Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Лонг Джулия Энн
 

«Красавица и шпион», Джулия Лонг

Пролог

1803 год

Годы спустя Анна вспоминала, что той ночью луна висела совсем низко. Была большая, разбухшая, словно женщина на сносях. Ее жесткий белый свет проникал сквозь ставни и не давал уснуть. Анна ворочалась в кровати, благо места было достаточно. Ричард приезжал вечером, но затем уехал, как всегда, и кровать казалась еще более пустой, чем обычно.

Анна пыталась успокоиться, думая о житейском: у трехлетней Сюзанны резались коренные зубки, девочке нездоровилось, она капризничала. «Надо будет сказать Ричарду, – думала Анна. – Он сумеет ее развеселить, ведь она так любит папочку».

Она такая забавная крошка. Такая хохотушка. И стала очень разборчивой в еде. Вчера откусила кусочек лепешки и вернула его Анне. «Мама, у нее отломлен краешек», – поморщившись, произнесла малышка и надула губки. Прежде ничего подобного с ней не бывало.

А Сильвии уже четыре. Она унаследовала от матери находчивость и живость, от отца – ум. Этим утром, когда ей велели собрать игрушки, она с надменным видом ответила: «Что-то не хочется». Вспомнив это, Анна улыбнулась. Ну и характер! Сабрина либо рассматривала картинки в книжках, либо барабанила липкими от джема пальчиками по клавишам фортепиано. Она чувствовала, когда мамочке бывало грустно, и приносила ей в подарок то цветок, то листик. Уму непостижимо, до чего наблюдательна эта крошка. Каждая из ее дочек – чудо, настоящая красавица, каждая взяла лучшее от них с Ричардом. Ее любовь к ним даже пугала Анну своей пронзительной всепоглощающей безоглядностью. Как и любовь к Ричарду.

Но мысли о Ричарде гнали сон прочь. Все ее чувства томились по нему, по его смеющимся глазам с легкими морщинками в уголках, по его телу, в изгибы которого ее тело вписывалось с таким изумительным совершенством. При одной лишь мысли о нем у нее захватывало дух. Их союз родился из нужды и физической потребности – ей нужны были деньги, ему – женщина. А в результате родилась большая любовь. Они построили подобие семьи здесь, в городке Горриндж, по легенде названном так в честь герцога Горринджа, который сошел с ума в поисках рифмы к слову «апельсин». Городок импонировал Ричарду с его тягой ко всему необычному, а Анне с ее склонностью к тихой провинциальной жизни. Он находился всего в двух часах езды от Лондона, где Ричард, один из самых популярных членов палаты общин, проводил большую часть времени.

О браке вопрос никогда не вставал – Анна не ждала этого от Ричарда, не настаивала.

Но в последнее время она чувствовала, что Ричард, который прошел войну, привык к риску и не в силах больше жить без него. Как-то за ужином, когда девочки спали, он сказал, что один из влиятельных политиков страны, Таддиус Морли, приумножает свое состояние, продавая секретную информацию французам. И Ричард, патриот до мозга костей, намеревался положить этому конец.

Анна видела Морли дважды, и он произвел на нее впечатление своим невозмутимым видом и внушительной осанкой. Двигался он так осторожно, словно в кармане у него лежала бомба. В народе его уважали – он из самых низов поднялся до высокого поста. Анна слышала кое-что о том, как именно он сделал карьеру. Человек он был, несомненно, весьма опасный.

– Если с нами когда-нибудь что-нибудь случится... – прошептал Ричард однажды ночью, целуя ее в губы, пока его пальцы были заняты шнуровкой ее корсета.

– Нет! С нами ничего никогда не случится, только нечто очень-очень этой ночью.

Он тихо засмеялся и коснулся губами ее шеи.

– Если все-таки что-то случится, – настойчиво повторил он, – я хочу, чтобы у девочек сохранились твои портреты. Обещай мне.

Он заказал художнику сделать три ее миниатюрных портрета и в этот раз привез их с собой.

– Почему мои? Почему не их красавца папочки?

– Твои, любимая. Их красавицы мамочки.

Он наконец-то расшнуровал корсет, и его ладони легли ей на грудь.

Бах, бах, бах...

Анна рывком села на постели, сердце учащенно забилось, подскочив чуть ли не до горла. Кто-то внизу барабанил в дверь. Анна стремительно выскользнула из кровати и сунула руки в рукава халата. Пальцы так дрожали, что она сумела зажечь маленькую свечку только с третьей попытки. Прикрыв трепещущее пламя ладонью, Анна вышла в холл. Сюзанна проснулась и захныкала от испуга. Жалобный плач перешел в сдавленные рыдания.

Служанка, девушка с чересчур соблазнительными глазами и губами для ее добродетели, появилась на верхней площадке лестницы. Темные волосы окутывали ее фигуру до самого пояса, руки беспокойно теребили ворот рубашки. В агентстве ей дали отличные рекомендаций, но на деле она оказалась настолько же беспомощной, насколько и хорошенькой.

– Подойдите к Сюзанне. – Анна удивилась, как спокойно прозвучал ее голос. Девушка вздрогнула, словно выйдя из транса, и юркнула в детскую. Анна услышала воркование, рыдания Сюзанны сменились тихими всхлипами.

Анна босиком преодолела лестницу, ни разу не споткнувшись, и оказалась перед входной дверью. Отодвинув тяжелую щеколду, Анна распахнула ее.


Еще несколько книг в жанре «Исторические любовные романы»

Благоуханье роз, Барбара Картленд Читать →

Ночные грезы, Барбара Картленд Читать →