Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: легенды и сказания, Эпосы
 

«Забавные рассказы про великомудрого и хитроумного Бирбала», Д. Эпосы, легенды и сказания

Предисловие

Недалеко от города Агры с его замечательным мавзолеем Тадж Махал на живописном холме раскинулся прекрасный средневековый город из красного песчаника и разноцветного мрамора – Фатехпур-Сикри.

Он был построен по велению императора Акбара, самого знаменитого из средневековых властителей Индии. С 1569 по 1585 год здесь находилась его резиденция, и слава о Фатехпур-Сикри гремела по всей стране и далеко за ее пределами. Но искусственные водоемы пересохли, ушла вода, а вместе с ней покинули город и люди. Скоро четыреста лет как в нем нет ни одного жителя.

Вторую половину XVI столетия в Индии исследователи часто называют «Веком Акбара». Тогда в стране создались благоприятные социально-экономические условия для культурного подъема. Произошли, по словам Джавахарлала Неру, большие сдвиги, и новые стимулы вдохнули свежесть в жизнь и искусство. Неру имел в виду прежде всего индусско-мусульманский культурный синтез, который нашел выражение в литературе, архитектуре, скульптуре, музыке, живописи, танцах, быту, обычаях, нормах поведения, праздниках…

Архитектурные сооружения времен Акбара и его преемников сочетают в себе индусскую декоративную пышность с мусульманской строгостью и пропорциональностью. Возродилось знаменитое искусство традиционной живописи, обогащенное влиянием персидской миниатюры.

В Фатехпур-Сикри жили и творили такие замечательные художники, как мусульманин Ходжа Абу-ус-Самад и индусы Дасвакатх и Басаван. Величайшим деятелем музыкального искусства Индии того времени был придворный певец и музыкант Акбара – Тансен.

Взаимодействие двух разнородных культур, зарождение в недрах феодального строя новых экономических и общественно-политических отношений, рост активности городских низов способствовали возникновению в Северной Индии в период становления и расцвета Могольской империи религиозно-реформаторского, народно-демократического движения бхакти. Это движение, которое, по словам видного индийского ученого Хазарипрасада Двиведи, было гораздо шире и глубже всех других движений, когда-либо имевших место в Индии, явилось идеологической основой растущего протеста ремесленников, торговцев, городской и деревенской бедноты против социальной несправедливости, феодального гнета.

Это движение, распространенное главным образом среди населения, исповедовавшего индуизм, стимулировало развитие поэзии на бенгали, маратхи, диалектах хинди и других языках Индии, прославлявшей, в частности, бога Вишну в его земных воплощениях (аватарах) Рамы и Кришны, представлявшихся в обаятельных человеческих образах. Среди индийских мусульман в то время был широко распространен суфизм, особенно оппозиционный по отношению к феодальному духовенству и религиозной ортодоксии; большой популярностью пользовалась суфийская поэзия, содержавшая критику своеволия и деспотизма феодальных правителей, отличавшаяся гуманистическим отношением к человеческой личности. Демократические тенденции в поэзии, связанной с идеями бхакти и суфизма, также явились результатом индусско-мусульманского культурного синтеза, отразили обобщенный интерес к человеку, его внутреннему миру, смыслу его жизни.

Таким образом, как в развитии подобного рода поэзии, так и во всей индийской культуре той эпохи можно наблюдать черты, в определенной степени сходные с эпохой Возрождения в странах Европы.

Отличавшийся веротерпимостью и широтой взглядов, Акбар оказывал поддержку и покровительство всем талантливым поэтам, ученым, музыкантам, художникам независимо от того, были они индусами или мусульманами. «Акбар окружил себя блестящей плеядой людей, преданных ему и его идеалам. Среди них были знаменитые братья Файзи и Абу-л-Фазл, Бирбал, раджа Ман Сингх и Абд-ур-Рахим. При его дворе встречались люди самых различных вероисповеданий, люди, высказывавшие новые идеи или сделавшие новые открытия» [1].

На одной из площадей Фатехпур-Сикри стоит двухэтажный дом, в котором, как и в других строениях «мертвого города», причудливо переплетаются черты мусульманской и индусской архитектуры. Этот дом в 1572 году император Акбар приказал построить для своего друга, советника и министра Бирбала. Ни один придворный, кроме него, не был удостоен чести проживать в новой столице по соседству с самим императором.

Точных данных о жизни Бирбала нет. Имя его окружено множеством легенд и преданий. Считается, что Махеш-дас (имя, данное ему при рождении) родился в бедной брахманской семье, в Тикван-пуре, Канпурского округа. Даты его жизни – приблизительно 1528 – 1583 годы. После службы при дворах разных раджей, где проявились его необыкновенные способности и ум, Бирбал в начале 60-х годов попал ко двору самого императора. Своей сообразительностью и остроумием он покорил Акбара, и тот наградил его большим джагиром (имением), возвел в ранг амиров (придворной знати), пожаловал множество титулов, таких, как «мудрый советник», «царь поэтов», «вершитель правосудия».

Акбар почти никогда не расставался со своим любимым советником и брал его с собой во все военные походы. В одном из сражений Бирбал погиб, тело его не было найдено.

Но образ Бирбала, созданный самим народом, живет в сказках, смешных историях и анекдотах. Существует предание о том, что Акбар после смерти Бирбала спросил его сына: «Сколько жен сожгли себя на погребальном костре вместе с телом отца?» – «Три: Смелость, Щедрость и Мудрость. Четвертая, Добрая слава, осталась жить», – ответил тот.

Фольклорная традиция играет огромную роль в жизни индийцев. Цикл легенд о мудром Бирбале является одним из шедевров индийского фольклора, впитавшего в себя народную мудрость, воплотившего вечное стремление человека к свободе и лучшей жизни. В цикле о Бирбале отразились также многие стороны жизни средневекового индийского общества, его быт и нравы.

Как иногда пишут в предисловиях к сборникам народного юмора: если разговор людей, отдыхающих вечером после трудового дня в чайхане или во дворе под раскидистым деревом, вдруг прерывается дружным хохотом, то наверняка кто-то из собеседников рассказал к слову смешную историю или остроумный анекдот. Для Средней Азии это чаще всего анекдот о Ходже Насреддине, для Индии и Пакистана – о мудром Бирбале.


Еще несколько книг в жанре «Древневосточная литература»