Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Вудхауз Пэлем Грэнвил
 

«Этот неподражаемый Дживз», Пэлем Вудхауз

ГЛАВА 1

Дживз шевелит мозгами

- Привет, Дживз, - сказал я.

- Доброе утро, сэр.

Неслышно ступая, он поставил чашку с живительной влагой на столик у кровати, и я с наслаждением сделал первый глоток. Как всегда, чай был заварен лучше некуда. Не слишком горячий, не слишком сладкий, не слишком слабый, не слишком крепкий, в самый раз молока, и ни капли на блюдце. Потрясающий малый Дживз. За что ни возьмётся, делает на все сто. Я никогда не устану повторять, что второго такого нет, и вот вам пример: камердинеры, которые перебывали у меня до Дживза, все до одного врывались ко мне по утрам, пока я спал, повергая меня в жуткое состояние, но Дживз, наверное, с помощью телепатии знает, когда я проснусь. Он всегда вплывает в комнату с чашкой чая ровно через две минуты после того, как я возвращаюсь к жизни. Сами понимаете, когда утро начинается хорошо, то и днём всё идёт как по маслу.

- Погода хорошая, Дживз?

- Необычайно мягкая, сэр.

- Что новенького в газетах?

- Небольшой кризис на Балканах, сэр. Других новостей нет.

- Послушай, Дживз, вчера вечером один знакомый в клубе посоветовал мне загнать последнюю рубашку и поставить все деньги на Флибустьера. Забег сегодня в два часа. Как ты думаешь?

- Я бы не советовал, сэр. Конюшни не пользуются доверием.

Мне этого было достаточно. Дживз знает. Ума не приложу откуда, но знает. В былые времена я посмеялся бы и сделал по-своему, а в результате остался бы с носом. Сейчас я научен горьким опытом.

- Кстати, о рубашках, - вспомнил я. - Мне прислали дюжину розовато-лиловатых, которые я заказывал?

- Да, сэр. Я отослал их обратно.

- Обратно?

- Да, сэр. Они вам не к лицу.

По правде говоря, я не сомневался, что эти рубашки - последний крик моды, но перед незаурядными знаниями Дживза я склоняю голову. Слабость? Ну, не знаю. Многие парни наверняка считают, что их камердинеры должны гладить брюки, и всё такое, и не соваться, куда не следует; но у меня с Дживзом другие отношения. С самого первого дня, как он у меня появился, я считал его своего рода наставником, философом и другом.

- Несколько минут назад вам звонил мистер Литтл, сэр. Я сообщил ему, что вы ещё не проснулись.

- Он просил что-нибудь передать?

- Нет, сэр. Мистер Литтл упомянул, что ему необходимо обсудить с вами нечто важное, но ничего не стал объяснять.

- Ладно, увижусь с ним в клубе.

- Несомненно, сэр.

Честно говоря, я не горел желанием с ним встречаться. Бинго Литтл неплохой парень; мы вместе учились в школе и сейчас тоже виделись довольно часто. Он - племянник старикана Мортимера Литтла (возможно, вы слышали: "Смазывай мазью Литтла ноги - лучше будешь ходить по дороге"), который недавно удалился от дел, нахапав кучу денег. Бинго шляется по всему Лондону, получая от дядюшки вполне приличное содержание, и, в общем, ведёт беззаботную жизнь. Когда ему хочется сообщить мне нечто важное, это, как правило, означает, что он откопал новый сорт сигарет, которые я обязательно должен попробовать. Короче, его звонок меня не обеспокоил.

После завтрака я закурил и подошёл к открытому окну. День стоял чудесный.

- Дживз, - сказал я.

- Сэр? - Он убирал со стола, но, услышав голос своего господина, почтительно выпрямился.

- Ты был абсолютно прав. Погода прекрасная. Изумительный день.

- Совершенно справедливо, сэр.

- Весна, и всё такое.

- Да, сэр.

- Весной, Дживз, ирис расцветает, а птички порхают.

- Вне всяких сомнений, сэр.

- Вот-вот! А посему тащи мою трость, мои самые жёлтые ботинки, мою самую зелёную фетровую шляпу. Я отправляюсь в Гайд-парк.

Интересно, вы испытывали когда-нибудь такое особое чувство, которое возникает в конце апреля - начале мая, когда небо синее-синее, облака как вата, а с запада дует лёгкий бриз? Чувство приподнятости, вот как я бы его назвал. Романтическое чувство, знаете ли. Вообще-то я равнодушен к особам женского пола, но сегодня мне почему-то жутко захотелось, чтобы ко мне подбежала какая-нибудь девушка и попросила спасти её от разбойников или ещё от чего-нибудь. Поэтому меня как холодной водой окатило, когда я неожиданно столкнулся нос к носу с малышом Бинго Литтлом в омерзительном сатиновом красном галстуке, разрисованном подковами.

- Привет, Берти, - сказал Бинго.

- Великий боже! - Я поперхнулся. - Что у тебя на шее? Зачем? Почему?

- А, ты о галстуке. - Он покраснел. - Я: мне его подарили.

Бедняга так смутился, что я не стал ни о чём его расспрашивать. Мы молча прошлись по парку, затем сели в кресла у Серпентина.

- Дживз передал, что ты хотел со мной поговорить, - сказал я.

- А? - Бинго встрепенулся. - Ах, да. Конечно.

Я приготовился выслушать очередную потрясающую новость, но разговор не получился. Он сидел с остекленевшими глазами, тупо глядя перед собой.

- Послушай, Берти, - прорвало его примерно через час с четвертью.

- Ау!

- Тебе нравится имя Мэйбл?

- Нет.

- Нет?

- Нет.

- Тебе не кажется, что в этом имени слышится музыка, подобная шуршанию ветерка в ветвях деревьев?

- Нет.

Он помрачнел, затем лицо его посветлело.

- Ничего удивительного. Ты всегда был бездушным, бессердечным, жалким червём.

- Как скажешь. Кто она? Валяй, выкладывай.

Я понял, что бедняга Бинго взялся за старое. Сколько я его знал - мы вместе учились в школе, - он вечно в кого-то влюблялся, особенно весной, которая действовала на него, как красная тряпка на быка. В школе у него была самая большая коллекция фотографий киноактрис, а в Оксфорде его романтические наклонности вошли в поговорку.


Еще несколько книг в жанре «Юмористическая проза»

Хумор, Сергей Куприянов Читать →

Рассказы, Николай Курьянчик Читать →