Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Беттгер Нина
 

«Пакостные», Нина Беттгер

Нина Беттгер

Пакостные

Лето в Северной Германии выдалось отвратительным. Отвратительность его заключалась не только в дождливости и неумеренной прохладности, а прежде всего - в неожиданном вероломном нападении заморских улиток на ухоженные сады.

Рита открыла калитку, ступила на выложенную ровными плитами дорожку, ведущую к дачному домику и вдруг увидела в сантиметре от правой ноги, воображавшей беленькой льняной обувкой на платформе, мерзкое существо крупную, жирную, скользкую улитку коричнево-пакостного цвета, совершенно голую и без домика, с маленькими антеннами на глупой головенке.

Осмотревшись кругом, Рита обнаружила множество других, таких же ленивых и отвратительных существ, разлегшихся везде, где было что есть и по чему ползти. И тут же почувствовала, как ее позитивная жизненная ориентация, оставаться без которой и неуютно и пакостно, стала потихоньку улетучиваться.

Прихватив мужа, Рита тут же рванула в огромный магазин, завлекавший любителей садоводства неиссякаемым, радующим глаз изобилием, но оказалось поздно, средства против мерзких коричневых нет, распродано. Рита поняла случилось какое-то ужасное, невообразимое нарушение равновесия в природе и пакостные голые напугали не только ее, но и всех обладателей собственных и арендуемых клочков и клочищ земли.

Улитки оказались выходцами из неведомых южных стран и еще не сумели обзавестись на немецкой земле естественными врагами, которым бы запросто удалось предотвратить катастрофу, потихоньку, но целенаправленно лопая обнаглевших. Ежи испугались количества, жабы, к несчастью, оказались в дефиците, избалованные кошки отвергли предложенные деликатесы из эстетических соображений. Плодились коричнево-пакостные быстро - сырость питала их энергией и дарила плодовитость.

В борьбе с мерзкими предлагались кроме дефицитных химических и натуральные средства, не вредящие окружающей среде. Cоветовалось, к примеру, каждый вечер прилежно собирать завоевателей и бросать их в ведро со свежевскипевшей водой - жирные при этом оказывались, естественно, сваренными. Те, кому чрезвычайная ситуация придавала еще больше оптимизма и жизненной энергии, уговаривали после такого действа своих домочадцев и знакомых отужинать вареными деликатесами, облагородив их при этом каким-либо экзотическим соусом.

Метод избавления через варку Рита сочла негуманным и трудоемким, рассчитанным на нерациональных фанатиков, склонных к садизму. Можно было, конечно, попытаться переловить пришельцев на своем участке, но ведь потом полчища коричнево-пакостных со всей округи стали бы перебираться на освобожденные земли, ничего не подозревая о несчастной судьбе предшественников, и обживать их еще активней и радостней

Другой метод борьбы оказался интереснее и не предполагал нездорового тесного контакта с мерзкими. Открытые бутылки с пивом следовало распихивать везде, где пакостные обитали - на клумбах, грядках, под кустами, - зарывая их при этом в землю и оставляя торчать наружу лишь горлышко.

Заморским улиткам пиво нравилось и они, согласно теории, должны были, толкаясь, опережая один другого, устремляться по направлению к влекущему напитку, обещавшему красивую праздничную жизнь для них и их детишек, скользких и пакостно-коричневых. Представить себя принцами и принцессами в бальных нарядах на пивном балу, ну а потом - тонуть счастливыми, наклюкавшись первый и последний раз в жизни.

Рита никак не могла решить свой внутренний конфликт - какому методу отдать предпочтение. Первому - через абсолютно безрадостное, но честное отваривание в ведре или все же второму - через радостное, но предательское спаивание. Она ждала реакции партии зеленых, но они почему-то молчали, видимо, не решаясь встать открыто ни на сторону пакостных, которым, быть может, грозило вымирание и попадание в Красную книгу, ни на сторону владельцов земельных клочков и клочищ, скорей всего, решив повременить с выводами до выборов.

Замученная разного рода угрызениями, Рита так и не смогла ни на что решиться и мужу в этой ситуации пришлось взять всю ответственность на себя. Он заявил, что отваривать мерзких голых негуманно, а пивом с улитками он никогда не делился и делиться не будет. Это ж сколько бутылок надо по участку раскидать, да еще алкоголь быстро выветрится - значит, снова закупай. К тому же с соседних садов приползет подкрепление на дармовую пьянку. Нет, ни в коем случае. Так и осталось все, как было: Рита и муж сами по себе, улитки - сами по себе.

Коричнево-пакостные полностью сожрали цветы, которые им пришлись по вкусу: многолетние белые, очень миленькие, и однолетние желто-оранжевые, яркие и вонючие, но красиво смотрящиеся. Рита за все вместе отдала двадцать девять марок и потому страдала. Затем мерзкие принялись за другие растения, пожирая их не полностью, как те, что за двадцать девять марок, а частями, наслаждаясь, видимо, самыми нежными листиками и лепесточками, впитавшими в себя редкую, а потому особенно ценную солнечную энергию, и еще за ягоды.

Однажды Рита зарегистрировала в себе необъяснимую - взлелеянную через отвращение к скользким жирным - нежность к местным улиткам, вытесненным заморскими. Они попадались совсем редко, сидели безвредно, даже романтично на кустиках и под ними, целомудренно упрятав свои неэстетичные тельца в аккуратные круглые домики. Обиженные безвредные выглядели какими-то родными и симпатичными, их хотелось приласкать, подкормить и защитить от наглых пришельцев.

С потемнением голые коричневые оживлялись и выползали из-под всех листочков и хворостинок на поздние сходки. И тогда приходилось пробираться совсем осторожно, на цыпочках, балансируя и изводясь от страха вляпаться в большое и скользкое. Муж не мог, как Рита, передвигаться по балетному осторожно и она каждый раз впадала в панику, заставляла его идти только сзади, по ее следам и громко вопила при этом. От походов на дачу во второй половине дня пришлось отказаться.

Получилось, что Рита все же оказалась одна вечером на дороге, ведущей к садам и тут ей довелось увидеть нечто, что, она поняла, уже никогда не забудется по причине своей мерзости.


Еще несколько книг в жанре «Русская классическая проза»

Искупление, Юлий Даниэль Читать →