Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Дубровин Евгений Пантелеевич
 

«А сбоку пропеллер», Евгений Дубровин

Изобрел я одну штуку. Не велосипед, конечно, но тоже вещь приличная. Понес начальству на утверждение.

– Хорошая штука, – говорит начальство, – только сбоку надо приделать пропеллер.

– Зачем пропеллер? – удивился я.

– Чтобы летала.

– Но она рождена ползать.

– Надо будет – так полетит, – говорит начальство и хмурится. Недовольно, значит.

– Нет, – твердо заявил я. – Пропеллер делать не буду.

– Ну, как знаешь, – говорит начальство. – Дело хозяйское.

Вроде бы даже так доброжелательно сказало.

А я через неделю должен вместе с семьей в дом отдыха на Черноморское побережье лететь. Все уже было на мази. Прихожу в местком за путевкой, а мне и говорят:

– Вот вам две путевки: на жену и сына, а ваша – облизнулась.

– На каком это таком основании она облизнулась? – удивился я.

– Передали другому товарищу – с наибольшей производительностью.

Вот как, значит, повернулся пропеллер. Другой бы скандалить стал, жалобы строчить начал, а я плюнул на все и решил отдыхать дома, в четырех стенах. Жена, как узнала, – в слезы. «Пропадешь ты, – говорит, – истощишься, и через месяц тебя местком в казенный гроб положит. И потом, кто тебе посуду мыть будет?»

Сын тоже смотрит на меня, как на потенциального покойника. Но я настоял на своем.

Уехала моя семья с охами и причитаниями, а я первым делом из чулана раскладушку вытащил и на балкон поставил. Давно мне это хотелось сделать, да жена категорически возражала. «Блажь у тебя это, – говорит, – какой это дурак на балконе на раскладушке лежит?»

Установил я раскладушку на самом солнцепеке, намазался кремом для загара, приготовил «Современный французский детектив», затем принес из холодильника бутылку «Рислинга» и приступил к отдыху в четырех стенах. Красотища! Никто на ноги не наступает, не сыплет в глаза песок, не просит присмотреть за его вещами.

Когда идешь в ванную принять душ (кстати, никакой очереди!) – не боишься, что кто-нибудь унесет раскладушку. Единственный недостаток – нельзя кинуться в волну, но где это сказано, что для полного отдыха необходимо кидаться в мутную кишащую головами, мячами, спасательными кругами, спичечными коробками волну?

В общем, до обеда я дотянул вполне нормально. Встал с раскладушки не издерганным, не психованным, а отдохнувшим, бодрым, даже слегка поумневшим (детектив обостряет ум).

Затем я отправился на кухню обедать. Там тоже не было никакой очереди, и я спокойно принялся за приготовление обеда. Первым делом я пожарил себе яичницу с салом, которая была у нас в семье под запретом. Слопал я в свое удовольствие яичницу, выпил крепкого чаю, прилег на диван, взял газету и читаю. Для полного комфорта пластинку с вальсами Штрауса на проигрыватель поставил.

Ничего, жить можно. А тут еще сюрприз. Раздается звонок, и голос моего лучшего приятеля Володьки:

– Старик! Ты чем занимаешься?

– Поел яичницы с салом и читаю газету, – отвечаю я.

– Хандра? – спрашивает Володька.

– Нисколько. Наслаждаюсь, – отвечаю.

Володька задумался, потом говорит:

– Ну ничего, сейчас мы тебя расшевелим. Нагрянем к тебе всей компанией.

– Ни в коем случае! – кричу я в трубку. – Кто за вами посуду мыть будет?

Но Володька уже положил трубку.

Через минут сорок действительно нагрянула компания. Танцевали и веселились далеко за полночь. Посуду помыла одна стройная блондинка. Когда мы расставались, блондинка мне сказала:

– Вообще-то ты парень ничего, но плохо одет, не в ногу с веком. И вес твой росту не соответствует.

Очень задели меня ее слова. Я-то считал себя вполне симпатичным мужчиной и думал, что модно одеваюсь.

– В общем, – засмеялась блондинка, – сроку даем тебе неделю. В воскресенье сделаем экзамен на элегантность.

 

Экзамен на элегантность я сдал.

 

Через месяц приехала моя семья. Жена увидела меня и заплакала:

– Ты посмотри, кто я и кто ты! Я чучело, а ты словно манекен с выставки.

Мы подошли к зеркалу, и я действительно увидел манекен и, извините, чучело.

– Ничего, – пробормотал я, – как-нибудь устроится.

– Очереди, нервотрепка, – опять заплакала жена. – А у тебя… у тебя даже посуда помыта. Я думала, что хоть на посуде тебя пожалею… Какой ты у меня элегантный…

– Это все мой начальник, – сказал я.

Наутро я явился на работу и зашел к начальнику. Навстречу мне поднялся обгоревший на солнце (тоже только что с юга), с красным затылком и белыми выцветшими волосами хмурый, невыспавшийся человек. Мне стало жалко своего начальника.

– Ладно, рисуйте сбоку пропеллер, – великодушно сказал я.


Еще несколько книг в жанре «Советская классическая проза»

Плаха, Чингиз Айтматов Читать →

Синие сумерки, Виктор Астафьев Читать →