Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Бергстром Элейн
 

«Полотно темных душ», Элейн Бергстром

Эта история была записана на древнем свитке, сохраненном Орденом Стражей. Края свитка истлели, но сам текст не пострадал.

Пролог

Скиа из племени Абберов, кочевавшего по стране кошмаров, первой увидела луговые цветы. Шаман племени сказал, что сама земля привела ее к ним.

Она ловила с остальными женщинами рыбу в реке Ивлис – к западу от стойбища. Улов сети принесли скудный, но все же оставалась надежда, что в следующий раз повезет больше. Они произнесли обрядовые заклинания, взывая к щедрости земли, и забросили невод во второй раз. Ниже узкой протоки, где они оставили сети, на теплой песчаной отмели резвились малыши. Дети постарше с копьями наизготовку охраняли маленьких, готовые поразить подкравшуюся серую водяную змею или ядовитую пиявку, которых было полно в мутных водах Ивлиса.

День был жарким и душным. Воздух, казалось, был наполнен какой-то тяжестью, редкие белые облака начали темнеть и собираться в медленно приближавшуюся спираль. Охотники, знавшие, чем грозят эти явления, тут же повернули обратно в лагерь. Но рыбаки, занятые своим делом, не видели горизонта за высокими песчаными берегами и замешкались. Небо внезапно почернело. Ветер коротко, пронзительно взвыл, и тут же с неба посыпался град, в мгновение ока заковав только что сухую землю в ледяной панцирь. Ивлис – теплый и безмятежный секундой раньше, обернулся бурным вспененным потоком.

Женщины подхватили детей и отчаянно карабкались по обледеневшим берегам наверх – взбесившаяся вода гналась за ними по пятам. Скиа, несшая на руках младшего сына, оступилась. Ей как-то удалось вытолкнуть ребенка на уже надежный берег, и тут она потеряла равновесие и рухнула прямо в пенный бурлящий водоворот – поток подхватил ее. Грязная вода заполнила рот, закрыла глаза, голодная река потащила ее на дно.

Погибнуть, разбившись о каменистое дно, значит стать рабом земли, призраком ее бурного капризного нрава. Страстно пытаясь избежать этой участи, Скиа выскользнула из сковавшей тело юбки, чудом сделала несколько сильных гребков и сумела зацепиться за корявый пень, торчавший у самой кромки воды. Но река уже подмыла его корни, и он тут же обрушился в пенную воду. Скиа подтянулась как можно выше, крепче прижалась к деревянному обрубку. Внезапно из воды поднялось облако пара, гораздо более плотного, чем любой туман или дым, сомкнулось вокруг нее и закрыло берег. Накрепко вцепившись в корни, Скиа предоставила себя воле реки.

Она должна была бы замерзнуть насмерть, но земля судила иначе. Буря оборвалась так же внезапно, как и началась. Засияло солнце, и воздух вновь потеплел, но бурная река не успокоилась. Не в силах приблизиться к берегу, Скиа плыла несколько часов на своем утлом и вертком поплавке, уставая все больше и больше от непрерывной схватки со стихией. И вдруг Туманы Смерти оказались перед ней – пульсирующий дым. Живой. Вечный. Край света. Племя Скии не отваживалось заходить за их темную неизвестность. И никто не отваживался.

Впереди страшный туман, из которого нет возврата, сзади – пустота. Страх придал Скии силы, отчаянным усилием ей удалось выгрести к берегу, и она спрыгнула со своего поплавка на первый же большой камень у кромки воды.

Скиа выползла на сухую землю, поцеловала ее, благодаря за спасение. Она оказалась далеко от стойбища, в неведомой земле пурпурного неба и стрекочущих насекомых. Но она была из племени Абберов и достаточно сильна, чтобы выжить в одиночку, добраться до своих.

Солнце вдруг пропало, а на плоской, поросшей травами и дикими цветами равнине не было видно ничего, что могло бы послужить убежищем на ночь. Скиа выкопала в песке ямку, набросала травы и зарылась в нее. Возблагодарив землю, она заснула.

На следующий день Скиа проснулась поздно и обнаружила, что луг полностью переменился. Серые травы сменили колючие кусты, а на них из шипов вырастали белые цветы с дурманящим тяжелым запахом. Бутоны, сияя на ослепительном солнце, опьяняли ее своим ароматом. У Скии помутилось в глазах, гул в ушах заглушал даже звук ее собственного голоса, когда она вслух рассуждала, как ей поступить. Она собиралась возвращаться обратно по реке, но река пропала под бесконечным лугом. Ничего не понимая, измотавшаяся вконец Скиа забралась в свою ямку и снова уснула.

Следующее пробуждение принесло новые перемены. Сиявшие цветки облетали, роняли лепестки, и на их месте появлялись плоды, на ее глазах из бледно-зеленых становившиеся иссиня-черными.

Голодная и ничего не понимающая Скиа набрала пригоршню блестящих ягод и обнаружила, что плоды восхитительно сладки. Распевая ритуальные песни благодарения, она принялась поедать их. Ягоды утолили ее голод и ее печаль. Воздух казался легче, летнее солнце пригревало все теплее. Жужжание в ушах прекратилось. Обрывая ягоды, она добралась до края луга, но уже не хотела покидать его.

Через несколько дней на нее наткнулось все племя. Губы и пальцы Скии были черными от сока ягод, глаза – совершенно пусты.

Теперь уже на кустах осталось совсем немного пышных белых цветков. Но люди ее племени опасались этой земли и не ходили среди кустов, не пробовали ягод. Время мало что значило для Абберов, которые жили в таких землях, где дни и времена года сменялись вдруг, неожиданно, так что племя решило отойти от луга, разбить лагерь и ждать. Скиа была жива. Может быть, земля решит освободить ее.

Им не пришлось ждать долго. Луг начал сотрясаться, земля потрескалась. Из глубокой расщелины в самой середине долины поднялась туча синей гудящей саранчи и закрыла небо. Насекомые облепили кусты, пожирали листья с той же жадностью, которую испытала и Скиа. Насекомые насыщались весь день, раздуваясь на глазах, а потом отложили яйца на ягоды, устилавшие землю. После этого весь рой поднялся в небо единым темным облаком и скрылся в черных Туманах Смерти, за которыми кончался этот свет. Той же ночью яйца лопнули. На следующий день черви пожрали все, что еще оставалось от ягод, а затем опутали себя коконами тончайшей паутины – мягкой и невесомой.


Еще несколько книг в жанре «Ужасы и Мистика»

Лагерь, Гай Смит Читать →

Пленник, Майкл Смит Читать →