Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Байкалов Дмитрий, Синицын Андрей
 

«Ровесники фантастики», Дмитрий Байкалов и др.

РАЗМЫШЛЕНИЯ

Андрей Синицын, Дмитрий Байкалов.

Ровесники фантастики

Первое января 1901 года. Икра и шампанское. Под звон бокалов в зал вносят розовощекого ровесника века.

Двадцать пятое октября 1917 года. Сало, лук и самогон. Под выстрел "Авроры" испуганному отцу семейства выдают ровесника революции.

Ровесники, ровесницы... Кто мы? Родившиеся в начале шестидесятых под судьбоносный слоган "Поехали!", и одновременно с выходом в издательстве ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия" первого ежегодного сборника научно-фантастических повестей, рассказов и очерков - "Фантастика". Кто?.. Ну конечно же, ровесники фантастики, а может быть... ее жертвы? И кому, как не нам, поразмышлять о судьбе любимого сборника, в частности и любимого жанра, вообще.

Дорога воспоминаний

Вот уже почти десять лет на прилавках магазинов нельзя встретить книг с желанной надписью "Фантастика-...", однако до этого около тридцати лет ежегодники регулярно радовали читателей.

Радость эта, надо сказать, не всегда была одинаковой. Если "Фантастика" шестидесятых и начала семидесятых годов приносила радость духовную (одно перечисление фамилий авторов сборников приводит в благоговейный трепет: А. и Б. Стругацкие, А. Днепров, И. Варшавский, Е. Войскунский, И. Лукодьянов, Г. Альтов, В. Журавлева, В. Крапивин, А. Громова, Д. Биленкин, С. Гансовский), то в восьмидесятые годы обладание заветным томиком доставляло радость скорее телесную: обложку, там, погладить, страницы раздвинуть. Ведь читать, по сути, было не просто нечего, а, вообще говоря, даже невозможно. По соображениям идеологическим, а при ближайшем рассмотрении, скорее клановым, достойных авторов в сборник не допускали. И не просто не допускали, а старались всячески оттереть от кормушки. Одна только статья без подписи "В совете фантастов", напечатанная в "Фантастике-87", чего стоит. В частности, о "творчестве писателей Стругацких" там говорится: "...элитарное, авангардное" искусство смыкается с "массовой культурой" самого низшего сорта.

Бывшие "прогрессисты" пропагандируют пошлость, зарабатывая дешевую славу и популярность". No comment.

Вот так в конце восьмидесятых, после долгой, продолжительной болезни, не приходя в сознание, молодогвардейская фантастика потихонечку скончалась.

Видел ли когда-нибудь кто-нибудь пустым свято место. Мы лично нет. На смену новопреставившемуся с энтузиазмом явилось ВТО МПФ (Всесоюзное творческое объединение молодых писателей фантастов). Сейчас бытует мнение, что все, что делало ВТО в начале девяностых годов, представляет собой беспросветную серость и литературную беспомощность. По большому счету, так оно и есть. Но нельзя не отметить и тот факт, что, несмотря на всю свою ангажированность, ВТО проводило бесплатные (!) семинары для молодых авторов. Люди приезжали со всех концов нашей бывшей необъятной родины, смотрели друг на друга, читали рукописи и начинали осознавать, что они "не твари дрожащие, а право имеют", а если к этому добавить еще и гонорары...

Нынешним начинающим такое и не снилось. К более чем сотне выпущенных ВТО книг имеют то или иное отношение половина ныне активно публикующихся авторов. Достаточно назвать В. Головачева, А. Бушкова, Л. Вершинина, Ю. Брайдера и Н. Чадовича, В. Звягинцева, Е. Лукина, С. Лукьяненко, Ю. Буркина, Л. Кудрявцева и многих других. Так что, присуждение на фестивале фантастики "Фанкон-95" В. Пищенко, организатору и руководителю ВТО МПФ, премии за развитие русскоязычной фантастики не выглядит неким нонсенсом, а совсем даже наоборот. Но ничто не вечно под луной. Канули в Лету неограниченные комсоРовеснпки Фантастики 5О1 мольские ресурсы. Конкуренции с коммерческими издательствами ВТО не выдержало.

Было бы в корне неверно утверждать, что в те годы только ВТО пестовало начинающих авторов. В Москве и тогда еще Ленинграде имели место быть семинары молодых писателей фантастов. Московский семинар отличался большой демократичностью.

Его попеременно вели А. Стругацкий, Д. Биленкин, Е. Войскунский и Г. Гуревич. Бессменным же воспитателем питерцев был Б. Стругацкий, прививавший семинаристам основы литературного труда путем железной дисциплины. Творческое соревнование братских семинаров было предопределено одним их местоположением и продолжалось как при раздельном, так сказать, существовании, так и при очных встречах писателей в Малеевке или Дубултах, уже на всесоюзных семинарах. Москвичи Э. Геворкян, В. Покровский, Б. Руденко, В. Бабенко, А. Силецкий, А. Саломатов воссоединялись там с питерцами В. Рыбаковым, А. Столяровым, А. Измайловым, С. Логиновым, Н. Ютановым и примкнувшими к ним Б. Штерном из Киева, М. Веллером из Таллина, А. Лазарчуком и М. Успенским из Красноярска, С. Ивановым и Д. Трускиновской из Риги.

Если внимательно вчитаться в приведенные фамилии, то как раз можно получить вторую, недостающую, половину авторов, книги с именами которых в настоящее время оккупировали прилавки магазинов. Хотелось бы в этой связи вспомнить Н. М. Беркову, буквально выпестовавшую сии дарования, а ныне незаслуженно забытую. Будем надеяться, что в ближайшее время ее вклад в фантастику будет достойно отмечен.

Меж ДВУХ времен

Но пришло время, и собрались Трое, и не осталось ничего, и покрылась земля разломами, а небо черными птицами, и брат стал чужим брату. Где эти Трое сейчас? Там же, где и мы все.

Одни плавают чуть выше, другие чуть ниже, но не утонет никто, ибо для того, чтобы достичь дна, надо быть хоть немного тяжелее субстанции, в которой находишься.

Но речь, собственно, не об этом. Советского Союза не стало.

И вместе с прощальным взглядом беловежского зубра, тоскливо направленным вслед мутным габаритным огням удаляющихся лимузинов, исчезла, растаяла, как утренний туман, советская фантастика. Действительность превзошла все то, о чем осторожно намекали между строк лучшие, а уж необходимость "призывать молодежь к поступлению в ПТУ и технические ВТУЗы" превратилась из обычного идиотизма в клинический. Казалось бы, все кончено, но нет. Сладкое слово "свобода" опиумным дымом наполнило легкие. Печатать стали всё, что позволяли деньги, а деньги позволяли многое. "Когда б вы знали, из какого сора растут стихи...", и сор сделал свое дело. То тут, то там начали пробиваться ростки Новой фантастики. В Москве возникает редакционнопроизводственный кооператив "Текст" (руководитель В. Бабенко), а в Санкт-Петербурге издательство "Terra fantastica" (директор Н. Ютанов), которые начинают активно выпускать книги бывших семинаристов. Эти повести и романы были тогда очень тепло встречены читателями, что совершенно закономерно, ведь они не были ориентированы на конъюнктуру книжного рынка (который еще, собственно, и не существовал), а представляли собой литературу в чистом виде, извлеченную из долгого ящика кровоточащую душу художника. Один за другим "Старт" (премию за дебютную книгу, вручаемую на фестивале фантастики "Аэлита" в городе Свердловске-Екатеринбурге) получили Б. Штерн за сборник "Чья планета?" (1989 г.), А. Столяров за сборник "Изгнание беса" (1990 г.), В. Рыбаков за роман "Очаг на башне" (1991 г.), А. Тюрин и А. Щеголев за роман "Клетка для буйных" (1992 г.) и С. Лукьяненко за сборник "Атомный сон" (1993 г.).

Такой фантастики у нас еще не было, каждый из авторов в тот момент открывал свое собственное неведомое и неосвоенное никем в России направление.

Борис Штерн своими стилистически безупречными рассказами напомнил всем, что жизнь без смеха - всего лишь существование. Цикл об инспекторе Бел Аморе и роботе Стабилизаторе, украшением которого является давший название всему сборнику рассказ "Чья планета?", до сих пор представляет собой эталон в этой области фантастической литературы.


Еще несколько книг в жанре «Публицистика»

Случай Эренбурга, Бенедикт Сарнов Читать →