Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Верещагин Петр
 
Данная книга доступна для чтения частично. Страницы с 2-й по 2-ю недоступны.
Прочитать полную версию можно на сайте нашего партнера: читать книгу «Слово убийственной силы».
Или можно прочитать первые страницы книги.

«Слово убийственной силы», Петр Верещагин

Так было, так есть и так будет, пока человек не исчез...

Редьярд Киплинг «Боги Азбучных Истин»

«...И было слово мое дождем, и поднимались собратья мои, как пшеничные колосья под весенними каплями. И было слово мое громом, и склонялись подданные мои, как пшеничные колосья на ветру. И было слово мое молнией, и падали враги мои, как пшеничные колосья пред серпом жнеца...»

Писец-дабир умолкает, повинуясь резкому жесту владыки.

Табличка из обожженной глины сообщает то, что некогда сказал о предке лугаля-царя его предок, слово в слово повторяя то, что в свой час говорил предок его предка о предке царского предка. Раз сказано и записано верно, к чему что-то менять?

Верные и справедливые думы дабира, однако, не защищают от речей лугаля. Медленные и тяжелые, каплями расплавленной меди падают слова на спину хранителя царских архивов.

– Собратья мои ждут от меня дождя, но дождя золотого, драгоценных даров и богатых подношений. Подданные мои склоняются от грома, но гром этот поднимают чиновники и сборщики налогов, колотя палками по их тупым головам. Враги мои падают, сраженные молниями, но молнии эти – секиры, копья и стрелы войска моего.

Ты знаешь слова, писец, ты умеешь сохранять их в глине, чтобы передать нашим потомкам. Скажи, предки наши тоже говорили не то, что делали? Или писцы записывали только слова, а не дела?

Хранитель архивов хранит молчание.

– Я даю тебе шесть лун сроку, писец. Или ты за это время разыщешь для меня слова, которые заменят золото, чиновников и армию – или будешь записывать все как есть, а не как оно хотелось бы.

Хранитель архивов с низким поклоном удаляется.

 

Он рассказывает о приказе владыки школьным друзьям – одни служат писцами у мелких начальников и чиновников, другие работают на храмы, третьи сами стали жрецами и посвящены теперь не только в секреты запечатления слов на мягкой глине. Некоторые сочувствуют хранителю архивов, некоторые не понимают, зачем этот безумец цепляется за старые слова: если лугаль хочет записать что-то, надо записать это именно так, как того желает владыка.

Помочь, однако, не могут даже самые мудрые из жрецов. Нет для царя таких слов, что заменили бы армию, чиновников и золото. Наверное, будь они, цари древности прекрасно обошлись бы и без золотой казны, и без толпы помощников-чиновников, и без грозных армий... но если нарушить традицию и записывать слова, которые владыка произносит на самом деле, кто ж из потомков поверит, будто он был богорожденным царем! мол, говорит по-нашему, ест-пьет тоже по-нашему, друзьям дарит дорогие подарки – по-нашему; выбивает из подданных налоги – да, это по-нашему; посылает армию, чтобы порубить врагов на салат – наш человек, наш, но при чем тут боги?..

Жрецы это понимают лучше всех и не скрывают от хранителя архивов пагубности такого нарушения. Если народ сочтет, что владыка, богорожденный царь, лугаль отличается от простых смертных только титулом – этого титула весьма скоро не станет, как не станет и царя...

Удрученный, дабир отправляется в странствия, послушать чужеземных мудрецов. Не только от дурной головы ногам горе, от умной тоже случается. Он спрашивает совета у горных мудрецов, у пустынных отшельников и духов тростниковых плавней, но ответа нет.

А шестая луна уже на исходе...

Хранитель архивов возвращается в родной город, решив: паду лугалю в ноги и расскажу обо всем, а там пусть казнит или милует. Он готовит завещание, прокатывает по влажной глине резной цилиндр семейной печати и зовет соседей как свидетелей. Те послушно оставляют на табличке оттиски и уходят, и только последний спрашивает:

– Что такого стряслось, сосед? Больным ты не выглядишь, так зачем готовишься умирать прежде времени?

Писец столько раз уж рассказывал свою печальную историю, что не все ли равно, одним больше, одним меньше... Сосед – простой горшечник, что он может знать, чем он может помочь?

А тот, выслушав, кивает: да, друг, нелегкая тебе досталась задача, и ведь если предки что и знали – все знания их тут, у нас под ногами, ведь и мы, и они созданы богами из глины и в глину уходим...

Полночи дабир ходит из угла в угол.

Утром, надев парадные сандалии и чистую накидку, отправляется к царю.

– Ну как, отыскал нужные слова? – интересуется владыка. Он сегодня в хорошем настроении, не как тогда.

«Может, повиниться, наверняка же простит...» – мелькает мысль.

Но потом с языка слетает заготовленная ночью речь.

Данная книга доступна для чтения частично. Страницы с 2-й по 2-ю недоступны.
Прочитать полную версию можно на сайте нашего партнера: читать книгу «Слово убийственной силы».
Или можно прочитать первые страницы книги.

Еще несколько книг в жанре «Фэнтези»

Жажда мести, Дин Андерссон Читать →