Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Барятинский Михаил
 

«Немецкие танки в бою», Михаил Барятинский

ВСТУПЛЕНИЕ

Изготовление танков в Германии после Первой мировой войны началось летом 1925 года с разработки машины Grosstraktor («большой трактор»), которой занимались три фирмы: «Даймлер-Бенц», «Рейнметалл» и «Крупп». Однако недостаточно было изготовить танки, надо было их ещё где-то испытывать. Германские политики и военные нашли решение этого вопроса с помощью СССР. В декабре 1926 года в Москве был подписан договор о создании в Казани советско-германской танковой школы, а по сути – учебно-испытательного центра. Первым её начальником стал подполковник Мальбрант, по имени которого проект получил кодовое название «Кама» (Казань – Мальбрандт).

До её закрытия в 1933 году в школе «Кама» прошли обучение 65 советских слушателей из «начсостава танковых и мотомеханизированных войск с большим процентом строевых командиров» и 30 немецких офицеров. Среди последних находились и будущие крупные военачальники: Риттер фон Тома, генерал танковых войск, в 1942 году – командующий Германским африканским корпусом. Иозеф Гарпе – генерал-полковник, командующий 4-й танковой армией, Вильгельм Биттрих – обер-группенфюрер, командир 2-го танкового корпуса СС.

 

Первенец германского танкостроения – тяжёлый танк Grosstraktor («большой трактор»). В июле 1929 года две такие машины проходили испытания на советско-германском полигоне «Кама» под Казанью.

 

В некоторых изданиях сообщается, что «приезжал сюда и майор Г. Гудериан, служивший тогда в отделе автомобильных войск Рейхсвера. Правда, не в качестве ученика, как утверждают многие историки, а инспектирующего лица». Красиво, не правда ли? «Отец» германских танковых войск инспектирует объект в СССР. Правда, о такой поездке сам Г. Гудериан в своих воспоминаниях даже не упоминает, зато подробно описывает свою поездку в Швецию в 1929 году. Да и майором он был до февраля 1930 года. Скорее всего, эта версия не соответствует действительности.

Помимо обучения слушателей, в школе изучались и испытывались привезённые немцами «малые» и «большие трактора» – опытные образцы танков, изготовленные в Германии в обход ограничений Версальского договора. Весной 1929 года в Казань прибыли шесть «больших тракторов», по два от каждой вышеупомянутой фирмы. В 1930–1931 годах к ним добавились два «лёгких трактора» фирмы «Крупп» и два «Рейнметалл». Обучение слушателей и изучение танков продолжалось вплоть до прихода нацистов к власти в Германии. В августе-сентябре 1933 года немецкий персонал покинул школу, были вывезены и вся боевая техника и вооружение.

 

Leihttraktor («лёгкий трактор») – ещё одна немецкая машина, проходившая испытания в СССР в конце 1920-х годов.

 

В это же время, в конце 1920-х – начале 1930-х годов, на манёврах Рейхсвера использовались фанерные силуэты танков с велосипедными колёсами, которые толкали солдаты. Позже макеты установили на легковые автомобили.

 

Ходовые макеты танков широко использовались на манёврах Рейхсвера и Вермахта в конце 1920-х и начале 1930-х годов.

 

Массовый же выпуск бронетанковой техники, равно как и развёртывание танковых войск, начались после прихода к власти Гитлера.

В октябре 1935 года были сформированы первые три танковые дивизии. В 1938 году в дополнение к ним были сформированы ещё две. Структура танковых дивизий была примерно одинакова: танковая бригада из двух полков по два батальона трёхротного состава в каждом. Из трёх рот две – лёгких танков и одна смешанная. Мотострелковая бригада, в составе мотострелкового полка по два мотострелковых и мотоциклетно-стрелковых батальона. Разведывательный батальон; противотанковый дивизион; моторизованный артиллерийский полк, включавший два лёгких дивизиона; сапёрный батальон и тыловые подразделения. По штату в дивизии насчитывалось 11 792 военнослужащих (в том числе 394 офицера), 324 танка, 421 бронетранспортёр, 10 бронеавтомобилей, 36 полевых артиллерийских систем на механической тяге, 48 противотанковых пушек калибра 37 мм. На практике, правда, этот штат никогда не соблюдался полностью. Так, например, бронетранспортёры числились только на бумаге – даже в 1941 году ими была укомплектована только одна рота в мотострелковом полку. Остальные подразделения на марше перевозились грузовиками.

Мотопехотные дивизии – Infanteriedivision (mot), появившиеся в 1937 году, имели в своём составе по три пехотных полка (по три батальона в каждом), разведывательный батальон, артиллерийский полк, противотанковый дивизион, сапёрный батальон и батальон связи. Танков по штату им не полагалось.

Зато в лёгкой дивизии (leichte Division) их насчитывалось 86 единиц. Каждая такая дивизия состояла из двух кавалерийских стрелковых, разведывательного, артиллерийского полков, танкового батальона, подразделений обеспечения и связи.

 

Учебные танки Pz.I Ausf.B во время демонстрационных заездов. 1936 год.

 

Тяжёлый многобашенный танк Nb.Fz. В 1934–1935 годах фирмы «Крупп» и «Рейнметалл» изготовили пять таких машин.

 


Еще несколько книг в жанре «Прочая документальная литература»