Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Bibby James
 

«Ронан-варвар (пер. М.Кондратьев)», James Bibby

Много мифов и легенд сложено вокруг деяний Ронана Губителя Магов, величайшего из воинов. И только здесь, в «Розовой книге Улай», истинная правда может с достоверностью быть поведана.

Розовая Книга Улай

«Розовая Книга Улай» правдива и заслуживает доверия в той же мере, что и торговый агент, описывающий свое последние эротические приключения другому торговому агенту.

Лучший путеводитель по хроникам

Вот так книженция хоть куда!

Мав Мавсон (главный специалист по сбыту корпорации «Оркоубойные мечи»)

Книга первая

Меч

Однако первым, кто распознал подлинную ценность колдовского камня, стал Вотион, эльфийский маг с острова Д’Убак. Алчный коллекционер драгоценных камней, он изучал образчики незнакомого зеленого кристалла, собранные им на досуге в Южном Бехане, когда жужжащий у окна шершень начал его раздражать. Беспечно запустив в шершня махоньким огненным шариком, Вотион с изумлением обнаружил, что по какой-то причине сила его заклинания стократно увеличилась и получившийся в результате огненный шар снес целую стену, соседний дом, а также полмагазина на углу.

Отбившись от собравшейся в результате столь интересного события толпы линчевателей, Вотион устроился поудобнее и взялся за серьезное исследование свойств нового кристалла. К своему изумлению он обнаружил, что в отношении колдовства зеленый камень действует как увеличительное стекло, намного усиливая магическую мощь. Желая всегда иметь кристалл при себе и будучи искусным гранильщиком, Вотион вставил его в середину крученого золотого ожерелья, обвитого серебряными и платиновыми нитями и пропитанного всем его магическим хитроумием. Ожерелье это он стал носить на шее. Так Вотион сделался самым могущественным и прославленным магом в своем родном городке, и таким образом сей волшебный самоцвет стал известен как Ожерелье Вотиона…

Розовая Книга Улай

Ящерка просеменила по каменным плитам пола, а потом замерла подобно лимонно-желтой статуе, встревоженная внезапным движением в другом конце комнаты. Склонив голову набок, она ждала, пока ее органы чувств анализировали токи воздуха, вибрацию пола, а также странные вздохи и стоны, что исходили от груды мехов, наваленных перед гаснущим камином. Ящерка непонимающе прислушивалась, пока эти звуки быстро не достигли крещендо, прежде чем затихнуть, а затем припала к полу, когда большая и грозная фигура с трудом выпрямилась и шаткой походкой проследовала в соседнюю комнату. Воцарилась тишина, и ящерка снова засеменила вперед. Тут из-под мехов высунулась рука – женская рука, изящная, слегка подрагивающая от плохо сдерживаемой досады. Ящерка снова застыла, пока все ее органы чувств отчаянно кричали об опасности, а затем голубой свет вырвался из кончиков женских пальцев и вонзился в рептилию. Последовал легкий взрыв, вверх полетел небольшой клуб лимонно-желтого дыма, и ящерка мгновенно трансформировалась в удивительный чизбургер (с двойной порцией сыра). Изящная рука нетерпеливо поманила, и чизбургер, неохотно проплыв над полом, устроился на ожидающей его ладони.

*  *  *

Шикара откусила изрядный кусок чизбургера, а затем снова угрюмо свернулась в теплом гнездышке из мехов. Ну и ночка! Сплошное разочарование! Вообще-то в том, что ты колдунья, была масса преимуществ – особенно когда дело доходило до любовных игр. Даже с начинающими почти всегда можно было забыть про все вековечные проблемы, вытекающие из необходимости занятия любовью с такой эгоцентричной особью, как мужчина. Никаких больше обломов. Никаких «только не сегодня ночью, любимая, у меня завтра рыцарский турнир». Никаких «ах, дорогая, мне уже так хорошо, теперь бы поспать». Какой бы ни оказывалась потенциальная проблема, ее всегда можно было выделить и излечить, порой еще до ее реального возникновения. Для одуревшего от вина – быстрое Заклинание Стойкости. Для неопытного или эгоистичного – Заговор Замедленного Экстаза. Для малоодаренного (в смысле размера) – Зелье Увеличения.

Шикара саркастически фыркнула и потянулась за кубком вина на краю очага. О боги, какое же у мужчин скудное воображение! Предложи им выбор, и все непременно к Зелью Увеличения тянутся. Причем всегда одной и той же части тела. Почему они никогда поэкспериментировать не хотят? Наверное, им просто ничего лучшего в голову не приходит. Шикара вспомнила одного молодого воина, по которому она несколько лет назад сходила с ума. Она тогда сделала ему полуметровый язык. Все шло прекрасно, пока он им мух не начал ловить. Фу, пакость какая! Особенно в самом разгаре любовной игры. Хотя даже тогда все получалось не так скверно…

Шикара выгнулась как кошка, наслаждаясь мягким скольжением мехов по телу, и принялась находить утешение в воспоминаниях о прежних любовниках. Был там один юный принц… как бишь его звали? Ах, какой сладкий мальчик. Неопытный, прямодушный, высоконравственный… однажды отказался заниматься любовью, потому что в тот день был какой-то церковный праздник, а когда она попыталась его принудить, в ванной заперся. Тогда она смеха ради пустила в замочную скважину заклинание Незримого Минета. Ну и звуки там целый час раздавались! Как будто юного принца до смерти гигантская пиявка засасывала. Когда он наконец оттуда появился, он, наверное, килограмм пять сбросил и трясся как осиновый лист. Ей он после такой переделки уже был без надобности. Просто растраченная сила. В конце концов она прослышала, что он отказался от мирской жизни и пошел искать спокойствия и отдохновения в монастырь. Тогда в приступе ностальгии она наложила на юного принца неведомое для него заклятие, жалуя ему один час Незримого Минета каждый год в день его рождения. Наверняка первый же день рождения стал для него порядочным шоком. Да и для других монахов, если вдуматься, тоже.

Звук шагов в соседней комнате резко вернул Шикару в настоящее, и она раздраженно нахмурилась. Ну и любовничком же оказался этот Некрос! Две недели назад, когда она впервые его увидела, бодро шагающего в «Сны Дренаи» («Ночной премьер-клуб Чуч-Хевена»), ее сразу же поразило его смуглое, мускулистое тело. Ну, а когда он собственным мечом беспечно обезглавил бармена за то, что тот обслужил вне очереди кого-то еще, она оказалась просто сражена. Шикара всегда находила сочетание мужественной красоты и небрежного зверства весьма возбуждающим. Но в первую же их совместную ночь пелена спала с ее глаз подобно апатодону[?], бросающемуся с высокого утеса. Шикара питала немалые надежды на то, что Некрос окажется в определенной степени сексуальным атлетом – и, надо признать, в своем роде он им был. Вот только специализировался он, к несчастью, исключительно в спринте. С тех пор Шикара использовала все заклинания из своей книги, чтобы попытаться внести в его репертуар немного скоростной выносливости. Поначалу она, как будто, добилась некоторых успехов, но в дальнейшем стало казаться, что от ее магии ни клята хорошего. Подобно большинству спринтеров мирового класса Некрос, похоже, всякий раз старался одолеть десятисекундный барьер.

С разочарованным вздохом Шикара осушила кубок, а затем хмуро взглянула в дверной проход, когда там снова появился Некрос. Почти двухметровая мускулистая фигура смотрелась несколько нелепо, завернутая в дамский халат, который воин натянул в прохладе соседней комнаты. Саркастическое замечание, уже приготовленное Шикарой, застыло у нее на губах, и глаза ее вспыхнули злобой, когда она заметила, что Некрос пролистывает древнюю книгу в кожаном переплете. «Minutiae Carmenorum»! Ее личная книга заклинаний! Не то чтобы ей теперь приходилось часто с ней сверяться… и вряд ли эта книга была способна хоть как-то помочь кому-то, лишенному Силы… и все-таки! Да как он посмел? Он что, не понимает, что для женщины книга заклинаний интимнее ее дневника? Похоже, теперь дело оборачивалось еще хуже, чем в тот раз, когда она битых трое суток завлекала к себе домой легендарного Тобульта Убийцу Драконов – и лишь затем, что бы застать его в спальне перед зеркалом, где он примерял на себя кое-какие вещицы из ее самого что ни на есть женского нижнего белья.

Охваченная яростью, Шикара швырнула в Некроса быстрое Мыслежало – и изумленно повалилась назад, когда он отразил жало прямиком в нее. Как больно! Да каким таким клятом, невесть по какой причине она не могла двигаться, не могла толком подумать… Вино! Мысли Шикары обратились вовнутрь, пока она просматривала содержимое своего кровотока, анализируя и оценивая. Ага, наркотик! Но и с наркотиком в крови она не должна была потерять способность, даже со связанными руками она должна так мозгануть Некроса, чтобы тот по стенке потек. Откуда у него Сила, чтобы ее сковать? Озадаченная Шикара уставилась на Некроса, а затем все у нее внутри сжалось от ужаса, когда она заметила блеск золотого украшения у него на шее. Пять Великих демонов, мать вашу! Это же Ожерелье Вотиона! Как он его нашел? Шикара могла бы поклясться, что оно, обернутое заговорами и заклинаниями, в полной безопасности лежит на самом дне выдвижного ящика с ее нижним бельем. Должно быть, оно у него уже несколько дней… ничего удивительного, что Заговор Замедленного Экстаза не срабатывал. Надо полагать, мерзавец выдавал ответное заклинание! Что ж, это объясняет и то, почему у нее вдруг Тертый Бычий Член кончился. Вот ублюдок хитрожопый!

Найдя нужную страницу Некрос удовлетворенно хмыкнул, затем пристально посмотрел на Шикару, и она с ужасом увидела, что в его глазах нет никаких эмоций, кроме довольства собой и… нет, не может быть! Да, ненависти!

Господи, какая же она была дура! Шикара снова утонула в мехах, потрясенная и уязвленная, не способная ни о чем подумать. Она беспомощно лежала, когда Некрос начал монотонную декламацию. Голос его, казалось, переполнял комнату примерно так же, как дыня может переполнить рюмку для яйца, а слова словно бы наносили Шикаре физические удары, пока она всеми силами пыталась заставить свой разум работать. Совместное действие наркотика и заклятия лишило ее способности причинить Некросу любой вред, но она твердо знала, что должна что-то сделать.


Еще несколько книг в жанре «Юмористическая фантастика»