Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Багиров Эдуард
 
Данная книга доступна для чтения частично. Прочитать полную версию можно на сайте нашего партнера: читать книгу «Любовники»

«Любовники», Эдуард Багиров

  • Я отличаюсь от многих из вас
  • Тем, что живу по особым законам,
  • Тем, что пишу этой ночью бессонной
  • Лишь потому, что мне грустно сейчас.
  • Я отличаюсь от многих из тех,
  • Что меня искренне, честно любили —
  • Тем, что любовь, и огонь, и успех —
  • Буквами, строчками, рифмами были.
  • Я отличаюсь от радостных дев
  • Возрастом, полом, обличьем и весом,
  • Тем, что я – шут и беспечный повеса,
  • И – скорпион, а не дева и лев.
  • Я отличаюсь от прочих вокруг
  • Тем, что порой выключал телефоны
  • Лишь для того, чтобы ночью бессонной
  • Не наложить на себя своих рук.
  • Я отличаюсь порой от себя
  • Тем, что себя не считаю поэтом,
  • И понимаю, что только поэтому
  • Не умираю, о прошлом скорбя.
  • Я отличаюсь от многих других,
  • С кем мои женщины спят, позабывшие
  • Море и солнце, на небе застывшее,
  • Вдруг увидавши счастливыми их.
  • Я отличаюсь от ваших мужей
  • Тем, что порою, забыв о приличии,
  • Я уходил, когда гнали взашей,
  • Не замечая всех знаков различия.
  • Я отличаюсь лишь тем, что люблю
  • Тех, с кем я был – с кем года, с кем – минуты,
  • Тем что не жил, подчиняясь статуту,
  • Тем, что себя очень долго терплю.

Андрей orlusha Орлов, «Про знаки различия»

 

Иллюстрация к книге

 

1999 год

Посвящается А.З.

– Ничего страшного. Он заходит в подъезд, мы тихонько следом. Потом ждём, он выходит, я ему ствол в рожу, мол, стоять, сволочь. Он садится на задницу, и мы на его плечах врываемся в квартиру.

– Да мне-то по барабану, можешь поверить. А если там шум поднимется?

– Какой шум? Откуда? Пусть только муркнет кто-нибудь. С ноги по яйцам, стволом в башню, и сразу наступит тишина, как в склепе. Вот увидишь.

– Плоховато я тебя что-то со стволом представляю, Жень. Ну, да ладно. Где наша не пропадала.

Со мной вдруг неожиданно изъявил желание встретиться мой старый знакомый – Евгений Алиев. Я не отказался – свободного времени предостаточно.

Мы у метро пьем пиво прямо из бутылок. Друзьями в полном смысле слова нас не назовёшь: лишь изредка перекидывались парой слов в общих компаниях, да пересекались на базах и складах бывшей гостиницы «Севастополь», где скупали мелким оптом для последующей реализации всякую херню. Стоит ранняя весна девяносто девятого года, и мы едва сводим концы с концами в угрюмой и подавленной послекризисной столице. Источников дохода практически нет, а есть хочется каждый день. Нормально заработать в нашем полулегальном положении реально не представляется, а для воровства мы теперь уже слишком взрослые. Да и для нищенства… Поэтому не гнушаемся любыми заработками, лишь бы честными. Хотя бы относительно.

– Образцов, ты чем сейчас занимаешься?

– Да ничем, – ответил я. – Шатаюсь по электричкам, и впариваю народу пояса для похудения. Резиновые такие, может видал в «Севастополе»?

– Круто, – заржал Алиев. – А как ты попал на электрички-то? Там же мафия. С год назад одного моего приятеля где-то у Немчиновки прямо на ходу из вагона выкинули, вместе с товаром. Чудом под встречную не попал.

– Меня тоже пытались выкинуть. Только не вышло ни хера. Я, как увидел в тамбуре их бычьи рожи, сразу всё понял. Без разговоров схватил бригадира ихнего за голову, и долбанул о тамбурную створу. Он до самой Москвы так и не очухался.

А оставшаяся шелупонь вкурила, что с ними я и тем более базарить не намерен, и отлипла. В Москве вышел, узнал у них, как найти старшего, и сам решил с ним все вопросы.

– Заносишь кому-то, что ли?

– Да заношу… Только немного. А точнее, сколько сам посчитаю нужным. Там ведь тоже все люди разные. Шелупонь всякая отстегивает какие-то конкретные проценты, за ними там следят крепко. А я не шелупонь, со мной связываться – себе дороже. Поэтому мои пожертвования – это скорее жест доброй воли, хе-хе.

– Интересно ты живёшь, Рома, – улыбнулся Алиев. – Никогда не мог понять людей, работающих в электричках. С моей точки зрения они всегда были тупыми барыгами самого низкопробного пошиба.

– И ты абсолютно прав. Торгаши поганые. Ходят по вагонам, и бубнят в пустоту. Ты думаешь, мне это нравится, ходить и бубнить? Ты же про товар рассказываешь, а вагон занимается своими делам, и в хер не дует. Кто жрёт, кто спит, кто газету читает. А я – артист, мне внимание аудитории важно. Сам знаешь, краеугольный камень успеха в нашем деле, нерушимый постулат – «глаза в глаза» с клиентом. А в вагоне с кем мне глаза в глаза? Кому мне там улыбаться?

– Ну и чего тогда занимаешься херней? Сам ведь знаешь – выйди на любой станции, просто обойди всю округу, и распихаешь по конторам всё, что угодно. Ты ж ещё с «канадских» офисов начинал, у тебя такой опыт колоссальный, а ты по электричкам распыляешься.

– Да знаю я, старик… Апатия у меня какаято, понимаешь? Живу, как растение, без мыслей и желаний. День прошёл, и то хорошо. Вот ты говоришь – опыт. Ну, опыт! А куда его применить-то? У людей тупо нет денег. До кризиса, сам знаешь, можно было пару сотен баксов в день поднимать. Это если не напрягаться. А если напрячься, то и пятьсот не предел. А сейчас что? Безнадега какаято, страна в жопе, и мы вместе с ней…


Еще несколько книг в жанре «Современная проза»

Суровый воздух, Иван Арсентьев Читать →

Окружение, Хьелль Аскильдсен Читать →