Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Вершинин Лев
 

«Практика заговора (Отповедь на заданную тему)», Лев Вершинин

Лев Вершинин

ПРАКТИКА ЗАГОВОРА

(ОТПОВЕДЬ НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ)

...Ибо истинной невинности не страшны никакие наветы, меж тем как злокозненный порок не избегнет заслуженной кары, сколь бы ни тщился он укрыть изъязвленную сущность свою в златотканные ризы фальшивой добродетели. Максимилиан-Мари-Исидор де Робеспьер, адвокат. ...Таким образом везде, вплоть до Армении, было установлено, что оскорбление величия есть прегрешение против него не только делом и словом, но и мыслью; все уяснили такой порядок и подчинились ему, если же люди власти позволяли себе усомниться в необходимости казней, за дело брались доброхоты из черни, которые ни в чем не сомневались. Прокопий из Кесарии, протовестиарий. ...И пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает! Эдуард 111 Плантагенет, король Англии и Ирландии.

1.

Увы, не имея выхода в Интернет, лишен счастья участвовать в салонных фэнских беседах. О чем бесконечно скорблю. Впрочем, свет не без добрых людей, и мне принесли ряд распечаток, посвященных последнему эссе А. Д. Лурье о постсоветской фантастике, а поскольку в ходе обсуждения так или иначе всуе поминалось мое имя, я, памятуя заветы ныне почивших собратьев по ремеслу, не могу молчать. И не буду. К сожалению, первоисточник (труд Лурье) прочесть полностью не довелось. Как можно понять из откликов, суть эссе - жесткая критика многих авторов, сопричастных фантастике, не исключая и вашего покорного слугу. Ну что ж, много лет зная и уважая Александра Давидовича, ничуть не сомневаюсь, что новая его работа выполнена в присущем этому критику благожелательном тоне, с обычным интеллектуальным блеском, строгой логикой аргументов и безупречным литературным вкусом, позволяющим отделять зерна от безнадежных плевел. Во всяком случае, любую критику в мой адрес принимаю от него с благодарностью и без оговорок. А зная как пылкость нрава А. Д. Лурье, так, с другой стороны, и всегдашнюю его готовность к признанию ошибок, не осужу критика строго и в том маловероятном случае, если кое-где им несколько огрублены нюансы. Возмущает, однако, развязность тона и, не побоюсь этого слова, пещерное невежество некоторых отозвавшихся фэнов. Жизнь, слава Богу, все расставила по местам, выстроив пишущую братию по ранжиру. Лучшим, талантливейшим писателем нашей эпохи, бесспорно, является Сергей Лукьяненко. Возможно, меня попрекнут излишним сервилизмом? Что ж, не скрою: я многим обязан Сергею Васильевичу, назвавшему меня "бесспорно талантливым"; такое признание дорогого стоит, и мне трудно быть беспристрастным. Но ведь так гласят и рейтинги! А глас народа - глас Божий, я же, как человек не без опыта, споров с двойным гласом чураюсь. Да и закоренелый атеист, свято чтущий заветы Маркса, согласится: мощь и величие лучезарного гения подтверждены суровыми законами рынка. Тиражи и переиздания говорят сами за себя (причем, в отличие от прочих чемпионов раскупаемости, скажем - Ю. Петухова или почти забытого Э. Малышева, никому и в голову не приходит обвинять Лукьяненко в "самсебяиздате"). Кто в силах сравниться с ним? Нет таких. Разве что уже почти обогнанный им Головачев да быстро догоняющий его Васильев. Вот птица-тройка, несущая отечественную словесность в 21-й век, вот алмазный венец постсоветской культуры, вот зеркало ее потребителя, и более чем символичен тот этимологически неоспоримый факт, что даже и фамилии-имена-отчества сего Тримурти, проистекая из термина василиос, мечены знаком царственности! К слову. Говоря о Большой Тройке, нельзя исключать и телеологического детерминизма. Ведь еще Св. Фома Аквинский, характеризуя три Божьи сущности, составляющие неразделимую троицу, указывал: Бог-Отец - пресущ и сущ, т.е. сам из себя исходит сквозь время и лишь одному себе подобен (не так ли и Головачев, который Василий Васильевич и ни на кого не похож?), Бог-Сын - сущ единосущно Отцу, но, воплощенный, являет образ Его среди смертных (не так ли и Лукьяненко, который Васильевич, хотя и не Василий, и единосущен Головачеву, являя образ Его, недостижимого, в собрании верных?), а Бог-Дух Святой пресущ, как эманация Отца, к возлюбившим Отца и Сына нисходящая (прямая и явная аналогия с Васильевым, изначально от Василия исходящим, эманирующим трудолюбие, яркость стиля и усидчивость Головачева и легко нисходящим к фэнским посиделкам!). Оставляя грядущим теологам право подробного изучения данной телеологемы, рискну, пожалуй, оценивая остросюжетную литературу в целом, добавить к сакральной триаде непогрешимую Маринину и Бушкова в его детективной ипостаси...

Короче говоря, нет у меня сомнений, что именно в таком ключе были выдержаны основные тезисы эссе Александра Давидовича. Если же и пожурил он слегка кого-то из Большой Тройки, то, опять-таки нисколько не сомневаюсь, критика была благодарно воспринята, в первую очередь Сергеем Васильевичем Лукьяненко, писателем мудрым, высокосамокритичным и, что общеизвестно, жестко требовательным к себе.

2.

Поражает другое - шквал зависти и тщательно доселе скрываемой ненависти, исторгнутый в адрес Сергея Васильевича некоторыми пользователями компьютеров, ошибочно считающими себя интеллигентными людьми. Большинство этих клеветников, как водится, скрываются за псевдонимами. Так, некто, замаскировавшийся честным именем любимого и уважаемого мною Святослава Логинова, характеризуя личность и творчество Сергея Лукьяненко, позволяет себе писать дословно следующее: "наша фантастическая гордость, наш королек, как я это называю". Каждый, читавший "Обыкновенное чудо" Е. Шварца или хотя бы смотревший по ТВ одноименную постановку, легко вспомнит, кем, о ком и в каком контексте употреблялась эта фраза... Не отрицаю: Лжелогинов начитан в драматургии. Но как же презирать и ненавидеть надо Сергея Лукьяненко, чтобы сравнить его со шварцевским Королем - ничтожным, жалким и безмерно амбициозным! Каким же аморальным типом надо быть, чтобы нагло попрекать Сергея Васильевича "многописательством", некими "языковыми неточностями, которые не в силах отловить нанятые издательством редактора", "непродуманностью, невыстраданностью" текста, уверенно утверждая, что, мол, пишет Лукьяненко исключительно ради денег, а отнюдь не по внутренней потребности, имманентно присущей коренному российскому таланту. Разумеется, отведав парного мясца, трусливый злопыхатель уже не способен хоть сколько-то смирить свою волчью натуру. Ибо, изблевав желчь на первую ступень пьедестала, немедленно принимается гадить на вторую, хамски именуя Владимира Васильева, красу и гордость издательства АСТ, "монстром из Николаева" и тем самым не только прозрачно намекая на якобы антигуманность васильевской прозы, но и (экий снобизм!) попрекая николаевского автора провинциальным происхождением. Да, сам Владимир Николаевич подписывается именно так, но любой посторонний, используя термин "монстр", безусловно, обязан закавычить его. Лжелогинов этого не делает, тем самым изобличая злонамеренность своего замысла! А кто дал ему право судить, чьи истории "просты (у нас, кстати, только дубли простые!) и безыскусны", а чьи нет? На каких основаниях он барски-снисходительно похлопывает по плечу Писателя, уверенно догоняющего по тиражам самого Лукьяненко? Клеветник прямо утверждает: Васильева можно любить лишь за то, что он - "человек хороший"; что же до текстов, то, якобы, их достоинство заключается лишь в незамысловатости стиля. Еще раз подчеркну: Лжелогинов - бесспорный самозванец. Доказательства налицо. Увлекшись травлей корифеев, он допускает удивительную оговорку: "мой однокашник Вова Путин". Иными словами, именует и.о. президента РФ своим ровесником, приятелем школьных или студенческих лет. Но, как известно, В. В. Путин рожден в 1952 году и обладает дипломом юриста. И, значит, вряд ли может быть однокашником истинного Логинова, 1951 г.р., химика по диплому. Предположить же, что С. Логинов оставался на второй год - не могу, не понаслышке зная интеллект, усидчивость и начитанность Святослава Владимировича. Но, быть может, будущий автор "Далайна" пошел в школу на год позже или будущий и.о. - на год раньше? Или я перепутал даты, и они-таки ровесники? Все равно, настоящий Святослав Логинов ни в коем случае не стал бы кокетничать близким знакомством с высокопоставленным чиновником, чуть ли не похлопывая его по плечику. Каждый, кто более-менее знаком со Славой, подтвердит: такое амикошонство отнюдь не в характере этого благородного человека. К слову. Сам Вова Путин почему-то до сих пор не обнародовал лестный для себя факт однокашничества с великим российским писателем Славиком Витманом, хотя накануне грядущих выборов эта важная деталь могла бы серьезно упрочить его позиции среди нечиновной питерской интеллигенции! И уж конечно, блестящий критик С. В. Логинов никогда не позволил бы себе публично высказываться о непрочитанной или небрежно пролистанной книге, рискуя допустить те досадные, саморазоблачительные ляпы, кои допущены Лжелогиновым в кратком отзыве о романе "Сельва не любит чужих". В ответ на мои недоуменные вопросы Логинов-истинный по телефону категорически заявил: книга им прочитана внимательно, а необходимые пояснения будут даны в извинительном открытом письме. Каковое вскоре и появилось, но... уже с новыми ляпами, свидетельствующими о незнании как произведения (к примеру, я, автор, с удивлением узнал, что в моем романе, оказывается, описан бордель под названием "Две козы"), так и личностных отношений в писательском кругу (иначе не искал бы на полном серьезе описанных мною "проституток, педерастов, бандитов" среди моих друзей и коллег, включая и Логинова-настоящего). А чего стоит великодушное предложение в отместку за критику "разругать очередной роман" Славы?! В сущности, здесь имеет место вульгарное и подленькое наускивание. Ясна и причина: скрываясь под именем Логинова, самозванец может громить кого угодно, вплоть аж до Лукьяненко, но только не самого Логинова. Видимо, ему хотелось бы, чтобы это сделал я. Поразительная моральная глухота! Уж кто-кто, а Логинов-истинный знает: я давнишний поклонник его творчества, и бранить его (а равно и чьи бы то ни было) тексты без веских на то причин, а тем паче - в отместку, просто-напросто не способен. Прецедентов не было-с. Вывод очевиден. Очень похоже, что доверчивый, простодушный Святослав стал невинною жертвой сетевого злоумышленника, каковой не только сумел пробраться в его электронный почтовый ящик, но и целенаправленно компрометирует доброе имя писателя, подменяя его откровения своими фальшивками... Думается, Святославу Владимировичу стоило бы найти и примерно наказать пасквилянта. Для чего достаточно лишь, приложив минимум усилий, пройтись по еще, надеюсь, не засекреченным спискам соучеников Владимира Владимировича Путина. Или по менее доступному реестру бывших сослуживцев. Не зря же Лжелогинов столь боевито оправдывает компетентные органы, которые-де ныне "неагрессивны" и "мочить" никого не собираются. Люди, будьте бдительны - волк, примеряя овечью шкуру, надеется на доверчивость баранов! Кто-то скажет: единичный факт, пусть и убедительный, еще не довод. Но вот и другой соучастник глумлений над Большой Тройкой, тоже замаскированный, причем псевдонимом, хорошо знакомым и вызывающим целый ряд однозначных ассоциаций: "Кэтрин Кинн", она же - русская "пианистка" Кэт, она же простая советская патриотка Катюша из-под Рязани, бодро исполняющая указания Центра... Снова спецслужбы! В характерной для данных структур манере - говорить много и наукообразно, чтобы не сказать ничего - фрау (фройляйн?) Кинн долго объясняет, что постсоветская фантастика, конечно, плоха, но плоха не так, как считают зарубежные критики, жаждушие краха Карфагена-Вавилона-России(?), а как она плоха - знает только ф. Кинн, советская разведчица. Далее следуют диагнозы: "не люблю и критикую Лукьяненко и Васильева", "могу согласиться с тем, что Васильев и Лукьяненко пишут плохо", "Лукьяненко проповедует моральный релятивизм(?), переходящий в имморализм", "Лукьяненко чрезвычайно любит себя, Васильев - серость? Может быть, так и есть(!)..." Итак, ряд выстраивается. Тенденция определена.

3.

Подводя первые итоги, можно с высокой степенью уверенности констатировать: целенаправленная травля Большой Тройки, в первую очередь - её признанного лидера С. В. Лукьяненко, осуществляется по заказу и при активном участии спецслужб. И, естественно, в полном соответствии с законами бессмертного совка, инициативу литературоведов в штатском восторженно принимают и подхватывают широкие слои компьютеризированной образованщины. Сперва, как положено, изобретается и - применительно к книгам Лукьяненко вбрасывается в массы невнятно-хамоватый ярлык "головачевщина" (что-то давненько реальные Авербахи и вымышленные Латунские не боролись с "клюевщиной " и "пилатчиной"!), а некто Вязников подвергает сомнению причины популярности титана словесности, во всеуслышанье заявляя, что-де критикуют Лукьяненко лишь те, кому он "не налил" - стало быть, любят только те, кому наливал? Затем под кампанию следует подвести политико-экономическую базу. Для начала - хотя бы на уровне гипотезы. Каковая тотчас и появляется. "Это же просто украинская тусовка против московской литманифест накатала! - постулирует некий С. Щеглов. - Кого ругаем, а? Васильева-Лукьяненко, лидеров АСТ по продажам. Кого хвалим? Олди-Валентинова-Вершинина, лидеров ЭКСМО. Резюме: перед нами еще один образец... насквозь продажной критики". Столь смелая и оригинальная гипотеза, безусловно, заслуживает анализа. Верно ли, что А. Лурье бранит только авторов, издающихся в АСТ? Нет, неверно. Из распечаток, которые есть у меня, ясно: в статье критикуются и авторы других издательств - ЭКСМО (Головачев) и "Азбуки" (Хаецкая). Верно ли, что А. Лурье хвалит только авторов, издающихся в ЭКСМО? Нет, неверно. Из тех же распечаток следует: одобрены и произведения авторов "Олма-пресс" (Латынина), "Азбуки" (Дяченки, Логинов), а главным образом - прошу особого внимания! - того же АСТ (Громов, Лукин, Еськов, снова Дяченки). Верно ли, что А. Лурье хвалит (и ругает) только лидеров "по продажам"? Нет, неверно. Большинство хвалимых (Громов, Лукин, Еськов, смею надеяться, и я), и часть ругаемых (Хаецкая), наверное, не последние по качеству текстов. Но никого из нас нельзя назвать чемпионами по скорописи и, соответственно, по тиражам. Верны ли соображения насчет "московско-украинского" противостояния? Нет, неверны. Среди лучших авторов АСТ немало граждан Украины (Дяченки, тот же Васильев), много россиян-немосквичей (например, Лукин), а некоторые совершенно спокойно издаются сразу в нескольких издательствах - в "Русиче", "Фолио" и АСТ (Валентинов) и даже, не подвергаясь никаким репрессиям, одновременно и в АСТ, и в ЭКСМО (Громов). А подавляющее большинство лучших авторов ЭКСМО - москвичи или, во всяком случае, россияне (скажем, не упомянутые диспутантами Дивов и Тырин). Мог ли автор гипотезы не обратить внимания на столь очевидные факты? Нет, не мог. И тем не менее он сознательно искажает ситуацию, произвольно тасует имена, фальсифицирует факты, уповая, очевидно, на некритичную доверчивость аудитории. Опять прием из арсенала пресловутых спецслужб! На беду г. Щеглова наше общество за последнее десятилетие приобрело в какой-то мере иммунитет к подобным методикам, и нынче довольно трудно быть убедительным, называя черное белым. К слову. Не исключен и элемент личной заинтересованности автора гипотезы. Если он - тот Сергей Щеглов, который по совместительству еще и автор романа "Часовой Армагеддона", то ретивость, вполне возможно, обусловлена исступленной благодарностью издательству АСТ, рискнувшему издать сей дремуче-графоманский опус. А также, можно предположить, и надеждой на то, что в награду за рьяность опубликуют и следующий шедевр. Разумеется, не без содействия лиц, которым теоретик Щеглов оказал услугу, ибо без откровенного нажима со стороны силовых структур ничто, подобное "Часовому Армагеддона", опубликовано быть не может. Впрочем, довольно о грязи. Я убежден: С. В. Лукьяненко в кротости своей простит всех этих Вязниковых, Щегловых и иже с ними. Ибо истинное величие - великодушно. Незлобив, смею заверить, и А. Д. Лурье. Нам же всем этими господами дан полезный урок. Нам напомнили: ничто не завершилось; толпа завистливых бездарей и ныне готова по первому же свистку с Лубянки единогласно топтать и обличать как в 1948 г. Ахматову, а в 1958 г. Пастернака - все чистое и светлое, чем велика и славна российская словесность! Но, к сожалению, дело вовсе не в этой агрессивно-безликой массе компексующих разночинцев. Будь это так, проблема решалась бы просто - в конце концов, тени всегда можно указать, где её место... Нет, ситуация куда серьезнее. И страшнее.

4.

Пришло время назвать вещи своими именами, без умолчаний и околичностей. Сквозь маскировочный туман культурологических штудий с полной очевидностью прорисовываются подлинные, стратегические задачи кампании: 1) в полном соответствии с кремлевско-лубянской концепцией сокрушения блока "Отечество" и нейтрализации его лидера Ю. Лужкова вбить клин между Москвой и российскими регионами (иначе для чего понадобилось подменять расплывчатым определением "московская тусовка" четкую дефиницию "тусовка российская"?). 2) в очередной раз, вслед за ангажированными известно кем СМИ, оскорбить и унизить белорусскую фантастику, а следовательно - хоть и опосредованно Беларусь в целом и её президента-интеграциониста А. Г. Лукашенко в частности (не потому ли надменно проигнорировано коноводами "дискуссии" творчество виднейших авторов ЭКСМО Ю. Брайдера и Н. Чадовича?). 3) и - главное! - обострить и без того непростые отношения между Украиной и Россией, путем подтасовок и фальсификаций стравить, рассорить творческую элиту двух великих славянских держав, а в конечном счете - и оба братских народа. Ясна и конечная цель. Насквозь коррумпированная постсоветская элита хорошо понимает, что близится время держать ответ за совершенные преступления. Единственное спасением для неё становится максимальная дестабилизация внешнеполитической обстановки и провоцирование социальных конфликтов. Повторяю: максимальная! А для этого мало "замочить" в подъезде известного политика-демократа, взорвать пару-тройку столичных многоэтажек или разутюжить танками крохотную республику. Для этого необходимы спецоперации глобальных масштабов. Такие, как кампания травли С. В. Лукьяненко, со всеми неизбежно из неё вытекающими последствиями. Конечно, заказчики и режиссеры этих трагических спектаклей предпочитают не выходить на поклон. Но как ни прячь зайца, уши все равно вылезут. Если, конечно, заяц жив. А он - жив. Живы и волки. Что уж говорить о медведе... "Разделяй и властвуй", - такова излюбленная метода компетентных органов. И уже не удивляет, что замешана сия омерзительная вакханалия на самом что ни на есть густопсовом антисемитизме, без коего у нас не обходится ни одна организованная лубянскими стратегами кампания травли, вне прямой зависимости от того, связана ли она с пресловутым "еврейским вопросом" или же просто среди диспутантов есть и евреи (в данном случае подвернувшийся под горячую руку некоего г. Левенкова А. Лурье).

5.

Как ни печально, приходится признать: усилия мастеров пресловутого "черного пиара" в очередной раз увенчались успехом. В итоге ювелирно роведенной кампании творчество Сергея В. Лукьяненко, кощунственно приравненное к музыке "стрелок" или "блестящих", охарактеризовано как "помесь (!) неинтересного (!!) детектива со скучной (!!!) литературной игрой, приправленная (!!!!) космооперным колоритом". Не вердикт, а Каинова печать! Остается лишь сожалеть, что защитники мэтра не сумели противопоставить мутному валу оголтелого шельмования ничего, кроме эмоций, лишенных убедительной аргументации. Что ж, это лишний раз показывает, как трепетно-беззащитен истинный талант в жестоком мире постсоветской реальности, где по-прежнему всевластно царят серость и бездушие, стократ приумноженые потенциалом Интернета! Но как бы ни бесновалась бесплодная псевдотусовочная фауна, как бы ни ярилась в тщетном тщании укусить побольнее, выслуживаясь перед сильными мира сего - их карта бита. Свет во тьме светит неугасимо, и авторы рассказа "Проводник отсюда", повести "Реликт" и песни "Последний парус" уже на века вписаны златыми буквами в манускрипт величайших достижений человеческого духа. Что же до меня, то, отнюдь не претендуя на позицию в первом эшелоне нашей фантастики, я, тем не менее, смею все же льстить себя робкой надеждой на то, что и мне найдется местечко в ряду скромных рабочих лошадок, не грешащих ни спесью, ни болезненно-инфантильной обидчивостью литературных трудяг, таких, как Успенский, Латынина и Лазарчук, Буркин и Хаецкая, Рыбаков, Олди и Громов, Еськов, оба Дяченко, Валентинов-Шмалько, Брайдер и Чадович, Лукин со Щепетневым, Дивов и Кудрявцев, Тырин, Перумов и, разумеется, Логинов - тот, который настоящий.

С чем и подписуюсь Лев Вершинин.


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»

Бог паутины, Еремей Парнов Читать →

Пылающие скалы, Еремей Парнов Читать →