Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Бонандер Джейн
 

«Пыл невинности», Джейн Бонандер

Моим сыновьям, Джейсону и Россу, остроумным, как Сэм Клеменс, и любящим природу, как Джон Муир. И моей новой невестке, Мелиссе, героине девяностых.

Алану, Мардже и Шане Ханселл

Bahlshoyee spahseebah!

Пролог

Йосемитская долина[?], Калифорния, октябрь 1867 года

Два человека с трудом преодолевали глубокий снег.

Тот, который шел позади, с ружьем, пытался настичь первого. Первый, держась за бок, оглянулся через плечо, наверное, чтобы прикинуть расстояние между собой и преследователем. Несмотря на рану, он сделал резкий рывок и перевалил через гребень, где начинался спуск в долину. От быстрого подъема легкие грозили взорваться, от холода онемели ноги.

Неожиданно тишину прорезал звук выстрела. Не попав в цель, пуля со свистом пролетела над головой раненого человека. Ветки дремлющих желтых сосен, заваленных снегом, пробудились к жизни; снег, слегка подтаявший под лучами утреннего солнца, сорвался вниз с кружевных кончиков ветвей.

Он все падал и падал на крутой склон, и скоро сверкающие на ярком солнце кристаллики снежинок превратились в комья и покатились по крутому склону, с каждой секундой набирая силу и скорость. Послышался грозный глухой гул.

Раненый на мгновение остановился и прислушался. Он понял, о какой опасности возвещает этот шум, и, оглянувшись, быстро побежал вперед, превозмогая боль в боку.

Преследователь тоже оглянулся и на долю секунды замер. С горных склонов стекала широкая ослепительно белая лавина. Он успел сделать всего лишь несколько шагов – густая клубящаяся снежная масса закружила и накрыла его с головой. Сразу стало нечем дышать, рот наполнился снегом, крошечные льдинки забили до отказа носоглотку. Налетевший белый смерч вырвал из рук ружье, и оно тут же скрылось в бешеном вихре. Снежный ураган свирепствовал вокруг и бросал человека, как пушинку.

Наконец лавина, похоронив под собой преследователя, остановилась в долине. Внезапно воцарилась тишина. Мягкая снежная пыль, поблескивая под лучами солнца, медленно оседала на белые луга.

Раненый, прижимая руку к боку, побрел дальше.

Глава 1

Словно вылепленные скульптором обнаженные гранитные мускулы земли готовились к борьбе с сокрушительными ударами стихии. Поверх земли, в тишине, громады снега задумали вторжение в долину. Снег набирал силы на крутых гранитных склонах и ждал, когда лопнет сдерживающая его крепкая корка и он устремится вниз.

Из дневника Йэна Макдауэлла

Йосемитская долина, Калифорния, октябрь 1867 года

Скотти Макдауэлл остановилась и прислушалась к глухому рокоту снежной лавины вдали. Гул слышался все утро. Теперь-то уж перевалы точно закрыты! Девушка облегченно вздохнула: она в безопасности, до весны можно забыть о тревогах.

Скотти побрела по свежевыпавшему снегу. Вокруг ее шеи, как теплый шарф, уютно расположился ручной енот Маггин. Девушка покрепче обхватила джутовый мешок, в котором лежал мертвый заяц с желтовато-коричневым мехом, и с дрожью вспомнила, как доставала его из капкана. Раньше капканы ставил и проверял отец, но сейчас, когда его не стало…

Скотти вздохнула: сколько еще пройдет времени, прежде чем боль притупится. Каждый раз, когда она вспоминала об отце, ей казалось, будто острый осколок царапает ей сердце. Она очень любила отца. Его болезнь и смерть оказались страшным ударом, последствия которого она ощущала до сих пор. И все-таки она надеялась за долгую тихую зиму прийти в себя, набраться сил и свыкнуться с тяжелой утратой.

Скотти Макдауэлл услышала птичьи крики и посмотрела на сосну Жеффрея, на ветках которой расселась стайка соек. Их пронзительные «шак-шак», напоминающие жалобу, очень подходили ее мрачному настроению. Казалось, ранней зимой природа становилась унылой. Красивые и веселые летом птицы превращались в угрюмых и беспокойных. Вот и сейчас они сидели на ветках, нахохлившись, будто собравшиеся погреться у огня бродяги.

На рощу стройных горных сосен неожиданно налетел порыв ветра. Каждая иголка задрожала, испуская строго выверенный звук, и скоро звуки слились в зимнюю серенаду под ослепительно ярким солнцем.

Скотти закрыла глаза. Из всех звуков в долине зимой больше всего она любила музыкальные трели ветра.

Девушка вдохнула полной грудью благоухающую свежесть только что выпавшего снега и взобралась на холм. Вдали показалась хижина. Поднимающийся из трубы густой дым окрашивал ярко-голубое утреннее небо в темно-серый цвет. Домик уютно пристроился у высокой скалы, словно сливаясь с ней и являясь ее естественным продолжением.

Скотти улыбнулась, настроение немного поднялось. Всякий раз, видя хижину, она удивлялась изобретательности отца, выбравшего для дома такое удобное место. Хижина соединялась с пещерой, в которой содержались домашние животные, ее ненаглядные питомцы. Зимой, когда холод пробирал до костей, им было тепло и уютно в пещере.


Еще несколько книг в жанре «Исторические любовные романы»

Осень на краю, Елена Арсеньева Читать →