Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Гросс Павел
 

«Скалли», Павел Гросс

Павел Гросс

Скалли(c)

(из цикла рассказов "Темные истории" (c))

Привет, привет, проходи, не стесняйся... Только не шуми, пожалуйста! Видишь, на моих коленях лежит старая книга. Это очень древний трактат о... ведьмах. Ну не шуми же, прошу тебя. Ты взволнован?! Давай-ка лучше я на минутку отложу свое чтение и расскажу тебе об одной из них... ведьме по имени Скалли.

О, мученица, смерть принявшая за Правду, Когда воспрянет мир от власти Предрассудков, Покрывших память о тебе Гнуснейшей ложью, Пусть о тебе вспомянут Добрым словом.

Джон Гринлиф Уиттер

Год 1582 от Рождества Христова... Протяжно звонили церковные колокола, обернутые в мокрую холщовую ткань, чтобы сделать этот набат еще более печальным. Бедную девушку вывели немного вперед толпы и тут же силой заставили опуститься на колени. Стоя на расцарапанных в кровь коленях, на грязной от вчерашнего дождя земле, перед зрителями, она должна была с минуты на минуту выслушать решение суда. На широкую площадку перед нагромождением веток для костра вышел ассистировавший священник и произнес долгую, изнурительную проповедь. По окончании чтения псалмов и молитв Скалли приготовилась выслушать приговор суда. Ее обвиняли в колдовстве... - Итак, - громко прокричал писарь, - я готов зачитать приговор относительно Лейпцигской ведьмы Скалли! Он сделал паузу и посмотрел на высоких особ, чинно восседавших в ложе для специально приглашенных лиц: нескольких священников, мэра города, четырех судебных чиновников, двенадцати судебных помощников, двух стражников и двух школьных учителей. Все они разом переглянулись, думая в этот момент не о бедняжке, ожидающей своей неминуемой смерти, а о банкете, на котором им предстояло присутствовать после сожжения обвиняемой. Скалли тяжело вздохнула, понимая, что теперь ничто не может повернуть время вспять. Она вспомнила все то, что с ней произошло за последнее время. Нет, ей нужно было согласиться со всем тем, что ей приписывали, иначе... иначе ее снова бросили бы в темницу и подвергли пыткам, еще более страшным, чем те, которые она уже перенесла. Она подняла голову к небу и попросила бога лишь об одном, чтобы все это действо скорее закончилось... - Мы, Скалли Пеллер, внимательно рассмотрев все без исключения пункты, по которым вас обвинили и обвиняют теперь, в нашем присутствии, - продолжил писарь. - И полностью исследовав все ваши показания, а так же показания ваших зримых и незримых сообщников и ваше собственное признание, сделанное перед всеми нами, скрепленное священной присягой на библии, в соответствии с законом, в равной степени, так же, как и показания и обвинения свидетелей, и другие вполне законные доказательства, основываем свой вердикт только на том, что сказано и сделано только во время этого суда! На обоснованном законном основании мы, все присутствующие согласны с тем, что вы и ваши помощники полностью отрицали нашего единого и триединого бога - создателя и творца всего сущего на Земле, и что вы поклонялись Сатане, старинному и безжалостнейшему врагу всего человечества! Вы поклялись при помощи заклинаний на шабаше ему в вечной верности, отвергнув при этом ваше святое крещение водой, а так же и всех тех, кто был до этого вашим покровителем. Вы прокляли место в Раю и вечное спасение, купленное нашим Господом для вас и всего человечества своей смертью. Так же вы все отреклись перед своим господином - Сатаной, представшем перед вами в человеческом обличии, и он - неистовый Дьявол снова окрестил вас, все той же водой, принятой вами. Вы сменили свое имя, данное вам при крещении господнем в святой купели, приняв иное, ложное, при лживом крещении. В залог верности перед Сатаной вы одарили его отрезом своей одежды. Тогда-то прародитель тьмы стер ваше имя из книги жизни и вечного спасения! Затем он повелевал вам вписать ваше новое колдовское имя в черную книгу, специально припасенную для всех тех, кто проклят на веки вечные адом преисподней. Чтобы связать вас более крепкими, неразрывными узами для более страшного предательства и богохульства, он оставил на вашем теле страшную мету печать тьмы, в знак того, что вы полностью принадлежите ему. Вы же в ответ поклялись ему в покорности и поклонении. Это происходило в тот момент, когда вы вызывали его, стоя обнаженной в центре круга на центральной площади нашего города. Вы и ваши сообщники связали себя попранием голыми ногами образа и креста нашего Господа. Вы подчинились Сатане, поместив меж своих ног посох, предварительно смазанный неизвестной нам отвратительной мазью, принесенной вам из недр самой преисподней. Тогда-то вы приобрели способность лететь по воздуху в самые лунные ночи к указанному месту в положенный час, приспособленное лишь для самых, что ни на есть гнусных преступников и лишь сам Люцифер мог переносить вас туда и обратно. Там же, на шабаше ведьм и колдунов, чародеев и заклинателей, преступников-людоедов и еретиков, всех тех, кто искренне поклоняется Дьяволу, вы жгли самый вонючий в Мире костер, множественно совокуплялись, прыгали в пьяном танце и играли в азартные игры в честь вашего премьер-министра черного демона Вельзевула, князя князей всех дьяволов, находившегося на ваших безумных пиршествах в обличии черного, уродливого козла с огромными, витыми рогами. Вы хорно, песнопениями восхваляли его, как Господа нашего и подползали к его заду на коленях, в надежде прикоснуться мокрыми он слюны губами к его анусу. В этот момент Скали чуть было не стошнило. Нет, до этого могли додуматься лишь те, у кого было не все в порядке с головой. Она ясно вспомнила свою первую любовную ночь... Юноша Рихард сильно ее испугал всего-лишь поцелуем, не говоря обо всем остальном, а тут... - ... предлагали ему, - гулким эхом звучало в ее голове, - горящие напрестольные свечи, и... о, ужас, с великим почтением целовали его в вышеупомянутый анус, не сплевывая ту грязь, которая липла к вашим губам после этого гнуснейшего из гнуснейших действ. Вы нарекали зад Вельзевула именем Бога, нас создавшего, призывая его в этот момент, к себе в помощники. Вы призывали его лишь для того, чтобы отомстить за себя тем людям, которые когда-либо обидели вас при разнообразных обстоятельствах! Вы жаждали кровного наказания все, кто отверг по каким-либо причинам ваши просьбы, а соответственно и самого Создателя! Когда же Князь Тьмы давал вам наставления, вы вволю наслаждались собственной злобой в своем черном колдовстве, очаровывая в последствии, как людей прямоходящих, так и живых тварей, умерщвляя множество ни в чем не повинных младенцев при помощи вышеупомянутого Дьявола! Вы насылали в одиночестве или на шабашах различные проклятия человечеству: потерю молока роженицам и скоту, изнурительные болезни и другие, не менее серьезные расстройства человеческого и животного организма... Более того, вы душили даже собственных детей, закалывая и рассекая их головы атаме - грозными колдовскими мечами и шпагами; а затем тайно, лунными ночами, выкапывали их окоченевшие трупы и приносили их для всеобщего веселья на шабаш. В этот момент Скалли вспомнила, как умирал ее незаконно рожденный малыш. Его тело била сенная лихорадка; он постоянно корчился от истошной боли, пронзающей тонкими спицами все его конечности, а священник, пришедший к нему, лишь сделал свой приговор: на все воля Божья, да прибудет с ним Бог единого человечества! Отец мальчика... Что отец?! Он не мог показать носа из собственного дома. Он сказал Скалли в тот момент, когда ребенок умер: - Забудь, что я когда-либо существовал в твоей жизни... Иначе я сам об этом рано или поздно позабочусь... Писарь сделал короткую паузу в произнесении приговора Лейпцигской ведьме. Но после того как он немного отдохнул, продолжил свою речь с еще большим упорством: - Убиенных младенцев вы предлагали в качестве жертвоприношения своему теперешнему отцу - Сатане, восседающему на своем золотом троне перед вами. Вы на вертелах, прикрепленных над кострами, вытапливали из детских трупов сало, сохраняя его в специальных сосудах для личных колдовских нужд. Отрубали умершим головы, руки и ноги, и потом с великим наслаждением отвратно пожирали их... В толпе зевак, пришедших посмотреть на казнь, послышался злой ропот. Кто-то громко выкрикнул: - Нужно срочно сжечь эту подлую колдовку! - Предать ее немедленно огню! - послышалось с другой стороны толпы. - Нет, - монотонно продолжил писарь. - Мы осуждаем ведьм и колдунов по всем нашим законам. Нужно довести церемонию до конца. Итак... Вы постепенно, шаг за шагом добавляли грех к греху: мужчины совокуплялись с суккубами, а вы и ваши соплеменницы - женщины, развратничали с инкубами! Вы в этих извращенных соитиях совершали страшнейшие грехи содомии. И прошу всех присутствующих вспомнить о Змее из Рая и о его грехе: вы брали в свой рот, полученным из церкви Господа нашего во время причастия, святые дары, а затем выплевывали их на грязную Землю, презирая и богохульствуя над Господом Богом! Все перечисленные и не перечисленные наитягчайшие и гнусные из гнуснейших преступления, прямо осуждаются Господом нашим и караются по всем правилам и законам святой Инквизиции! По этому: Мы, брат Влоррус, архиепископ ордена доминиканцев, доктор богословия и старший инквизитор Авинцонна, заседая в трибунале, всеми именами Господа нашего распоряжаемся составить и подписать данный окончательный приговор, в соответствии с предписаниями и законами, всех почитаемых теологов и просвещенных юристов, смиренно и праведно моля при этом Господа нашего о спасении Иисуса Христа и Пресвятую деву Марию, официально приговариваем и объявляем вас, Скалли Пеллер, и ваших зримых и не зримых помощников настоящих вероотступников, дьяволопоклонников, оскопивших грехом супружеские узы, всех чародеев и ведьм в вашем лице, еретиков, ворожей и убийц, сатанистов и всех приверженцев адского закона, бунтовщиков против самой Святой Веры - обвиняемыми во всех злонамеренных вышеперечисленных преступлениях и оскорблениях... Бедная, истерзанная девушка после этих слов потеряла сознание и впала в беспамятство. Ее сердце, бешено стуча, словно обезумевшие колокола церковных храмов, почти мгновенно вернуло ее в тот день, когда ее впервые пытали... Она стояла в каменном мешке темницы, где-то в недрах подземелья, прятавшегося под домом архиепископа. - Хм, - прошипел Папа, подходящий все ближе и ближе к ничего не понимающей Скалли. - Ты и есть та самая ведьма, которую обвиняет некто Шпренхер? Он не спеша, обошел молодую особу, обведя похотливым взглядом ее пышные формы: - Что будем делать? - Но я... - прошептала напуганная девушка. - Я, если честно, отец, ничего не понимаю. - А что тут понимать? Шпренхер обвиняет тебя в том, что ты убила при помощи своего колдовства его малолетнего сына... Священник на секунду замолчал, будто подбирая необходимые для разговора слова. - Однажды ты одолжила ему немного денег, но... Он не мог тебе вернуть долг, а ты, воспользовавшись сакральным мастерством Сатаны, погубила его первенца. Говорят, что после похорон ты выкопала труп ребенка и съела его. Это так? - Нет, Святой отец. Посмотрите на меня... Разве я способна на подобное богохульство?! Папа медленно опустил глаза на обнаженные, виднеющиеся в разорванном подоле платья прекрасные ноги девицы. Они, словно магнит поманили бы к себе любого, кто хотя бы раз посмотрел на них. - Да, - вздохнул он, - я думаю, что смогу помочь тебе, если... Но, боюсь, ты не пойдешь на сделку со мной. Скалли недоуменно посмотрела на Папу. - Что вы хотите получить взамен моему освобождению? - робко, почти рыдающе спросила Пеллер. Священник вплотную подошел к девушке. Еще секунда и она, оказалась в его крепких объятиях. - Я хочу, чтобы ты стала на миг моей, дьявольская чертовка! - закричал Папа, срывая остатки платья с вершинообразных плеч Скалли. - Я хочу, чтобы ты, сука, показала мне, как совокупляются с Дьяволом! Обезумевшая от необъяснимой наглости мужчины девушка упала на пол и... Первое, что она услышала, когда открыла глаза - это слова архиепископа Авицонны: - Эта сатанинская стерва набросилась на меня и оцарапала в кровь мою щеку! Девушка слегка приподняла голову. Папа стоял чуть поодаль, держась рукой за окровавленное лицо. Он повернулся в сторону лежащей на полу Пеллер и тут же, почти не раздумывая, быстрым шагом направился в ее сторону. Через пару секунд он сидел на корточках рядом с ней. - Ну что, вельзевулская подстилка, - закричал священник. - Ты у меня будешь совсем скоро гореть на костре. А я буду молиться Господу нашему, чтобы ты обязательно попала в Ад. Посмотри, что ты сделала с моей щекой... Он убрал руку. На окровавленной коже отчетливо виднелся глубокий шрам, оставленный ногтями Скалли. В следующее мгновение Папа встал, вытянувшись во весь рост, и что есть силы, ударил девушку носком сапога в бок. Пеллер тут же почувствовала тупую, ноющую боль в том месте, куда пришелся удар. - Заберите эту суку на лестницу. - заорал Авицонна. Вскоре она, в одной подподольной рубашке лежала горизонтально на спине. Немного осмотревшись, Скалли поняла, что твердая поверхность под ней, ни что иное, как инквизиторская дыба, которую боялись практически все жители Лейпцига. Ее ноги были крепко прикреплены к одному концу дьявольской машины, а руки связаны вместе и вытянуты над головой. После пронзительного выкрика палача: "Поехали!", девушка почувствовала затягивание специального жгута на запястьях своих окоченевших рук и... В следующее мгновение веревка резко сократилась и тело бедной, ни в чем не повинной особы, с неимоверной силой растянулось в воздухе. Она, с головой окунувшись в адское мучение, незамедлительно потеряла сознание...

Скалли открыла глаза от громкого, звучащего прямо над головой звука фанфар и устрашающе-дикого перезвона скорбных колоколов. Эта сумасшедшая музыка от чего-то звучала в глубине ее утомленного сердца... Держа жезл-символ власти перед собой, судья потребовал от чиновников и советников, чтобы суд проводился в соответствии с законом власти. Два бравых солдата силой заставили Пеллер встать с Земли. Они острыми уколами в спину подтолкнули ее к трибуне, на которой восседали величественные особы. Один за другим, чиновники спросили у девушки, за что она осуждена, а потом судья, после короткого совещания объявил свой вердикт. Девица зажала руками уши, но его режущие слух слова все же донеслись до глубин ее подсознания: - Поскольку вы, Скалли Пеллер - Лейпцигская черная ведьма, признаете, что вы, Скалли совершили выше обозначенные преступления так, что я, Скалли Пеллер, находящейся под юрисдикцией саксонских выборных судей города Лейпцига постановляю: вы, за совершенные преступления против отечества и Веры Господней должны быть приговорены к сожжению на костре еретиков... Толпа зевак подхватила последние слова судьи. Девушка опустила руки и скрестила их на груди. Она бросила короткий взгляд на людей, стоящих по периметру обширной площади. Что-то в этой толпе было устрашающее, готовое вот-вот разорвать ее на части еще до того, как она ступит на деревянный помост, застеленный со всех сторон сухими ветками. - Вы, Скалли Пеллер, должны быть тотчас лишены жизни и умерщвлены! закончил судья. Он повернулся в сторону осужденной, преломил свой жезл и незамедлительно приказал облаченному во все черное палачу выполнить его распоряжения. В следующую секунду из глаз бедной девушки рекой потекли горючие, больно обжигающие кожу лица слезы. Она, в этот самый миг поняла, что старуха смерть стоит прямо у нее за спиной... Когда Пеллер была привязана к столбу, послышался последний окрик судьи: - Может быть вы, Скалли, хотите покаяться перед своей смертью? Девушка на секунду задумалась и почему-то вместо слов, молящих о прощении перед Господом, громко вскрикнула: - Я еще вернусь... Вокруг нее запылало адское пламя, постепенно подбирающееся к ее дрожащему от страха телу...

Наше время, примерно 200... год от Рождества Христова... "Ну вот, прощайте мои каникулы". - промелькнуло молнией в голове у студентки Светланы. Сидя в поезде, уносившем ее из родной, знакомой до боли в сердце Москвы, в глухую вымирающую деревню, находящуюся где-то в Ивановской области, она молча смотрела на пробегающие за окном деревья. - Угораздило же родную бабку руку сломать. Вот так, однако, бывает, ты не знаешь, где найдешь, где потеряешь... А ведь, ба-а-а-бу-л-л-ля, прошептала девушка, - Какая-то упертая, наотрез отказалась к нам, в Москву переезжать. Теперь мне, однозначно, придется полоть эти дурацко-дурацкие, многочисленные грядки на ее, безумно большом огороде; таскать воду в алюминиевых ведрах из колодца, и самое тяжелое - ежедневно выслушивать ее бесконечную трескотню-нудятину... А наши ребята в это время будут балдеть под горячим Сочинским солнцем. Жуть... Они будут кайфовать у бочки, переполненной сухим вином. А мой Сережка, наверняка, увлечется какой-нить загорелой блондинкой, облаченной в умопомрачительное бикини с... открытыми ягодицами... Когда девушка оказалась уже на месте, ей и в самом деле досталось. Практически все домашние хлопоты целиком легли на ее хрупкие плечи. Бабушкина травма упорно не поддавалась никакому лечению. Лунными ночам она от острой, ноющей боли частенько просыпалась и своими истошными стонами будила Свету. Внучка же не раз ей прелагала отвезти ее в городскую клинику. Но упрямая старушка твердила одно: что со дня на день она ожидает визита некоего знатного знахаря. Хваленый знахарь Петр, высоченный, широкоплечий мужчина, лет сорока от роду, с удивительно запоминающимся шрамом на щеке, намазал вонючей мазью ладони своих рук и потер ими травмированное место. В этот момент он что-то еле слышно нашептывал себе под нос. Девушку, наблюдающую за его странными манипуляциями, он почему-то старался не замечать. Когда же Светлана предложила Петру деньги в качестве оплаты за его труд, он как-то осторожно обвел ее презрительным взглядом и... Встряхнув темными кудрями шевелюры, ни слова не говоря, молча удалился из дома. - Н-да-а-а... Петруха-то, - прокряхтела бабушка, медленно поглаживая быстро зажившую рану, - лесничим, поди, работает. Живет, бобыль бобылем, у себя в лесной сторожке. Она там, в чащобе одна стоит, посреди старых деревьев. На людях почти никогда не показывается. Хотя... Бабуля почесала затылок, будто что-то вспоминая, а затем продолжила: - ...если кто заболеет, то обязательно прибежит и поможет. Надо только заранее посылать за ним того, кто похрабрее, да и попроворнее. Светлана заметно удивилась последним словам своей родственницы и шепотом спросила: - Почему похрабрее-то? Он что... того... - Ан нет! С головой-то у Петруши все в полном порядке, любого профессора за можай загонит. Наши-то, деревенские, его сильно побаиваются, говорят чернокнижник он. Девушка, прекрасно понимая, что это не более чем байки, все равно где-то глубоко в душе испугалась. - А появился он в наших краях, - продолжала бабушка, - лет пятнадцать тому назад. Появился... даже не помню, как, но он сам говорил, что пришел сюда откуда-то из далекого прошлого... А, точно, из страны мрака! У него никогда ни бабы, ни родни, ни друзей-приятелей не было. Что и говорить-то, бобыль, он и есть бобыль... Прошло некоторое время и когда здоровье старушки окончательно окрепло, Света, наконец-то, засобиралась домой, обратно в Москву. Она никак не могла дождаться момента, чтобы взять, да и рвануть к сокурсникам в жаркий город солнца и моря - Сочи. Наконец нормально оттянуться по полной программе, а главное, отвадить от своего молодого человека обворожительных девиц, путано подобного вида. Прямо перед отъездом девушка пошла в лес, находящийся прямо за бабусиным огородом: грибков на дорожку пособирать. И вот... Наполнив полную корзину подберезовиков и подосиновиков, и в конец, проголодавшись, она повернула назад, но ее главный ориентир - солнце неожиданно скрылось за налетевшими не весть откуда тучами. Светлана, ничего не подозревая, не спеша, направилась в противоположную сторону. Но когда вместо привычной лесной опушки перед ней возникли, тесно прижавшись одна к другой, мрачноватые темно-бурые ели, она неожиданно поняла, что заблудилась. Сильно испугавшись, девушка попыталась забраться на торчащую поблизости из Земли елку, для того, чтобы определить свое местонахождение, но только сильно ободрала руки в кровь. Спрыгнув с дерева, она, надеясь, все же выйти на дорогу, побрела куда-то наугад. Но однообразный, дикий лес не собирался ее выпускать из своих незримых объятий, а только становился все гуще и страшнее. Постепенно начало темнеть... Когда же солнце опустилось за горизонт, Света увидела тусклый, еле заметный, мерцающий огонек. Она обрадовалась и, собравшись с последними силами, рванула к нему. На бегу горе-путешественница то и дело, спотыкаясь, о еловые корни, торчащие повсюду из земли. Наконец Светлана вбежала на обширное крыльцо огромного бревенчатого дома. Первое, что бросилось ей в глаза - ржавая железная табличка, на которой было криво выведено печатными буквами: "Петрухино леШиводство". Она тихо, кулачком, постучала в дубовую дверь, но на ее стук никто не отозвался. Тогда, решив, что хозяева куда-то вышли, она смело вошла в дом. В доме горел приглушенный свет... При тусклом свете керосиновой лампы девушка рассмотрела сидевшего в дальней комнате знахаря, который недавно помогал ее бабуле справиться с травмой руки. Но тот, нисколько не удивившись внезапному вторжению незнакомки, не проронив ни слова, налил ей резко пахнущего терпкого настоя, а затем накормил ее подстывшей картошкой. Мужчина предложил припозднившейся красавице переночевать у него. Но она испугалась, что бабушку хватит удар. - Нет, нет, спасибо, я, как-нибудь... - отказалась, хотя еле держалась на ногах. Знахарь не стал ее очень уж уговаривать и, прихватив с собой старинный керосиновый фонарь, пошел ее провожать. Вскоре показались очертания деревни. Петр ласково попрощался со студенткой и быстро зашагал к лесу. Света собиралась идти к бабушкиному дому, но, неожиданно что-то заставило ее обернуться через плечо... Тут она увидела, что бобыль-лесник, сидя на корточках, ковырялся в земле, изредка вскидывая длинные руки к темному небу. Ничего не понимающей в колдовстве Свете не могло и в голову прийти то, что колдун аккуратно собрал кусочки земли с отпечатками ее следов, и унес их с собой, в лесную сторожку. На утро девушка, проснувшись, тут же стремглав помчалась в лес. Она почувствовала, что незримая сила буквально вытолкнула ее из бабушкиного дома, и не смотря ни на что, она не могла усидеть на месте. Отыскать затерявшуюся в глухой чащобе сторожку лесника было довольно сложно, но ноги... они сами привели ее к жилищу лесного волшебника. Одетый по последнему слову моды знахарь сидел за большим столом, застланным черной скатертью, с вышитыми на ней огромными кроваво-красными розами. Светлане показалось, что мужчина явно ожидал ее появления. Он жестом пригласил студенту присесть на большой стул с высокой спиной, и осторожно придвинув к ней миску с крупными ягодами земляники, наконец, заговорил: - Эти штучки, - он махнул рукой в сторону ягод. - я специально для тебя собирал. - А как вы... - девушка на секунду замялась, - узнали о том, что я приду?! - Да уж узнал. Это не так сложно, как ты думаешь. - Может быть, вы и впрямь чернокнижник? - не скрывая улыбки, спросила она. Петр повернулся в ее сторону и со смущением в голосе прошептал, приложив к своим губам указательный палец: - Твоя бабушка не обманула тебя. Это чистейшая, правда. В комнате наступила гробовая тишина, частично прерываемая лишь тиканьем настенных ходиков... Колдун посмотрел на Светлану своими бездонными, серо-голубыми, чарующими глазами. Она исподволь взглянула в них, и... В следующую секунду ее сердце бешено застучало, отзываясь гулким эхом в висках. Ей стало не по себе. Она встала со стула и медленно, словно кролик, находящийся перед удавом, попятилась к порогу, но... В следующее, едва уловимое мгновение, по-бабьи застонав, бросилась к нему в распростертые объятия... Впервые в жизни восемнадцатилетняя девушка занималась любовью с настоящим неистовым мужиком, здесь, в глухом лесу, вдалеке от развитой цивилизации. Да, тот первый ее ухажер-ровесник, благодаря которому она в шестнадцать лет лишилась невинности в подъезде собственного дома, считал, что самое важное в сексе - краткость. Их интимная близость каждый раз длилась не более двух-трех минут. Второй же Светланин кавалер, тот самый, смазливый однокурсник Сережка, за которого она совсем недавно переживала, мог скакать на ней целую вечность, но... Его мужские достоинства могли подходить лишь лилипуту, а не парню ростом под два метра. Светлана, любившая секс, ничего не чувствовала, хотя, это никак не мешало ей его любить и ревновать к каждой юбке. Теперешний секс с колдуном напомнил ей сумасшедший аттракцион в "Парке Горького" - "американские горки". После очередного "заезда" она всем телом чувствовала мощнейший оргазм. Она даже теряла несколько раз сознание. "Я... я таю-ю-ю... - шептала она высохшими губами за минуту до полной отключки. - У меня пропало тело... руки и... ноги... Я... я вся буквально растворяюсь в этом дикаре..." Но студентка все же выпрыгнула из горячей постели знахаря и стремглав побежала домой, застегивая по пути измятую блузку, вспомнив о престарелой родственнице, которая при случае могла и ее родителям нашептать о ее тайной связи... На следующий вечер, измучившаяся за день девушка пришла в сторожку... со своими вещами. - Петенька, я обманула бабулю, сказав ей, что уезжаю срочно в Москву, сверкая глазами и, срывая с себя одежду, сказала Света. - Хорошо, что в деревушке не знают, что такое телефон... Ты не будешь противиться, если я застряну в твоем одиноком логове на месячишко?! Она не раз убеждалась в том, что Петр был настоящим колдуном. При помощи тайных заклинаний любую болячку: царапину, порез или ожог, он заживлял быстро, как по приказанию волшебной палочки. Когда девушка сильно простыла и слегла в постель с высокой температурой, он, прошептал пару раз какую-то длиннющую молитву и тут же поставил ее на ноги, будто никакой болезни и не было. Глядя на то, как он буквально оживлял животных: лосей, ежей, лисиц и зайцев, Света весело подшучивала, лукаво щуря глаза: - Наверное, такие персонажи, как Олеся, доктор Айболит и все остальные с тебя списаны?! Ты колдун с большой буквы... Само собой, далеко не все чудеса своего колдовского мастерства демонстрировал Петр влюбившейся до беспамятства в него девице. Но все же она неоднократно видела собственными глазами, как он останавливал или вызывал дождь, менял направление ветра и расчищал от облаков хмурое, надутое небо. - Если бы ты, Светочка все могла знать... - признался однажды он. - Не Олеся с добрым доктором с меня списаны, а другие... Колдун на секунду замолчал, втягивая легкими свежий лесной воздух, а потом, как ни в чем не бывало, продолжил: - Я был инквизитором. Ты, наверное, об этом читала. Кстати, я тебя где-то видел... Только вот не припомню где... Скорее я списан с Кирениянина Симона, из Библейских легенд. Это он, собственно, как и я должен нести свой крест всю жизнь. Я не всегда был колдуном... Однажды ночью Петр вышел из дома. Света, чувствуя гложущее ее любопытство, соскочила с нагретой кровати и, осторожно, поплелась за ним. Так она шла пока... Посреди лесной поляны, раздетый догола знахарь, кланяясь и поднимая к небу руки, молился полной луне, освещающей своим призрачным светом окрестности. Колдун, благодаря врожденному мастерству, сразу же почувствовал на себе взгляд непрошеной гостьи. Он на нее так злобно и дико крикнул, что бедную девушку прошиб от ужаса ледяной пот. И вот лето начало терять свою яркость. Ни один колдун не мог теперь отсрочить приближение осени... Стоя на платформе вокзала и обильно орошая слезами, грудь знаменитого на всю округу колдуна, девушка у которой, по ее же словам "душа расставалась с чем-то родным", обещала вскоре вернуться к нему, ставшему ей ближе, чем муж. Но, оказавшись рядом со своими сверстниками и Сережкой, с которым у нее все же было гораздо больше общего, чем с лесным человеком, она вскоре начала подзабывать летнее приключение. Если она и вспоминала о своем колдовском романе, то только как о дурацком, но довольно пикантном приключении. День за днем Петр и проведенные с ним ночные часы, стали казаться девушке прочитанной в какой-то любовной книге историей, не имеющей никакого отношения к ней самой. И вот однажды зимним вечером... Кто-то слегка тронул ее за плечо, когда Света выходила из дверей института. Студентка осторожно обернулась и... увидела стоящего позади нее знахаря из Ивановской области. Некоторая скованность и ощущение нелепости обстановки сказались на внешности колдуна. Вопрошающе глядя в ее голубые глаза, он некоторое время просто молчал и, наконец, еле слышно прошептал: - Я тут проездом из Германии, вот и решил тебя повидать. Мне ужасно плохо без тебя, моя ласточка. Соскучился... Ты ведь обещала мне приехать. Я так долго ждал... Сушеной малины тебе привез... Чего теперь мне прикажешь делать? Я прошел столько километров... - Знаешь... Уезжай-ка ты поскорее в свое лукоморье. Ты же взрослый человек и, наверняка, знаешь, что хороша ложка к обеду! - грубо отрезала девушка. - Ты ведь колдун, поди, чернокнижник. Почему тогда ты меня не так сильно приворожил?! - Я не могу приворожить твою душу, лишь только тело подвластно моему колдовству, а тело... Знахарь сделал короткую паузу и через секунду продолжил: - Твое тело я однажды взял силой, но это было несколько сот лет тому назад. Вот теперь и маюсь в поисках тебя. Ведь я раньше не был колдуном. Я говорил как-то, что служил архиепископом в Лейпциге. По моему приказу тебя казнили, но ты... ты перед тем, как сгореть на костре крикнула: "Я еще вернусь...". Бог покарал меня, не дав мне умереть в положенный срок. Он заставил меня научиться колдовству и искать тебя днем и ночью, год за годом. Я нашел тебя, но... Ты ответила мне взаимностью и... Колдун по-собачьи, грустно, взглянул на Светлану и, не сказав больше ни слова, ушел. Спустя несколько месяцев в Москву приехала бабушка Светланы. Она-то и рассказала ей, что... - Светуль, ты знаешь, что у нас произошло зимой?! Помнишь знахаря Петра, который мне однажды руку вылечил? Сгорел он... А до того, как умереть, он поджег свой лесной дом. Милиции-то было... уй-й-й, даже голова кругом пошла! У него ведь никого не было. Всей округой деньги ему на похороны собирали. Собрали, хорошо, что благодарных людей-то - пруд пруди. Света, прикурив тонкую, дорогую сигарилку вышла на балкон. "Что же ты натворил, колдун ты мой?! Говорил, что в прошлом спалил меня на костре и сам, в конце концов, свел счеты со своей жизнью тем же способом! Да-а-а... чувство вины за твою смерть у меня теперь останется на всю жизнь" - надрывным колокольным звоном звучало в ее голове.

Через несколько месяцев девушка бросила институт и... отправилась в Германию, в надежде разобраться, прав ли был колдун, относительно того, что она в прошлом была ведьмой, сожженной на костре. Говорят, что Светлана вернулась в Москву через несколько лет. Теперь профессионально занимается только тем, что привораживает возлюбленных, не допуская ни единого промаха в своем ремесле. Только вот... объявлений в газеты принципиально не дает, зато имеет страничку во всемирной сети Интернет. Земля слухом полнится...


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»

Мнимая величина, Станислав Лем Читать →

Непобедимый, Станислав Лем Читать →