Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: О'санчес
 

«Лук и донос», О'санчес О'санчес

- Самое чистоплотное животное в мире - это солдат! - Лук остановился, сложил руки в замок и хрустнул пальцами. - В то же время, если говорить о квинтэссенции воинской доблести и боевого духа, высшим воплощением всего, поименованного выше, является фигура кочегара, из числа военнослужащих срочной службы в рядах вооруженных сил Советского Союза. Далее... Ну, слушаю?...

- Чо за "киссенция" такая? - Луку внимает небольшая аудитория: Князь и Степа, его подручные по кочегарскому ремеслу, да в уголку тихо сидит и курит молодой воин из третьего батальона, сосланный в кочегарку на внеочередной наряд. Вопрос задал Князь и Лук с горечью понимает, что все его красноречие бесполезно, что семена падают на каменистую почву и лучше всего, для настроения и нервов, было бы дать невежде в ухо, но Лук в свое время дал себе нерушимую клятву не обижать младших по службе и Лук терпеливо вздыхает.

- Квинтэссенция - это такое умное полулатинское слово, употреблено мною не по крайней нужде, но сугубо для элоквенции. Я могу продолжать?

- Да, да, это интересно. Особенно про кочегаров. - Смирный и исполнительный Степа пытается поддакнуть Луку, почуяв, что тот сердится.

- Спасибо. - Теперь Лук по-сталински закладывает руки за спину и продолжает расхаживать взад-вперед по тесному помещению кочегарки, по узкому проходу между двумя котлами и тремя подчиненными ему бойцами кочегарного фронта. Сосланный в наряд воин первого периода службы готов слушать Лука хоть до утра, потому как лучше спокойно сидеть, минуты до дембеля мотать, чем шнырять с тачкой за углем и шлаком; Степе и Князю тоже не в тягость этот скрипеж - все развлечение перед ужином, лишь бы не орал и не придирался.

- Если же говорить именно о кочегарах, то перед нами во всей своей скромной, но ослепительной сути, предстает фигура... - Лук нетерпеливо щелкает пальцами правой руки и Степа тут же сует туда сигарету и спички. - ... фигура... Фигура старшего кочегара. - Лук выдыхает бледный дым первой затяжки и останавливается. - Да. Старшего кочегара. Как правило, воина четвертого периода службы, дедушки, а в нашем конкретном случае, принимая во внимания седины мои и жизненный опыт, еще и патриарха полка, ибо нет в пределах всех четырех казарм другого воина, лично снявшего скальп с двадцать третьей зимы... Князь!

- Чего, я же слушаю...

- Вывод из моей речи. Кратко, четко, точно. Ну?

- А хрен его знает. Ну, на дембель тебе скоро, да?

- Да, и на дембель. Но только что я безуспешно попытался в мягкой и доступной для вас всех форме предупредить, что собираюсь принимать душ, и если пара будет мало - берегитесь! А именно ты, Сергей Князьков, ленивый карбонарий, рязанский чурка, бойся переполнить чашу моего долготерпения, урою. Понял, скважина?

- А я-то чего? Вон, Степа пусть пар дает, мой котел другой.

- Котел Степин, формально ты прав. А ответишь ты и я не шучу. И Степа ответит, и ему воздастся в случае нерадения. Оба отвечаете предо мною за качество помывки этого святого человека! Сиречь - меня.

- А я что? А я готов. Сейчас сделаем пар. Лук, все будет нормально, не волнуйся.

- Я и не волнуюсь. Итак, к котлам, храбрецы, я ухожу мыться. И не дай бог...

Душ в кочегарке - самопальное солдатское изобретение: от огромного котла, специально раскочегаренного, по тонкой трубке-отводку пар поступает в другую трубку, водопроводную, потолще, где он смешивается с холодной водой и превращается в чуть теплую, либо горячую, в зависимости от кочегарских усилий. Говорят, Клеопатра однажды решила побить рекорд расточительности: растворила жемчужину в уксусе и, оттопырив мизинчик, выпила пойло, пусть и невкусное, но сумасшедшей стоимости... Лук прикидывал как-то примерную цену одной такой солдатской помывки - можно было бы потягаться... Но подобных жемчужин в уксусе, и гораздо более крупных, в кочегарском деле - целые россыпи: все трубы на территории части - сплошная дыра...

Но сорвался помыв: "Лук! Лук!"

Лук во мгновение ока выпрыгивает из душевой, уже одетый, в сапогах на босу ногу, без пилотки правда, но кочегарам можно.

- Товарищ гвардии капитан! За время дежурства происшествий... согласно боевому расчету... гвардии рядовой Лук.

- Вольно.

- Кочегарка - вольно!

- Что, мать-перемать??? Какая, на хрен, "кочегарка"? Устава не знаешь, хряк тебя сяк? Борзота немытая. Тебе не на дембель, тебя в карантин к салабонам послать надо, службу учить. Ну-ка, правильно скомандуй.

- Отделение, смирно! Отделение, вольно!

- Вот так вот. Оборзели тут в тепле.... От такие у нас здесь условия, товарищ старший лейтенант. Это те самые котлы...

Вошедших трое: капитан Богатов, начальник строевой части полка, а сегодня - дежурный по полку, за ним прапорщик Федько из спецотдела и незнакомый офицер, явно не из их части. Капитан Богатов давно пересидел в капитанах, повышения не ждет, должностью не то чтобы доволен, но освоился - крепче не бывает, он клеврет, подручник и собутыльник своего однокурсника по училищу, а ныне начштаба подполковника Опросичева, поэтому очень мало чего боится по службе, но здесь самую чуточку нервничает и это видно знающему его Луку (одно время, по молодости, Лука пытались сделать писарем при штабе - отвертелся). Прапорщик Федько тоже напряжен: он здесь, в кочегарке, сжигает секретные бумаги, свой срок отслужившие. По инструкции прапор обязан лично сопровождать взглядом в геенну огненную каждую бумажку, но на деле - дым, грязь и жара ему быстро надоедают и он уходит, приняв меры предосторожности: "ну ты смотри, хрень-пелемень, если не дай бог, хоть одну бумажку увижу..." Лук единственный из кочегаров, кто иногда злоупотребляет высоким доверием и сует свой любопытный нос в военные тайны, но все они как на подбор настолько скучны и общеизвестны, что делает он это через два раза на третий. Однако бумаги жжет тщательно.

Старший лейтенант, фамилия неразборчиво, явился сюда из внеполковых далей, чтобы проверить соблюдение секретности в деле сжигания бумаг, но Луку кажется, что ведет он себя странновато. Что-то не так в нем, в старлее. Лук поймал взгляд капитана Богатова и угадал невысказанное пожелание:

- Товарищ капитан! Разрешите отправить отделение на ужин?

- Разрешаю. Не отделение, а банда махновцев. Губа по всем плачет. Построить, проверить внешний вид и отправить! Но сам останься, после поешь.

- Так точно!..

Младшие кочегары и сосланный "нарядчик" поспешно выстраиваются в колонну по одному и гуськом, гуськом к спасительным дверям на выход - все-таки Лук хороший дед, что надо дед!

Старший лейтенант ходит, смотрит, заглядывает, задает обычные вопросы... И Луку неуютно, Луку тревожно. Капитан и прапорщик ходят молча, им неинтересно и, пожалуй, в досаду.

- А это что?

- Шкафчики для одежды, товарищ старший лейтенант.

- Ну-ка открой. Все открой.

Лук открывает. Ему приходит вдруг озарение, он знает что будет дальше, он знает...


Еще несколько книг в жанре «Современная проза»

Мизантроп, Славомир Мрожек Читать →