Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Гросс Павел
 

«Десять тысяч мертвых американских президентов», Павел Гросс

Павел Гросс

Десять тысяч мертвых американских президентов

(из цикла рассказов "Темные истории")

Привет, привет... давненько мы с тобой не виделись. Ты чем все это время занимался? Деньги, говоришь, зарабатывал? Ну, да! Деньги нужны всем, даже мне. А кому они не нужны? Вот-вот, и я о том же. Деньги, они и в Африке деньги... Постой, а тебе не интересно послушать очередную историю? Ты спрашиваешь, о чем я хочу тебе рассказать? Да о деньгах! Только подожди минутку, я приглушу ночник, а то, ты же знаешь, я не выношу света...

Сережка кайфовал! Еще бы, вот он - долгожданный отпуск! А что такое отпуск он давно забыл. Пять лет беспрерывной работы: компьютеры, компьютеры, компьютеры. От монитора в глазах рябило похлеще, чем от яркого огонька электросварки. Но работа... пропустишь хотя бы один денек, пиши, пропало. Уволен! Вердикт начальства острый, словно лезвие бритвы. Разве его оспоришь? А здесь не Америка, программистов пруд пруди. А начальству только дай повод, тут же уволят, не моргнув глазом, а на твое место на следующий день конкурс устроят... этак человек пятнадцать на место. Как в престижный ВУЗ, полтора десятка лет назад. Сережка один такой в свое время закончил. А что проку? По специальности не успел отработать даже недели, шандарахнула перестройка. Мать ее за ногу, эту перестройку. А что сделаешь? Ушел с работы домой, лег спать, а утром проснулся в совершенно незнакомой стране. Это вам не Америка. И даже не Европа. Но время шло. Было все: и голод, и недосып, и постоянные нервные переживания. Но, как говорится, и вода камень точит, он постепенно обжился и теперь работал в компьютерной фирме обычным программистом. А их у нас пруд пруди! Почти под конец августа он (кто бы мог подумать?) отправился на курорт в Анталию. Туристическая путевка была куплена заблаговременно... 13 числа. Кто-то, возможно, подумает: "Вот бог угораздил человека путевочку прикупить в день чертовой дюжины!". Но это кто-то может так подумать, но не Сергей. Он, будучи человеком проницательным, прекрасно понимал, что другого случая отдохнуть за рубежом ему, скорее всего, в ближайшие несколько лет не предвидится. Виной всему (как обычно) тотальный обвал отечественной экономики. На фирме, где он работал, предвиделось сокращение штата сотрудников. А раз семьдесят процентов из них программисты, стало быть, одной мишенью будет выбран именно он. Его же никто не прикроет. Ну, нет у него покровителей, и быть не может. И вот посадка на самолет, легкий перелет за рубеж, долгожданный отдых на средиземноморском побережье. Но... Как он не старался, мрачные мысли о возможном увольнении постоянно кружили над ним, словно наглые навозные мухи. Он никак не мог отключиться от тревожных мыслей о том, какой хлеб будет завтра кушать. Тут даже о масле не вспомнишь, хоть бы хлеба хватало. Он дни напролет слонялся по пляжу и наблюдал за своими собратьями по несчастью - соотечественниками. Да, видимо, не только в его конторе готовится "праздничный подарок". Его соотечественники, отягощенные той же проблемой, что и он сам, безмолвно слонялись по анталийскому пляжу с угрюмыми, как у бесправных батраков, физиономиями. Они старались ни с кем не общаться. Серега, дабы сбросить с себя оковы страха, то и дело включал радиоприемник. Он старался уловить в словах дикторов русских радиостанций хотя бы одно единственное утешительно слово. Но тщетно! Сводки последних известий не предвещали ничего хорошего. - Чертовски классная штука эта жизнь... - прошептал он, не глядя на продавца, с которым расплачивался за купленную только что бутылку "Столичной", - ерунда и только. Чтобы у них дети так жили! - Ито ви о чем? - поинтересовался улыбающийся белозубой улыбкой продавец. - Да так, - буркнул Сергей, забирая литруху из рук турка, - о своем, о женском... Через пять минут он, устроившись на открытой веранде кафе, приготовился утопить в горькой щепотку своей боли, как вдруг... К нему совершенно неожиданно присел невзрачного вида незнакомец. - Что пьем-с? - поинтересовался он. Сергей повернулся к незнакомцу и удивился тому, что он был первым из русских, кто с ним заговорил. - Столичку... - Ясненько, ясненько! Как зовут-то?!.. - Сергей. Незнакомец положил руки на стол. - А я Михаил. Но для друзей я просто Мишка! - он протянул руку Сергею. - Очень приятно. - Откуда сам-то? - продолжал беседу Михаил. - Да из Питера. - У-у-у... да ты оказывается зема! - у незнакомца заблестели глаза. Скажи, разве не здорово встретить земляка на чужбине? В это мгновение Сергей почувствовал, как у него сжалось сердце. Он понимал, что это произошло не из-за того, что незнакомец оказался земляком. Это произошло по той же причине, которая не давала ему оторваться на курорте по полной программе... по причине возможного увольнения. - Да, наверное, это здорово. - протянул он, глядя на непочатую бутылку "Столичной". - Ты абсолютно прав, здорово... Как бы там не было, он, и его новый знакомый к часу ночи опустошили бутылку и теперь сидели, болтая, друг с другом, словно старые приятели. Со слов Михаила Сергей понял, что тот приехал в Турцию по делам какой-то крупной американской фирмы, в которой он работал менеджером по персоналу. В начале это обстоятельство Сергею показалось странным. Менеджер... по персоналу... в Турции... по делам крупной американской фирмы. Но стоило ли над этим ломать голову? Это в России менеджер по персоналу может набирать его (персонал) себе где-нибудь у станции метро, стоя на промозглом ветру с табличкой на груди, на которой маркером написано: "Фирма "Глобал Континенталь", суперпоставщик элитной косметики в Россию". Чем черт не шутит? У американов свои тараканы в голове, может быть они и впрямь своих менеджеров для рекрутинга по всему миру "распыляют"? Сергея поразило другое... Михаил, узнав о том, что его новому знакомому, прекрасному специалисту в области компьютерных технологий, грозит увольнение, от радости даже вскочил со стула. - Вот так подфартило! Чертовски хорошая страна Турция. Представляешь, Серега, нашей фирме как раз требуются компьютерщики! - Мишины глаза светились радостью. - А у моей конторы филиалов видимо-невидимо. Они есть и в Гонконге, и в Праге, и в Москве, ну, а в Питере и подавно! Погоди минутку... я сейчас же свяжусь со своим шефом... Михаил тут же выудил из внутреннего кармана пиджака сотовый телефон, отскочил, словно кузнечик в сторону, быстро набрал номер и начал с кем-то разговаривать. Примерно через пять минут, когда разговор был закончен, он вернулся к Сергею и радостно сообщил ему: - Радуйся, зема! Мой шеф не против того, чтобы ты на нас поработал. Сергей посмотрел на Михаила и еле слышно спросил: - Сколько платить будете? Земляк загадочно улыбнулся и почти нараспев произнес: - Старик, десять штук баксов в месяц тебя устроят? У программиста тут же перехватило дыхание. Подумав, что ослышался, он произнес: - Сколько, сколько?!.. - Десять тысяч мертвых американских президентов, братишка! - последовал незамедлительный ответ. В это мгновение Сергей почувствовал, как дрожат его ноги. В ушах продолжало звучать: "Десять тысяч мертвых американских президентов, братишка... Десять тысяч мертвых американских президентов, братишка!". Похоже, у этого Михаила не все дома... Так, налету познакомившись, тут же всучивать незнакомцу работу в... - Это что, - прошептал Сергей, едва шевеля губами, - разовая работа или оклад? Мишка плюхнулся на стул, схватил бутылку и, вспомнив, что она пустая, стукнул ей по столу. - Ну, братишка, ты даешь! Естественно, оклад! "Точно, придурок! - подумал Сергей, сжимая руки в кулаки, - Профессию компьютерщика в настоящее время редкой не назовешь. А деньжищи-то?!.. Случайно в Анталию сейчас какой-нибудь дурдом на каникулы не перебрался?" Сергея удивило еще одно довольно странное обстоятельство... Шеф, с которым его новый знакомый недавно говорил по сотовому телефону, брал его к себе на работу без испытательного срока, как кота в мешке. "Странно все это... - размышлял он, шаря глазами по набережной, на которой в этот поздний час не было видно ни одного человека. - Странно!" Михаил облокотился о стол и, склонившись к программисту, как можно ближе, прошептал: - Да не дрейфь ты так! - в его голосе чувствовалась уверенность - Это не криминал, все чисто! Он, словно прочитав мысли Сергея, выложил на стол визитницу, распухшую от представительских карточек разнообразных размеров и расцветок, какие-то лицензии и рекламные проспекты, с глянцевых обложек которых программисту подмигивали полуголые красавицы. - А это... Программист вжался в плетеную спинку стула. - Смотри сам! Последним, что выложил на стол Михаил, был контракт, написанный на нескольких языках. Через минуту, забыв, что такое трезвый рассудок, Сергей подписал, необходимые для обустройства на новую работу, бумаги. - Ну, вот и ладненько! - рекрутер парил на седьмом небе. - Теперь тебе, Серега, нечего больше бояться. Работа, скажу откровенно, не бей лежачего... Пока никто не жаловался! - А-а-а... - Да не дрейфь. Сколько же можно тебе говорить? Программист замялся. - Да я вовсе не об этом. Просто хотел спросить: когда можно к работе-то приступать? - А, ты об этом? Не переживай, подписал контракт... стало быть, тебе скоро позвонят...

По прилету в Санкт-Петербург, Сергей первым делом обо всем рассказал своей супруге Галине. И она после рассказа мужа сделала вывод, что просто так никто, никогда, и ни при каких обстоятельствах дорогих подарков не делает. - Эх ты, Сережка, - заключила она, прижимая голову мужа к своей груди, ты так ничему и не научился за все то время, которое мы с тобой живем... Бесплатный сыр бывает только в мышеловке! Программист, не проронив больше ни слова в ответ, покачал головой и вздохнул. На следующий, после прилета в Питер день, он пошел на работу. Дальнейшие события нисколько его не удивили, так как он не раз их прокручивал в своем подсознании, лежа на анталийском пляже. В списках сокращенных сотрудников он почти сразу натолкнулся на свою фамилию. Судьба? Наверное, но от нее никуда не денешься. Такова воля того, кто создал этот мир, а идти супротив ее, все равно, что плевать против ветра. Но это было не самое страшное, что произошло с Сергеем. Впереди его ждало то, ради чего он подписал контракт с человеком, которого видел всего один раз в жизни. После встречи с Михаилом Сергея стали посещать странные предчувствия, но он старался их насильно от себя отгонять. Прошла неделя, вторая, третья, а ему так никто и не звонил. Во сне он не раз переживал ту самую минуту, когда незнакомец, назвавшийся Михаилом, повторял: - ...не переживай, подписал контракт... стало быть, тебе скоро позвонят... не переживай, подписал контракт... стало быть, тебе скоро позвонят... Прошел месяц, начался второй и вот однажды, вернувшись с прогулки, домой, он обнаружил в почтовом ящике пухлый, желтого цвета конверт. Сергей помчался, перепрыгивая через несколько ступеней вверх по лестнице, домой. "Вот оно - счастье! А говорят, что оно само не приходит!" - размышлял он, вскрывая закордонную "посылку" дрожащими от волнения руками. Когда же в руках Сергея оказался молочно-белый листок с надписью:

"Дорогой коллега, ваш первый гонорар... 10,000 долларов..."

...он чуть было не потерял сознание. Сердце начало отбивать барабанную дробь, а рука осторожно протиснулась в разрез конверта и... Внутри "посылки" лежал кирпичик, состоящий из аккуратно сложенных друг к дружке стодолларовых купюр. Сердце Сергея продолжало бешено стучать, а деньги, которые он достал из конверта, как будто говорили словами анталийского незнакомца: - Десять тысяч мертвых американских президентов, братишка... десять тысяч мертвых американских президентов, братишка! Примерно через пятнадцать минут после обнаружения денег программист пришел в себя. Первым делом он ворвался на кухню и раскрыв холодильник, вырвал из его утробы охлажденную бутылку водки. - Нет, - шептал он, вливая в себя большими порциями спиртное, - этого не... не... не-е-е может быть... Затем, убедившись в том, что деньги не фальшивые, Сергей вырвал из кирпича пять сотенных бумажек и помчался к ближайшему обменному пункту, надеясь обменять валюту на законные русские, пусть и деревянные, но такие милые сердцу, бумажки. В ту минуту, когда кассирша спросила у него: - Вы будете обменивать все или?!.. ...он почувствовал себя полноценным человеком. Жизнь действительно преподнесла ему подарок. Это настоящее блаженство - иметь кучу хрустящих в руках бумаг и знать, что завтрашний день не предвещает для тебя ничего страшного. Сергей был на седьмом небе от счастья, смутно представляя, что его ждет впереди...

И вот, что случилось потом... - Сережка, - Галина "колдовала" у газовой плиты над сковородками и кастрюльками, - сходи в магазин. А? Муж оторвался от газеты и, расплывшись в улыбке, ответил: - Что прикажет, моя госпожа, купить? Галина подошла к нему. - Если не трудно... э-э-э... пачку соли, бананов и, пожалуй, баночку икры. - Какой? - Черной, ты же знаешь, что красную я терпеть не могу! Сергей, прихватив с собой полиэтиленовый пакет, через пять минут выскочил на улицу. Ярко светило солнце. На небе ни облачка. Благодать! Что и говорить? - Вот лето пролетело, все осталось позади, но мы-то знаем - лучшее, конечно, впереди! - напевал он, перескакивая с ноги на ногу, словно мальчишка. И действительно, его с женой впереди могло ожидать только лучшее. Распрощавшись с прошлой работой и получив обещанный анталийским незнакомцем гонорар, он чувствовал, что с каждым днем к нему приходит уверенность. Но, что самое любопытное, Михаил и его шеф, не требовали от него никакой работы. Так, прислали деньги и... все... Все равно, что о нем совсем забыли. "Может быть, - думал Сергей, - фирма америкосная... того... канула в лету. Так теперь с меня никто ничего и не требует?" Но, не смотря на бесконечные размышления, в голове у него постоянно крутились слова жены: "Смотри, Серега, не нравится мне вся эта Американская затея. Может быть, просто время расплаты еще не пришло?!.." От этих мыслей его отвлек дикий скрежет и глухой удар... Программист стоял посередине перекрестка и словно завороженный смотрел на то, как серая "Волга", выскочившая на встречную полосу дороги, ударившись о "Фольксваген" прошла юзом несколько десятков метров, а затем... пять или шесть раз перевернулась и... замерла, лежа на крыше. Через минуту прогремел ужасный взрыв. Машина, о которую ударилась "Волга", отскочила, словно мячик в сторону, задела бампером дорожное ограждение, и, подскочив высоко вверх, приземлилась на старенький жигуленок. У программиста перехватило дыхание. Он закрыл глаза, так как в этот момент дорога, в центре которой он стоял, превратилась для него в ад. Перед ним вновь и вновь повторялось то же самое: "Волга" ударяется, идет юзом, переворачивается и взрывается. А затем "Фольксваген" падает на несчастную шестерку. А потом только: огонь, огонь, огонь... - Интересно, остался ли кто-нибудь в живых? - прошептал Сергей, понимая, что после такой катастрофы вряд ли выживет натренированный каскадер. Что говорить об обычных людях? - Черт подери, бывает же... Он, на выдохе (для того, чтобы погасить в себе страх) открыл глаза. Справа и слева от него сгурьбилось более двух десятков машин, в салонах которых вместо водителей находились... - Что это?!.. - спросил он сам себя, не веря происходящему. - Этого просто не может быть! Он присмотрелся и... тут же ощутил, как в его бешено пульсирующее сердце проникает что-то острое и холодное. Это был ужас. Это он пронзил тело программиста насквозь стальной спицей, специально приготовленной для таких случаев, как тот, который только что произошел. - Этого просто не может быть! - повторил Сергей, медленно опускаясь на колени. Он обхватил себя руками как раз в тот момент, когда его взгляд остановился на одном из водителей... Пустые глазницы, белая кость челюстей, лишенные плоти ровные ряды полированных зубов и застывшая на них... дикая усмешка... Сергей замер, а через мгновение повернул голову в сторону. То же самое... Такой же, дико ухмыляющийся "костяной" водитель. Он закрыл глаза и ущипнул себя за руку. - Может быть это страшный сон? Или еще что-то? Он, собрав все свои силы, снова открыл глаза... Поворачивая голову из стороны в сторону, программист снова и снова останавливал блуждающий взгляд на том же самом: пустые глазницы, белая кость челюстей, лишенные плоти ровные ряды полированных зубов и застывшая на них... дикая усмешка... Не выдержав, Серей сжал руки в кулаки и закричал: - Н-е-е-е-т! В следующее мгновение он почувствовал легкое прикосновение к своему плечу. - Сережка, что с тобой? Это была Галина, его жена. Она стояла около своего мужа и смотрела на него удивленными глазами. - Ты что, заснул? Программист обвел кухню непонимающим взглядом. "Точно, скорее всего, недосып. - подумал он. - Но почему?!.." - Галька, - наконец, произнес он, - наверное, я, правда, заснул. Жена улыбнулась, а затем, повернувшись к газовой плите, сказала: - Так ты не пойдешь в магазин? В одиночку Сергей не рискнул переступать порог квартиры. После быстрых приготовлений он вместе с женой выбрался на улицу, в надежде на то, что с ее помощью сможет развеять кошмары, которые в последние дни преследовали его. Программист понимал, что все эти странные происшествия (о некоторых он Галине не рассказывал, чтобы она не приняла его за умалишенного) как-то связаны с ним. Он не раз становился невольным свидетелем различных трагических событий, которые случались именно тогда, когда он оказывался рядом. На этот раз местом, где произошло нечто пугающее, стал магазин... - Сережка, - Галина крутила в руках маленькую стеклянную баночку, - тебе нравится повидло? Сергей почесал затылок, и что-то невнятно пробурчал в ответ. - Ясно, - она посмотрела на него пронзительным взглядом, - тебе не кажется, что ты стал каким-то, извини, заторможенным в последнее время? - У-ф-ф, даже не знаю. Я хоте... Галина положила баночку в корзинку для покупок, и, не отводя глаз от мужа, прошептала: - Тебе не кажется, что все это как-то связано с этими чертовыми десятью тысячами долларов? Она осмотрелась по сторонам, понимая, что о таких крупных суммах в общественных местах лучше всего разговор не вести. - Даже не знаю. Сергей покраснел. У него сейчас на душе было муторно и он, дабы отвлечься, повернулся к продавцу. - Девушка, - сказал он, - простите, а почем у вас во-о-н та колбаска? Сергей показал на лежащую позади продавщицы полку. Девушка поправила голубую косынку, мило улыбнулась, и спросила: - Вы об этой говорите? - Да, о ней. Продавщица повернулась и через полминуты произнесла: - Двести двадцать пять рублей. Будете брать? Сергей перевел взгляд на супругу. - Будем, будет. Можно прямо тот батон, который у вас на полке лежит. - Хорошо. Так как полка, с лежащим на ней батоном колбасы, находилась высоко, продавщица придвинула к ней ногой пустой ящик из-под пива и встала на него. Супруги молча смотрели на девушку, как вдруг... Продавщица неожиданно вздрогнула. Замерла на мгновение и протянула вперед руку, пытаясь ухватиться за выступающую из стены металлическую трубу. Еще мгновение и... Ящик, как заколдованный пополз в сторону, а несчастная женщина, обезумев от происходящего с ней, подняла обе руки вверх. В следующую секунду девушка потеряла равновесие и упала на стеклянный прилавок, ударившись о него лицом.

Жуткое событие, которое потрясло Сергея и Галину до глубины души, заставило их обоих еще раз задуматься над их страшными предположениями. Они не спали две ночи, прежде чем решили, что Сергею было бы хорошо сходить к... экстрасенсу... - Иди, иди, - говорила супруга, толкая мужа рукой в спину, - если ты этого сейчас не сделаешь, не известно, что произойдет с нами дальше. Иди с богом! Сергей тихонько постучал в обитую деревянными рейками дверь... В комнате экстрасенса пахло ольхой и сжигаемыми на большом металлическом блюде сухими лепестками роз. - Простите, это вы буде... е... ете... е... Программист проглотил последние фразы из-за того, что человек, к которому он пришел, заметив вошедшего, тут же упал на колени и начал креститься. "Боже, - думал Сергей, пятясь к двери, - что это с ним?!.." Экстрасенс, крестясь, двигался на коленях к маленькому столику, на котором стояло чадящее розовым дымом блюдо. Неожиданно он протянул руку к бутылке с изогнутым горлышком, и что-то вылил из нее на пол. - Только ничего мне сейчас не говори! - прошептал он, загадочно озираясь по сторонам, - сатана только что отошел от тебя. Ты на время очищен... Молчи! Моя защита, как правило, действует в течение часа! Спустя несколько минут экстрасенс объяснил Сергею, зачем он крестился и лил воду на пол. - Как ты, говоришь, тебя зовут? Программист шмыгнул носом. - Сергей, я же только что вам представился. Экстрасенс недовольно цыкнул языком. - Дорогой, я до сих пор держу сатану в стороне... А ты мне: "...я же только что вам представился..." Ты знаешь, что значит держать сатану в стороне? Программист поежился и развел руки в стороны. - Так вот, если не знаешь, так и не паясничай! Это тебе не пукалки-компьютеры настраивать. Понял?!.. В глазах экстрасенса сверкнул холодный огонь и он, переведя взгляд в сторону, продолжил: - Так вот, Серега... Можно я так тебя буду называть? - Пожалуйста! - Так вот... Последние события, невольным участником которых ты стал, связаны с тем, что над тобой висит черная, вернее, дьявольская аура. В этот момент комната экстрасенса погрузилась в тишину. Сергей вжался в кресло, ухватившись обеими руками его резные ручки. - Я уже, поверь мне на слово, таким как ты, не удивляюсь. За последний месяц ко мне обратились за помощью... у-у-у... Дай бог памяти! А, пять человек. - И что, они тоже? - Ничего удивительного, дорогой, ничего удивительного. Они такие же, как ты. Вы все стали жертвами агентов сатаны. Вот скажи мне на милость: ты ощущал себя никчемным человеком, когда этот... ну, как его?!.. - Михаил! - Он самый. Так ты чувствовал себя никчемным человеком, когда он подошел к тебе? Сергей тут же вспомнил все то, что происходило с ним на средиземноморском курорте. - Вот видишь. Любой человек становится легкой добычей для дьявола, но только в тот момент, когда находится в унынии, когда морально опустошен. Понимаешь? Ты же мечтал улучшить свое материальное положение? Мечтал, чтобы ты и твоя супруга жили безбедно? Ты, подписав договор, получил за это деньги? На душе программиста скребли кошки. Он прекрасно понимал, что не бывает дыма без огня. Он помнил слова жены: "Смотри, Серега, не нравится мне вся эта Американская затея. Может быть, просто время расплаты еще не пришло?!.." Он все это понимал, но помнил еще и то, как плохо жить, не зная, что будет завтра. Как муторно бывает в моменты разрезания буханки хлеба на семь равных частей: кусочек на понедельник, кусочек на вторник, кусочек на среду и так до воскресенья. Эти мысли теперь терзали его, как голодные волки, не давая разуму ни секунды расслабления и забытья. - Десять тысяч мертвых американских президентов, братишка... - прошептал Сергей слова, сказанные ему Михаилом в далекой и теплой Анталии. - Десять тысяч мертвых американских президентов, братишка... Программист неожиданно почувствовал, как холодеет его тело. Он резко дернулся в сторону, заметив, что его пальцы задеревенели, будто были не живыми, а вырезанными из мертвого куска древесины. Он попытался встать с кресла, но не смог. Его тело сковали тяжелые путы. - Десять тысяч мертвых американских президентов, братишка... - повторил он и потерял сознание...

- Сергей Бочкарев, - произнес судья, держа перед собой несколько листов бумаги, - судом Адмиралтейского района Санкт-Петербурга по совокупности содеянных преступлений: убийство супруги Галины Бочкаревой и гражданина Усыпкина Виктора Леонидовича, приговаривается к десяти годам тюремного заключения в колонии строгого режима. Приговор обжалованию в высших судебных инстанциях не подлежит... Программист закрыл глаза. Перед ним лежало изуродованное до неузнаваемости тело экстрасенса, а рядом с трупом стояла его супруга Галина. Она, сверкнув глазами, что-то еле слышно прошептала, а затем почти нараспев произнесла: - Не переживай, подписал контракт... стало быть, тебе скоро позвонят...

Павел Гросс, суббота, 1 Июня 2002 г. Санкт-Петербург


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»

Чужой, Алекс Бор Читать →

Белое солнце Одессы, Александр Борянский Читать →