско-уральский, местный жаргон, сленг.

Бекицер! (еврейское) — быстро! еще точнее — короче!, перешедшее в одесский и блатной жаргоны.

Берко-кантонист. Кантонист — солдатский сын, в аракчеевские времена (начало XIX века) с детства приписанный к военной службе рядовым. «Берко-кантонист» — рассказ неизвестного автору этой книги еврейского писателя о тщедушном, в чем душа держится, замученном казарменной жизнью мальчишке.

Бикса — по словарю А.Г. Бронникова и Ю.Д. Федорова «жаргона, употребляемого преступным элементом», выпущенному в свое время для служебного пользования Управлением исправительно-трудовых учреждений Пермской области, — «молодая, красивая женщина, обычно сожительница вора, заслуживающая полного доверия у преступников».

Битки в дверях, битки врастяжку, суп-харчок и т. д. — иронические, пародийные названия дежурных столовских блюд.

Ва’сар (васер, вассер, то же — шухер) — согласно словарю Бронникова и Федорова, сигнал опасности, состояние опасности.

Держать мазу. Маза — у тех же Бронникова и Федорова поддержка, заступничество, круговая порука. Мазу держать — 1) защищать соучастника; 2) ухаживать за девушкой. Вероятно, одно из самых древнейших слов в блатном лексиконе, однокоренным которому наверняка является общеизвестный «мазурик», превосходно знакомый еще Далю и благополучно пребывающий в языке блатарей до се, только уже не в значении вора вообще, а в узко профессиональном — «карманник».

Дотункать, дотункаться — понять, догадаться, додуматься. В словарях нет. Видимо, местный, уральский жаргон.

Здреш, здрешной — шальной, одурелый, сумасбродный, угорелый. Отсюда и «на здрешака» — как «наскоком», «на арапа», «на шермака»... Попробуй вот объясни! Тоже не из словарей.

3обать — курить. В современных словарях нету. Однако очень широко употребимо (было, по крайней мере). В «Толковом словаре» Даля означает «хлебать, жадно есть». Так вот трансформировалось смысловое значение слова. Все-таки языкотворцем остается народ — даже в своей пацаньей части.

Изгаляться. У Даля — «прм. арх. (пермское архаичное) насмехаться, зубоскалить, глумиться, подымать на смех, дурачиться». Ну уж и архаическое, если оно оказалось одним из самых ходовых в лексиконе, поди, всех русских огольцов образца 40-х годов нынешнего уже века, особенно в форме «сгальничать» (по тому же Далю — «вост. изгаляться, зубоскалить, насмехаться»)! Неисповедимы же пути рождения, перерождения и возрождения слова в гуще народа; из древности — прямо в современный сленг...

Ко’цать — согласно словарю воровского жаргона Бронникова и Федорова — примечать. Но: коцаный — меченый (коцаные карты — меченые карты); коцануть — убить; коцы — валенки с обрезанными голенищами; в книге покоцать — пометить, порезать лицо или глаза ножом, а больше бритвой.


Еще несколько книг в жанре «Современная проза»

Дело №888, Виталий Кравчук Читать →