Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Берроуз Эдгар
 

«Тарзан и Город Золота», Эдгар Берроуз

ГЛАВА I

Стояла середина сентября. Сезон дождей, неустанно льющихся с июня на всем протяжении африканского континента от Тигра и Амхары с юга и Гойама, Шоа и Каффы с севера, подходил к концу. Дожди прекратились, но реки вышли из берегов, а земля была влажной и мягкой.

По дорогам в поисках одиноких путников, караванов или селений рыскали разбойники-шифты. Эти бандиты, объявленные вне закона, за голову каждого из которых была обещана приличная сумма, обычно отсиживались в своих крепостях в неприступных горах Каффы. Но вот сейчас они вышли на охоту. Глухой топот их неподкованных лошадей нарушал ночную тишину, но это не внушало им тревоги: слишком силен был страх у местных жителей попасться бандитам на глаза.

Однако они не были одиноки в своих поисках. В том же направлении, но немного впереди них охотящийся зверь выслеживал свою жертву. Его чуткие ноздри не могли уловить запах человека, так как ветер дул от него по направлению к разбойникам, а острый слух охотника напрасно напрягался: рыхлая, мягкая земля поглощала топот копыт.

Этот охотник своим обликом вовсе не походил на хищного зверя, однако его внешность еще в меньшей степени указывала на его истинное происхождение английского лорда.

Этим странным существом был Тарзан из племени обезьян.

Он привык утолять свой голод исключительно за счет охоты, причем охотился в своих излюбленных местах. Уже два дня как Тарзан был голоден – два дня без малейшей передышки шел дождь. Сейчас его внимание привлек олененок, который пил воду из заросшего тростником и кустарником ручья. Тарзан, осторожно ползя по траве, старался занять удобное положение, чтобы пустить стрелу или бросить копье. Он потерял на какое-то время присущую ему бдительность, и Уша-ветер, переносящий запахи и звуки, – пронес их мимо чутких ноздрей и ушей Тарзана. Он не почувствовал, как недалеко от него группа всадников осадила коней и с неотрывным вниманием следила за ним.

Не подозревая о грозящей ему опасности, Тарзан с величайшей осторожностью тихо подкрадывался к своей жертве.

Между тем разбойники-шифты покинули небольшую возвышенность, откуда молча наблюдали за ним, и двинулись в его сторону, выставив вперед копья и длинноствольные мушкеты. Они были явно озадачены его своеобразным обликом – никогда прежде им не случалось видеть большого белого человека, подобного этому, – но больше, чем любопытство, ими владела жажда убийства.

Время от времени олененок пытливо оглядывался по сторонам, и тогда Тарзан замирал, словно статуя. Вдруг взгляд животного скользнул по фигуре человека-обезьяны и задержался на мгновение. Затем олененок подпрыгнул и скрылся. Тарзан чисто инстинктивно оглянулся – он был уверен, что не он был причиной бегства оленя, а кто-то позади него, кого обнаружили острые глаза Уаппи. И действительно, полдюжины всадников направлялись в его сторону. Ему было ясно, что это шифты, враги более жестокие и кровожадные, чем лев Нума.

Когда они поняли, что обнаружены, то пустили лошадей в галоп, пытаясь окружить его. При этом они размахивали оружием и дико кричали. Однако они не открывали огонь, вероятно желая повергнуть его на землю и растоптать или пронзить его тело своими стрелами и копьями. А быть может, они надеялись вкусить варварское удовольствие охоты на человека.

Но Тарзан и не думал спасаться бегством, хотя, безусловно, ему были известны все возможные пути спасения от любого врага. Он отлично понимал, что от вооруженных людей убежать невозможно. И потому он решил сражаться до тех пор, пока не представится счастливый случай для бегства.

Высокий, прекрасно сложенный, с фигурой скорее Аполлона, чем Геркулеса, в набедренной повязке из львиной шкуры, он походил на мифического лесного бога. Колчан со стрелами и небольшое копье за спиной, на бедре – охотничий нож, доставшийся ему от отца, да лук в левой руке – таковым было его оружие.

Подобно молнии Ара, Тарзан, в мгновение ока определив надвигающуюся на него опасность, стремительно вскочил на ноги и мгновенно натянул свой лук.

Коротким, но мощным был лук человека-обезьяны, его стрелы легко проходили сквозь толстую кожу диких животных. Ни одному цивилизованному человеку не удалось бы натянуть его тетиву.

Прямо в сердце одного из бандитов угодила первая стрела, и он, вскинув руки над головой, свалился с седла. Четыре другие стрелы, посланные Тарзаном с молниеносной быстротой, нашли свою цель. Еще один разбойник упал с лошади замертво, трое других были ранены.

Прошло всего несколько мгновений, и вот уже Тарзан стоит окруженный уцелевшими бандитами. Правда, трое раненых гораздо более обеспокоены тем, чтобы извлечь из тела пущенные в них стрелы, но другой, целый и невредимый, воспользовавшись моментом, направил свое копье прямо в широкую грудь великана.

Отступать было некуда. Сзади Тарзана стояли всадники. И тут на помощь человеку-обезьяне пришли присущие ему ловкость, проворство и сила. Сорвав свой лук, который он после выстрела повесил на шею, Тарзан ударом отвел вражеское копье и, схватив бандита за руку, мигом очутился на спине лошади позади него.