Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Абдулаев Чингиз
 

«Три цвета крови», Чингиз Абдулаев

Чингиз Абдуллаев

ТРИ ЦВЕТА КРОВИ

Повесть

И сказал Господь Моисею: возьми всех начальников народа, и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня.

Четвертая книга Моисеева, Числа, 25, 4

А ведь если вы покоритесь человеку, подобному вам, поистине, тогда вы будете в убытке.

Коран, Сура 23, Верующие, 36

Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от закона.

Послание к Римлянам, 3, 28

Пролог

Ресторан имел странное и немного смешное название - "Помидор". Расположенный на Ленинградском проспекте, на пути из центра города в аэропорты Шереметьево, он своим игривым названием привлекал внимание, словно подчеркивая несерьезность заведения. Внутри ресторанчика было всегда темновато, а несколько небольших залов, скорее, комнат, предназначались исключительно для знакомых клиентов.

Это был уникальный ресторан. Его хозяева - азербайджанцы и армяне - были теми бакинцами, которые и составляли полифоническую основу Баку до известных событий конца восьмидесятых. Они часто и Уезжали вместе, покидая родной город, ставший вдруг негостеприимным и чужим. В ресторане слышалась русская, азербайджанская и армянская речь, больше русская, но с сочным южным акцентом, своеобразная речь Длинных бакинцев, средство общения всего населения космополитичного Вавилона, каким был Баку почти восемьдесят лет двадцатого века.

Приходившие сюда люди искали уголок того самого города, который они однажды навсегда потеряли. Здесь мирно обедали и ужинали азербайджанцы и армяне, проклиная тех, из-за кого они вынуждены были покинуть родину, особенно националистов обеих мастей, из-за непримиримости которых стало невозможно мирное сосуществование двух народов. И хотя каждая сторона считала себя по-своему правой, справедливости ради стоило сказать, что больше всего доставалось карабахским армянам, начавшим этот конфликт, доведя его до столь неприятных последствий.

Но споров среди посетителей не возникало. В ресторане царило перемирие, и когда на фронтах шли ожесточенные бои, здесь по традиции выпивали за мир и дружбу между соседями. А потом поминали павших, независимо от их национальной принадлежности. Армяне пили за упокой души погибших, азербайджанцы стояли, опустив головы, не дотрагиваясь до спиртного. Здесь часто плакали мужчины, вспоминавшие свой родной город. Плакали все: азербайджанцы и армяне, русские и евреи, лезгины и грузины, впервые попадавшие в этот ресторан. Вавилон был разрушен и уже никогда не мог быть восстановлен в прежнем величии. Это понимали все, и от этого их скорбь становилась еще более сильной.

Метрдотель-азербайджанец встречал гостей в дверях, провожая их к заказанным столикам. А небольшой оркестр, состоявший из бакинских армян, играл старые мелодии-шлягеры, столь популярные в недавние добрые времена и вызывавшие ностальгические слезы у присутствующих.

Бывший подполковник Абрамов сидел за столиком не один. Он любил слушать забытые мелодии. Вынужденный уехать из Баку, он по-прежнему любил этот город, по ночам, во сне, ему являлись бакинские бульвары и парки, площади и фонтаны. К несчастью Абрамова, подобная ностальгическая страсть передалась и детям - двум дочерям, которые также не могли вернуться в Баку. Туда изредка ездила к своей матери лишь жена Абрамова, азербайджанка. Смешанных браков в Баку было особенно много, и такие семьи страдали наиболее сильно.

Сегодня Абрамов сидел за столиком в компании неприятного типа, которого он меньше всего хотел бы здесь встретить.

- Мы предлагаем вам сотрудничество, - говорил его собеседник.

- Вы мне это уже предлагали, - отмахнулся Абрамов, он довольно много выпил и чувствовал себя не совсем хорошо. К тому же в этот момент музыканты заиграли знакомую мелодию.

- Почему же вы отказываетесь?

- Не хочу связываться с такими типами, как вы, - откровенно признался Абрамов, - я понял, что вас интересуют мои прежние связи. Моя работа в МВД Азербайджана. Я не знаю, кого вы представляете и кто вы такой. Вижу, что вы не армянин. Но кто бы вы ни были, вы ошиблись адресом.

- Мы хотим использовать только ваш опыт. И хорошо заплатим.

- Знаю, - поморщился Абрамов. - Идите к черту. Мне все надоело.

- Но поймите, - убеждал его собеседник, - это очень выгодное предложение. Вы просто поможете нам, яредоставив информацию, проясните некоторые детали.

-Для чего?

- У нас коммерческие интересы, - уклонился собеседник.

- Ах, коммерческие, - усмехнулся Абрамов, наливая водки. Он был крупным мужчиной, с характерными кустистыми бровями и черными глазами. Тяжелый подбородок и упрямые складки морщин у рта четко свидетельствовали о его скверном характере, к тому же изменившемся не в лучшую сторону после переезда в Москву.

- Да. Нас интересует информация. Мы можем заплатить.

- Ага, - бывший подполковник вдруг схватил своего собеседника за лацкан пиджака и привлек к себе, - такие, как ты, - сказал, задыхаясь от ненависти, разрушили мой дом, сломали мою судьбу, испортили жизнь моим детям. И ты хочешь, чтобы я работал с вами? Пошел отсюда...

В МВД любили сочные ругательства. И Абрамов прибавил еще несколько известных выражений.

- Напрасно вы так. - Собеседник поправил пиджак, словно не обижаясь на него. - Мы ведь совсем не то, что вы думаете.

- Деньги просто так не платят, - махнул рукой Абрамов, - знаю я ваши информации. Я ничего не буду делать. У меня жена азербайджанка, а ты, сука, пришел ко мне и выпытываешь, какую гадость еще можно сделать, чтобы совсем испоганить жизнь людям. Пошел отсюда! - сорвался Абрамов.

Музыканты прекратили играть.


Еще несколько книг в жанре «Детектив (не относящийся в прочие категории)»

Тень секретарши, Наталия Касторф Читать →