Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Балагановы Братья
 

«Путеводитель грешников», Братья Балагановы

Братья Балагановы

Путеводитель грешников

"Кто возглаголит силы Господние?" Кн. "Житие святых угодников".

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ГРЕШНИКОВ

Вы не поверите, но умирать было скучно. Я жил один и у меня, слава богу, в которого я, впрочем, не верю, не было никаких глупых родственников, которые, по сценарию, должны суетиться, бегать вокруг и причитать: "Ой, на кого ж ты нас покинул?" Скорую я не вызывал, поэтому не было и не менее глупых врачей обычно в такие моменты колющих аскорбинку и набивающих рот несчастного пациента валидолом. Когда начало останавливаться измученное астмой сердце я просто прилег на застеленную драным покрывалом тахту и натянул сверху такой же драный плед. Жил я довольно паскудно. Сочетая, местами, дурную молодость, не принесшую ничего, кроме болячек и разочарований, с утомительной и бессмысленной старостью. Шутка ли - протянуть 72 года, из которых 12 лет прожиты на мизерную пенсию и яблоках, наворованных в саду детской поликлиники. Наследников у меня не было. Здесь очень подходит поговорка: "холостяцкие привычки по наследству не передаются". Я терпеть не мог детей и домашних животных, поэтому твердо решил не заводить ни тех, ни других. Умирая, я не рыдал и не каялся. Не возносил к небу иссохшие руци. Мне даже не было мучительно больно за т.д. и т.п. Я просто ждал, когда же все исчезнет. Как сказал кто-то из древних: "Даже великий Гете, умирая, не был доволен своей жизнью". Так что же тут говорить обо мне? В последние минуты я со злорадством думал, как мое дряхлое тело завоняется и надолго испортит аппетит ублюдочным соседям сверху. Они постоянно меня заливали, за что их сыночек был неоднократно дран за уши, а глава семьи бит чугунной сковородкой. Ответной реакцией являлись пожелания скорой смерти и вызов наряда милиции. Ну, потом вы знаете: ветерану и инвалиду крутили руки, кидали в дурно пахнущий бобик и, как правило, сажали на пятнадцать суток. "Ничего", - злорадно улыбался я, - "Аз воздастся!" ...и не осталось ничего! Впрочем, это продолжалось недолго. Я сидел в огромном, уходящем в темноту коридоре и с отвращением разглядывал свои бледно-желтые мерцающие руки. Вокруг меня сидели такие же мерцающие и ошарашенные людишки. Большинство плакало и молилось, остальные были просто испуганы. А вот я был зол. Выругавшись как следует, я поднялся со своего места и пошел, а, вернее, поплыл вперед, почти не касаясь пола. Удивленные такой наглостью, экс-покойники заволновались. - Ты что делаешь?! - закричали откуда-то справа. - Вернись, поганец, сейчас не твоя очередь! - Пошел ты ... - рявкнул я, прибавляя скорость. Мимо замелькали испуганные рожи атеистов, ползущие по полу буддисты, воющие псалмы православные. Будучи по натуре экспериментатором, я попробовал выйти из освещенного пространства туннеля, но сгустившаяся тьма не пустила меня. Пришлось бросить эту глупую затею и продолжать двигаться вперед.

Заканчивался коридор огромной обшарпанной дверью, перед которой топтался какой-то маленький, лысый и особо желтый человечек. Он схватился за ручку и навалился на дверь плечом. Дверь не поддалась. Человек навалился сильнее. Дверь была непоколебима. - Пинать пробовал? - поинтересовался я, подходя вплотную. -Что? - удивился лысый. - Ты что, сука? Упор лежа принять! Хотя нет, - подумав, решил он. - Солдат, я крайне недоволен! Открыть дверь! Быс-т-р-р-а! Я щелкнул пятками и потянул дверь на себя, галантно приглашая пройти. Конечно, не забыв войти следом. В маленьком тускло освещенном блуждающими огоньками кабинете уже ждал посетитель. - Мой бог Сатана! - торжественно орал он, направляясь к уходящей вверх светящейся колонне с банальной надписью: "Рай. Просим вытирать ноги." - Может быть это не мое дело, - обратился я к маленькому бородатому старичку, восседающему за массивным, заваленным книгами столом. Табличка на краю стола гласила: "Св. Петр. Прием круглосуточно". - Вы ничего не путаете? Старичок сделал в воздухе какое-то движение и на его длинном носу появились очки. -Я, молодой человек, никогда ничего не путаю. - Молодой? - скривился я. - Да мне 72 года. - Было, - поправил меня Св.Петр. Он достал из кармана сутаны платок (в отличие от нас старик был в одежде) и стал протирать изрядно запылившийся нимб. - Вечно электризуется и астральную пыль притягивает, - бурчал он. - Да будет вам известно, молодой человек, все попавшие сюда получают тело, отвечающее его лучшему состоянию при жизни. Это может показаться глупым, но что поделаешь, чтобы терпеть муки или получать удовольствия плоть необходима. - Кстати, - заволновался святой Петр, - почему вас двое? Вы что сиамские близнецы? - Что? - возмутился маленький человек. - Я крайне недоволен. - Ну ладно, ладно, - старичок испуганно замахал руками. - Как зовут-то вас? - Генерал Илларион Загвоздкин! - Интересно, интересно, - забормотал святой, добывая из стопки книг, стоящих на столе, нижнюю. Пирамида с грохотом обвалилась и два розовых ангелочка бросились ее собирать. - Вот, так-так, хорошо. Жаль что вы в Бога не верите. Может хоть Сатану признаете? - Каво? - удивился генерал. - Да я сейчас бойцу скажу... - Ладно, ладно, - опять замахал руками старик. - Направляетесь в пятый круг Ада. Примете командование третьим дьявольским полком. Они там совсем распустились. Соответствующее тело получите по прибытию. Генерал Загвоздкин определил направление и промаршировал в темный коридор, открывшийся в дальнем углу комнаты. Два черта, самозабвенно играющих в домино, слишком поздно заметили приближающуюся угрозу. - Что?! - возопил генерал. - Как стоишь перед офицером, скотина! Упор лежа принять! Потом из коридора стали раздаваться глухие удары и затрещины. - Талант, - восхитился старичок, - не чета нашим демонам. Ну-с, теперь с вами: фамилия, имя, отчество. - Куралесов Анатолий Пафнютиевич, - не замедлил представиться я. - Так, посмотрим. Захрустели желтые листы очередной книги. Старик нашел нужную страницу и погрузился в чтение. Иногда он поднимал голову и с интересом на меня поглядывал. - А вы довольно интересная особа, - сказал он, откладывая книгу. - Таким, как вы, место, как минимум, в шестом кругу. Покаяться не хотите? Нет? Я так и думал. Тогда шестой круг, тринадцатый сектор. - Стража! - завопил он дрожащим старческим голосом. Двери Ада распахнулись и на пороге появились два огромных черта в форме американской полиции. - Хеллоу, Пит, - бросил один из них святому Петру. - Шестой круг? - Именно, - поморщился старичок, которого манера поведения чертей явно раздражала, - хорошенько за ним присмотрите. А то смоется по дороге. - ОК, - улыбнулся черт, снимая черные очки и сплевывая на пол жвачку, - от нас не убежишь. Он вплотную приблизил свой морщинистый пятачок к моему лицу. - Ты имеешь право сохранять молчание, все что ты скажешь, может быть обращено против тебя. Ты имеешь право на адвоката и ... Вот, опять забыл. Как там дальше, Бил? - Я думаю, этого вполне достаточно. Второй черт подошел и защелкнул на моих руках мерцающие тусклым светом наручники. - Передайте его шестому отделу и не задерживайтесь. - Конечно, Пит. О чем речь? - сказал забывчивый черт и поволок меня к выходу. - Одну минуту. У меня последний вопрос к санта Питеру, - закричал я, не без удовольствия замечая как от слов "санта Питер" старика передернуло. - Уважаемый. Вы вот говорили, что всем вновь прибывшим дают тело, в котором он хорошо себя чувствовал при жизни. А между тем ваше теперешнее состояние оставляет желать лучшего. - Это вы так думаете. Должен вам заметить, что у старости есть свои преимущества. "Вот как ,"- подумал я . - "Что-то за свою старость я этого не заметил". - Старость - это почет и уважение, что очень помогает в работе. Меня вытолкали в темный, вспыхивающий багровыми пятнами огня, туннель. Провели мимо чертей-привратников, испуганно прячущих за спину пригоршни домино, и указали на освещенную желтыми блуждающими огоньками арку, над которой выцветшими буквами было написано: "оставь надежду всяк сюда входящий" - Впечатляет? - поинтересовался черт по имени Бил. - Честно говоря, не очень, - сказал я. То, что арка переживает не лучшие свои времена, было видно невооруженным глазом. - Будем надеяться, изнутри будет презентабельней. С последними словами я оторвался от пола и поплыл вперед.

Я и оба моих провожатых стояли на краю уходящего в серую мглу обрыва. Впереди, на горизонте, если так можно выразиться, в данной ситуации, наверное, будет лучше сказать - на грани видимости, подымались темно-коричневые скалы. - Первый круг Ада, - сказал Бил, указывая вперед. - Ну так пошли,- сказал я, собираясь шагнуть в пустоту, - нечего без толку стоять. - Куда? - удивленно переглянулись черти и испугано схватили меня за руки. - Ты что, парень? Рехнулся? Надо признаться, я искренне удивился. - Я уже умер, - пришлось мне напомнить бестолковым чертям. - Чего же мне теперь бояться? - Есть вещи пострашнее смерти. Там внизу первозданный мрак. Умереть ты конечно не сможешь. Будешь просто падать. Падать вечно. Как тебе это нравится? Перспектива была откровенно пугающей. Присущая моему величеству самоуверенность чуть было не бросила меня из огня да в полымя. - Сейчас старик Харон пришлет одну из своих птичек. Да вот и она, - сказал Бил, показывая на появившуюся впереди черную точку. - Такси? Здорово. Путешествие с каждой минутой все больше меня забавляло. Я стал свистеть, махать руками и орать дурным голосом: "Шеф! Стой шеф! Два счетчика!" - Он что, чокнутый? - буркнул черт, имени которого я не знал. - Нет, - ответил Бил. - Русский. Они все такие. Тем временем такси прибыло и уцепилось за край утеса метровыми когтями. Массивная голова с огромным, полным зубов клювом, легла на камень и безымянный черт проворно полез по ней на широкую, бугристую от роговых наростов спину. - Давай лезь. Не задерживай, - рявкнул Бил, подталкивая меня в бок. Странно, но я совсем не боялся жуткой твари. И это не бессмертие делало меня храбрым. Сознание того, что я неуязвим, еще не укоренилось в моем мозгу или как там теперь это называется. Меня что-то успокаивало. По-моему, глаза. Большие, как блюдце, глаза невероятной птицы. Они были грустными. Исполненными глубочайшей тоски и боли. Я прикоснулся к обтянутой жесткой черной шкурой шее и существо вздрогнуло. - Можно я его поглажу? - Спросил я, как ребенок, увидевший у прохожего на руках большого пушистого кота. - Лезь, лезь. Нечего казенное животное к ласке приучать. Как только мы уселись, большие кожистые крылья развернулись и такси двинулось. Причем самое интересное было в том, что птица не махала ими, как ее земные сородичи. Вперед ее двигали не мышцы, а какая-то другая сила. Крылья же, как впрочем и ужасающий вид, были всего лишь бутафорией, заставляющей трепетать вновь прибывших. "Воистину - век живи, век учись",- подумал я. Теперь, в новой жизни, мне предстоит узнать много нового и необычного. Наверняка придется пересмотреть кое-какие взгляды и убеждения. Поступиться некоторыми принципами. Злость от того, что смерть это еще не конец, уже прошла и меня обуяло чувство первооткрывателя. То чувство, которое гнало вперед аргонавтов, не давало покоя Колумбу. Мне хотелось видеть и открывать. Но, поскольку посреди первоначального вселенского мрака видеть и открывать было нечего, я решил заняться своими спутниками. - Дружище, - обратился я к безымянному черту, - вам всем такую форму выдают? - Нет, - заулыбался черт, - правда здорово? Однажды я побывал на Земле. Намаялся, пока разрешение выбил - просто жуть. И вот, только представь, я в новеньком человеческом теле и в Америке! Никогда этого не забуду. Еще бы разок съездить, но это в ближайшем столетии мечта несбыточная. Там я ее и увидел. - Девушку? - спросил я. - Да нет. Форму! Я в нее просто влюбился. Ведь я всегда мечтал быть полицейским. Не просто рядовым чертилой прикрепленного к вратам легиона, а настоящим блюстителем закона. Ловить негодяев и такое прочее. Я все время завидую старине Билу. Он родился человеком и всю жизнь проработал в Лос-Анджелесской полиции. Правда, Бил? - спросил он у напарника. - Истинная правда. - Он мне выкройку нарисовал и срастить правильно помог. - Срастить? - Именно. Это не простой материал, а астральный атлас, - Бил бережно погладил куртку рукой,- ты что, парень, забыл, где находишься? - Нет, сэр, - тут же ответил я, - разрешите спросить, сэр. - Да. - Если вы были человеком, как вам удалось стать тем, чем вы есть сейчас? - Мне сразу предложили. Настоящих профессионалов уважают везде. У нас и русские служат. Из милиции, ЧК, даже один из этой, как ее ... царской охранки есть. - И что же вас заставило сменить человеческий облик на это? - поинтересовался я, трогая пальцем острый рог Била. - Обязательное правило. Это - как униформа. Поверх можешь носить, что угодно, а насчет тела - будь добр... Но я уже потерял интерес к разговору. Внизу показались крыши домов и зловещих, сверкающих мертвенным светом дворцов, фонтаны и парки иссиня-черных деревьев. Птица сложила крылья и пошла на посадку. - Первый круг, - прокомментировал безымянный черт. - Рай в Аду. Я живу в третьем, но когда-нибудь дослужусь до Мастера Ужаса и переберусь сюда. - Разве мы дальше не летим? - удивился я. - Нет. Дальше через туннель переноса. Когда приземлимся - замолчи. Людям здесь находиться не положено. Разве что тем, кому в Раю наскучило. И головой не верти. А то запрут в седьмой круг - мало не покажется. - Как скажешь, босс, - сказал я, соскакивая на камни посадочной площадки. Мы прошли по небольшой, обсаженной кроваво-красными кустами, аллейке и подошли к двухэтажному зданию, табличка на котором гласила:

Туннель переноса. Первый круг.

Только для служебного пользования. В левом углу таблички красовалась вписанная в круг, перевернутая пятиконечная звезда. Войдя внутрь, мы миновали турникет, прошли по небольшому коридору и через такой же турникет вышли на точно такую же аллею, в конце которой стояло точно такое же здание. Только на сей раз на табличке значилось:

Туннель переноса. Второй круг.

Только для служебного пользования.

- Ловко придумано,- удивился я, - кстати, господа, почему все надписи на русском? - На универсальном, - поправил безымянный черт, - в Аду все читают и говорят на универсальном. - Но я уверен, что это русский. - Не удивительно. Вчера японца вели. Он был ужасно горд за свою нацию, поскольку решил, что вся преисподняя говорит на японском. В скором времени я увидел еще три такие же таблички, отличающиеся только второй строчкой. С приближением к центру Ада аллейки становились все грязнее, кусты по бокам дорожки - менее ухоженными. В шестом кругу аллейка отсутствовала вообще. Мы вышли на обширный пустырь, на котором меня поджидали два здоровенных рыжих черта в эсэсовской форме. - Иди вперед, приятель, - сказал бывший полицейский, - шестой отдел ждет тебя. Поживешь первое время, а потом попритрешся. Может куда поближе переведут. - Может, - согласился я и поплыл вперед в полуметре над серым унылым пустырем.

- Анатолий Куралесов? - спросил меня один из ожидающих. - Да, это я. - Ждите здесь. Черт повернулся к своему товарищу: - Сейчас соберем группу и поведем сразу всех. - Долго ждать? - спросил я. - Жди. Устать ты не можешь. И спешить тебе некуда. Я стал ждать. Здесь не было ни дня, ни утра. Только серые тоскливые сумерки и бледные клубы тумана. Нечто похожее на усталость заставило меня опуститься на землю, и я ощутил подошвами шероховатость грунта. "Будь я абсолютно бесплотным, я бы этого не чувствовал", - подумал я. Видно, душа была более пространным понятием, чем принято считать у живых. Придется поплотнее рассмотреть этот вопрос. Узнать, как можно больше о своих возможностях. - Еще двоих ведут, - услыхал я и повернулся к туннелю. Оттуда только что вышли двое "заключенных". В общем, по-другому их и не назовешь. Ребят сопровождало несколько закутанных в тоги чертей, а руки удерживал вместе мерцающий огненный круг. Как и в моем случае, их освободили сразу по прибытии и оставили ждать следующую партию. Собрав десять человек, черти оживились. - Построиться, свиньи! - заорал один из них. Мы поспешно выстроились в шеренгу. - Хорошо, - похвалил он, - теперь внимательно слушайте, что я вам скажу.- Вы направляетесь на поселение в шестой круг Ада, а это значит, что вы обвиняетесь в самом большом грехе. Этот грех - атеизм. Вам всегда было плевать и на Бога, и на Люцифера. Вы не признаете главенство единого вседержителя Рая и Ада - Сатаны. Теперь вы всецело ощутите его силу. Он оглядел нас, проверяя удалось ли произвести впечатление. - Сейчас мы проводим вас к вашему куратору и наставнику, который определит вам место жительства, объем работ, которые необходимо выполнить за первое столетие, правила и законы, которых необходимо придерживаться. Всем все понятно? Хорошо. Тогда следуйте за нами. Эсэсовцы развернулись и зашагали прочь. За ними медленно поплелся весь строй.

Скользить по воздуху мне надоело, поэтому я шел пешком. Пустырь скоро кончился и начались длинные каменные бараки, которые затем сменились серыми двухэтажными домами. Один раз мы вышли на небольшое возвышение и я смог окинуть взглядом окрестности.

Везде, где завеса тумана позволяла видеть, тянулся унылый двух, трех, максимум пятиэтажный город. Среди бесконечных улиц, проспектов и переулков хаотично торчали изрытые пещерами скалы, густо обкрученные серпантинами лестниц, по которым вверх-вниз сновали люди. Кое-где над этим муравейником возвышались странные, похожие на заводы, постройки. Вскоре навстречу стали попадаться прохожие. Мужчины и женщины всех рас и расцветок. Некоторые были грустными, некоторые улыбались и махали нам руками. Одеты они были, мягко говоря, разнообразно. Встречались и такие, которые ходили абсолютно голыми. Кое-где по улице прохаживался черт в эсэсовской форме или двухметровый клыкастый демон-офицер. Изредка на домах, мимо которых мы проходили, висели флаги со свастикой, иногда попадались портреты бородатого старика с длинным крючковатым носом и впалыми щеками. Поразило меня не это. В Аду встречались животные! Самыми яркими представителями фауны преисподней являлись крысы. Да, да, банальные крысы. Они довольно часто перебегали перед нами дорогу. Затем шли собаки. Вернее, поразительный гибрид - с головой летучей мыши и туловищем собаки, на спине которой смешно торчали перепончатые рудиментарные крылья. По моим наблюдениям существовало несколько десятков пород, отличающихся величиной, окраской и длиной шерсти. Особо меня позабавил смешной трехголовый щенок, которого черт в офицерской форме тащил на поводке. Судя по всему, животный мир здесь не блистал особым разнообразием, поскольку кроме крыс и собак больше ничего не встречалось.

Путешествие закончилось у большого пятиэтажного здания с надписью: "Административное управление тринадцатого сектора". Эсэсовцы привели нас в небольшую, похожую на студенческую аудиторию, комнату с кафедрой, двумя знаменами со свастикой и огромной, вписанной в круг, перевернутой звездой на стене. Они приказали нам ждать и удалились. - Вот дерьмо! Дерьмо! Я повернулся и увидел негра, с отвращением разглядывающего свои руки. - Дерьмо! - еще раз выкрикнул он. - Наш священник говорил: "На небесах все равны. Душа не имеет цвета". А что я вижу? Я черный! Боже мой, я самый настоящий долбаный негр! Как вам это нравится? - Ты ведь не поверил ему тогда? - спросил высокий блондин, который топтался рядом. - Иначе не стоял бы сейчас с нами. - Он не поверил. Голос раздался с кафедры. На ней стоял, непонятно откуда взявшийся, демон. Он был небольшого роста, с длинными, достающими почти до пола, руками. Лицо фактически отсутствовало. Не было глаз, носа, ничего, кроме пасти, набитой частоколом длинных, острых зубов. Над головой страшилища подымались черные перепончатые крылья. - Я демон четвертого класса - Хорри. Ваш куратор. Существо замолчало. Если бы у него были глаза, я бы сказал, что оно внимательно нас разглядывает. - После нашей беседы вы разойдетесь по местам, определенным вам для жительства, а через неделю, когда освоитесь, приступите к роботе. - Какую неделю? - спросил кто-то из группы. - Здесь же ни дня, ни ночи не бывает. - Не бывает, - согласился демон, - у нас свое времяисчисление. Вот как раз сейчас, если вы прислушаетесь, то услышите наши куранты. Мы замерли и стали прислушиваться. Наверняка все ожидали услышать отдаленный бой часов или вой сирены, но уж никак не это... Пол под нами задрожал и где-то далеко раздался рев, который нарастал, достиг своего апогея и внезапно оборвался. - Матерь божья! Что это? - забормотал вконец перепуганный негр. - Это наш элементал. Он живет под городом. У него четыре разных голоса. Вскоре вы научитесь их различать и, в зависимости от сигнала, планировать свои действия. У вас их будет всего два - работать и бездельничать. - Как же тогда поговорка - после смерти выспишься? - растеряно спросил детина с откровенно сельской мордой. - Она не верна, - ответил Хорри, - в вашем теперешнем состоянии вы в сне не нуждаетесь. Впредь не перебивайте меня. Мы отвлекаемся от темы. Вас наверное удивит, но преисподняя имеет свою довольно развитую индустрию. А шестой круг это довольно большой индустриальный комплекс, обслуживающий Рай и внешние круги Ада. Основные направления нашей промышленности - это энергетика, добыча полезных ископаемых, текстиль, приборостроение и изготовление предметов быта. Кроме того, надо отметить биоинженерию и непрекращающееся строительство. Хорри поскреб в затылке когтистым пальцем. - Теперь по порядку. Энергетика - основа нашего общества, его краеугольный камень. Те из вас, кто при жизни ознакомился с такой наукой как спиритизм, знает высказанную там гипотезу о едином энергетическом поле. В отличие от спиритизма, в целом эта теория верна. Такое поле существует и действительно охватывает всю вселенную. Поле подчиняется своим неписаным законам и является источником нужной нам силы. Добычей этой энергии как раз и занимается элементал. Второе - добыча полезных ископаемых. Или, точнее будет сказать, ископаемого. Тут-то и понадобитесь вы. Демон сложил руки за спину и стал медленно прогуливаться взад-вперед. - Добываем мы камень, и тут присутствуют две отрасли: изготовление материала для построек и добыча измельченного грунта. Как первое, так и второе, зачастую, объединяется со строительством. Вы добываете породу из горы, одновременно превращая ее в многоквартирный дом. "Что же происходит дальше?"- спросите вы. Разглагольствуя демон явно находился в своей стихии. Он был как университетский профессор, робота которого - учить, а любимое занятие - поучать. - А вот что... Измельченная порода передается элементалу, который, может превратить ее в вещество наиболее нам необходимое. Дальше за работу опять беретесь вы, и изготовляете из предоставленного вам материала предметы быта, одежду или детали, из которых потом собираются нужные в хозяйстве приборы. Хочу сразу предупредить, биоинженерия вас не касается. Это закрытая отрасль, доступная существам пятого и выше классов. Такой работой вы будете заниматься первые сто лет. По истечении данного срока каждый из вас может подать прошение о переводе в высший ранг. Специальная комиссия изучит способности каждого. В случае их соответствия и вашей лояльности вам может быть присвоен класс от второго до пятого с получением отвечающего классу тела и привилегий. Вот, пожалуй, и все. При выходе из помещения вам сообщат о месте жительства и характере определяемых работ. Стараясь переварить все услышанное, я поплелся к выходу. За порогом меня остановили и одетый в костюм - тройку черт протянул мне небольшой кристалл. - Выйдешь на улицу, нажми здесь, - сказал он. На улице я сразу отошел в сторонку и нажал положенную грань. Передо мной тут же высветилась галограммка, которая содержала карту шестого круга. В ней указывалось, как пройти от здания административного управления к моему новому дому и месту работы. Тут же значился адрес: третья улица Строителей, дом 12, кв.25. "В каждом большом городе есть своя улица Строителей ",- вспомнил я слова из кинофильма моей молодости. - Господь всемогущий! - послышалось сзади. - Извини, брат, я случайно увидел твой адрес. И вот совпадение - у меня такой же. Я повернулся и замер. Возле меня стоял тот самый негр, которого возмущало сохранение у души расовых признаков. - Получается, мы с тобой соседи, - затараторил он, - ты уже разобрался, как к нам добраться? А то я плохо понимаю во всех этих картах. Пошли, по дороге я расскажу тебе о своей гавенной жизни. Он подхватил меня под руку и поволок в какой-то переулок. "Теперь у меня есть свое радио",- думал я, слушая непрерывный поток бесполезной информации, изливаемой моим соседом. Негр относился к той ужасной категории людей, которой нужен слушатель, а не собеседник.

Тем временем на улице становилось все больше прохожих. Между домов текла пестрая, бурлящая река тел. Люди шли, плыли, были и такие, которые выглядели совсем бестелесно, они просто летели над головами прохожих. С модой в шестом кругу Ада была явная напряженка. Здесь ходили в том, к чему привыкли при жизни. Например, прямо перед нами плелся чукча с бубном и в национальной одежде. Навстречу гордо продвигалась группа в кавказских бурках. На углу проспекта Ужаса и Новодемонической отплясывала RAP компания оборванных негров и махновец в галифе, папахе и с портупеей поверх дырявой майки. Иногда попадались патрули офицер-эсэсовец и два черта в форме рядовых солдат. Переплетались все стили и направления. Рыжеволосый панк запросто разговаривал с крестьянкой в вышитом сарафане. О чем-то спорили высокий белогвардеец и разряженный в пух и прах испанский конкистадор. В китайском квартале, вися в метре от мостовой, спал отнюдь не китайский дворник в шапке-ушанке и кожаном фартуке. Не знаю, как ему это удалось, но дворник, вне всякого сомнения, был пьян. - Вау! - не замолкал ни на минуту негр. Я уже знал, что звать его Абуба Джонсон, и что жизнь этого самого Абубы изобиловала многими непристойными историями. - Ты только посмотри какие ножки у этой красавицы. - Тебе-то чего с этого. Ты же дух. - Черта с два я дух! У меня стоит. - Вот уж вряд ли, - заверил я его, - просто ты умер в состоянии эрекции. - Да нет, правда! - Тогда я искренне за тебя рад. Кстати, мы уже пришли. На доме красовалась табличка: "Третья улица Строителей ". Она казалась необычно безлюдной. На всей улице был только один человек, который лихорадочно приклеивал что-то к стене. Увидев нас, он тотчас отвернулся и скрылся в ближайшей подворотне. Заинтригованные мы подошли к этому дому и обнаружили на нем листок следующего содержания: Товарищ! Верь, взойдет она, Звезда пленительного счастья. Наш Ад воспрянет ото сна И на обломках самовластья Напишут наши имена! - Что это? Негр был явно озадачен. - Стихи? - Почему бы и нет, - внешне спокойно ответил я, хотя в голове моей мысли прыгали, как блохи. В шестой круг ссылали всех непокорных. Листовки, перефразированное послание к Чадаеву. Все это наводило на довольно странные мысли. Похоже, в Аду не все было гладко. Как оказалось, дом 12 по улице Строителей, оказался вовсе и не домом. Это была обыкновенная скала, изъеденная туннелями и помещениями, как старый пень короедами. Мы поднялись на второй этаж, вложили кристалл в замок, и очутились в своем жилище. - Вот это дерьмо! - опять заорал мой неугомонный сосед. - Всего одна комната. Он сделал круг и озабоченно посмотрел мне в глаза. - Где мебель? Где уборная? Мой шоколадный брат был безнадежен. Я опустился на пол, закрыл глаза и... Обнаружил первое неудобство своего полуреального состояния. Открыты у меня глаза или нет, не имело никакого значения. Я одинаково четко видел пустую пещеру с мечущимся по ней Джонсоном. "Итак,"- подытожил я, - "мне не нужно ни есть, ни спать. Я не чувствую боли и у меня бесконечно много времени, которое нечем занять". Так недолго и с ума сойти. Хотя сойти с ума у меня тоже вряд ли получится. "Или все-таки получится ?"- подумал я, увидев на пороге парня в одежде монаха. Согласитесь, священник в Аду - это странно, если не сказать подозрительно. - Можно мне войти? - поинтересовался монах. - Заходи, конечно, - сказал я, - к сожалению, не можем предложить тебе кресло. - Я ваш сосед. Услыхал, что здесь кто-то разговаривает, и решил зайти поболтать. В Аду так мало нового, что цепляешься за любую возможность убить время. - Классный прикид у тебя парень, - сразу влез словоохотливый Абуба, - под монаха косишь? - Я и есть монах, - смущенно сказал тот, - вернее, был им. Хотя "косишь", то выражение, которое мне подходит. При жизни я был слишком ленив, а в монастыре хорошо кормили и не нагружали непосильной работой. Я до самой смерти притворялся верующим. Из-за одного случая меня даже считали праведником, достойным канонизации. - Ты что, какое-то долбанное чудо совершил? - Представьте себе, да! В наш монастырь пришла женщина со слепым младенцем. Таких двинутых много приходит. Она хотела, чтобы мы попросили Господа дать ему возможность видеть. Мне до сих пор стыдно. Мы дегустировали вино из монастырских подвалов, поэтому я был изрядно пьян. Так вот, я взял ребенка на руки, меня качнуло и я грохнул дитя головой об стену. - Прибил бедного младенца? Негр был просто счастлив. - Это теперь чудом называется? - Мне повезло. От удара у него что-то переключилось и он стал видеть. - Занятно. И что же дальше? Монах начинал меня веселить. - Настоящий кошмар. К монастырю потянулись толпы слепых, калек и больных сифилисом. Все хотели, чтобы я их исцелил. - Ну? - Что ну? Не могу же я всех бить головой об стену. Ноги и руки от этого не вырастают. Вы только не подумайте, что мне было совсем наплевать на церковь. Баб я в келью не таскал и вообще парнем слыл довольно приличным. Иначе б меня сюда не запихнули. По словам монаха он был довольно приличным парнем и все равно торчал в шестом кругу Ада. И даже не "все равно торчал", а именно поэтому торчал. Человек в приемной святого Петра кричал: "Мой бог - Сатана". И, тем не менее, отправился в Рай. Эсэсовцы орали, что Рай и Ад принадлежат Сатане. Это все никак не вязалось с общепринятыми догмами религии. Я хоть и не верил в Бога, но прочитал при жизни Библию и кучу книг, связанных с христианством и прочими верованиями. Почти все они сходились на едином Боге создателе мира и непременном наличии справедливости, гарантирующей муки грешнику и вечное блаженство праведнику. Пресловутое "аз воздастся ..." Высшая справедливость является фундаментом наиболее распространенных религий. В итоге же оказывается, что именно такой справедливости не существует. Интересно было бы узнать обо всем этом от кого-то сведущего. - Э, м-да милейший, - обратился я к монаху, - раз уж вы здесь, может ответите на несколько моих вопросов? - Спрашивайте, все что угодно... - У вас тут все с ног на голову перевернуто. Я все время слышу о великом Сатане. По улицам бродят черти в эсэсовской форме. Боюсь, я чего-то не понимаю. - Так вы до сих пор не в курсе? Хотя, конечно, вы ведь только что прибыли. Сейчас я объясню. Вы Библию читали? - Целых сто страниц, - гордо признался Абуба, - никто из моих друзей и тридцати не прочитал. Бедняга Сем говорил, что всю осилил, но я ему не верю. Он вывеску "Бар" не всегда мог прочесть. - А я прочел. И, честно говоря, был немного удивлен, - сказал я. - Что же тебя удивило? Монах опустился возле меня на корточки. - Удивило, что священники рекомендуют ее своим прихожанам. Новый Завет - еще куда ни шло. А Старый - это просто кошмар. Кровавые жертвы, геноцид, вырезание не без Божьей помощи Иерихона, включая скот, женщин и детей. Он настолько не согласуется с тем, что проповедуют в церкви, что его следовало б запретить и признать сатанинской ересью. - Вы прозрели раньше меня, - улыбнулся Франсиско Калисони. Нашего служителя культа звали именно так: Франсиско Калисони. - Совершенно верно. Так оно и есть. Новый Завет писали люди. Старый продиктован Моисею не кем иным, как верховным ангелом разрушения - Люцифером Сыном Утра. Старик Иегова уже тогда был не при делах и не имел к нему никакого отношения. Но вернемся к первопричинам. В Новом Завете есть книга откровений некоего Иоанна Богослова. Он действительно был пророком, но на редкость хреновым. Совсем не переносил алкоголя. Выпьет рюмку вина, начнет пророчествовать. Вот и в тот раз тоже... Только он все перепутал. Попробуй утром с похмелюги разобраться. Башка трещит и все такое. Он сейчас на проспекте Ужаса живет. Над ним все черти по этому поводу подтрунивают. Так вот: Апокалипсис и битва добра и зла уже состоялась. Зло из этой битвы вышло победителем. - Срань господня, - взвизгнул эмоциональный Джонсон. Франсиско любил удивлять и просто упивался своим рассказом. Он вскочил на ноги, ходил взад-вперед по комнате и размахивал руками. - Дело в том, - продолжал он, - что Бог, действительно создавший Землю, обладал, наряду с удивительными способностями, и рядом недостатков. Он был далеко не всемогущ. Умея создать практически все, он не был застрахован от ошибок и не мог разрушить ничего из созданного. "Надо сотворить себе помощников", - решил Бог Саваоф. Так появились ангелы. Люцифер Сын Утра был первенцем. Самый сильный, но наделенный, благодаря все той же неопытности творца, жутко скверным характером. Основной его задачей было уничтожение того безобразия, которое у Бога иногда получалось. Он неплохо делал свою работу. Как говорится, ломать не строить, и все-таки ребята не справлялись. Уж очень вселенная была велика. Пришлось создавать себе в помощь целое небесное воинство, с которым вселенную кое-как удалось привести в порядок. Когда же это случилось, появилась еще одна проблема - куда девать бесконечно много свободного времени. По себе знаю, для бессмертного существа это вопрос не шуточный. Стали думать и придумали сначала домино, а потом и карты. Какое-то время все шло хорошо. Творец был не очень хороший игрок и махлевал почем зря. На этом он попался и интерес к картам заметно упал. Тогда Бог решил создать себе новую игрушку. На скорую руку была сошлепана небольшая планета, океаны, животные и, собственно, игрушка. То есть мы с вами. Всемогущего забавляло, как мы лазим по пещерам, изобретаем лук, добываем огонь. Он с умилением смотрел на все происходящее, но никогда не вмешивался. В человеке был заложен потенциал со временем стать равным самому создателю. И Бога интересовало, произойдет ли это. Позаимствовав у Бога идею, Люцифер тоже стал создавать свой мир. Но тут его постигло глубокое разочарование. Он не был наделен силой создать человека. Первым и последним его начинанием стал Ад, населенный тупыми, не способными совершенствоваться чертями. - Земля стала камнем преткновения, - предположил я. - Именно так. Простое созерцание Люцифера не устраивало. Он хотел повелевать и экспериментировать. На этой почве у них с создателем произошла размолвка, в результате которой Бог с немногими верными ему ангелами был низвергнут в Ад, где и проживает поныне. Сосланный в первый круг Ада, Бог впал в полную апатию. Он до того уверился в своей никчемности, что даже не поддержал восстание собственных ангелов. Единственное, что Господь сделал - послал на Землю последнее свое творение - Иисуса Христа. В него были заложены идеи добра, любви и братства. По своей рассеянности Бог забыл сообщить ему о самом главном, то есть о настоящем положении вещей. Рожденный Иисус сразу же попал под влияние Сатаны, коего считал своим отцом - создателем. И тот, вволю наиздевавшись, толкнул его на глупую и бессмысленную смерть на кресте. Показательную казнь провели не для собравшейся на Голгофе толпы. Она проводилась для Бога, не способного защитить даже собственного "сына". Итак, ангелы поднялись, были разбиты и помещены Люцифером в центре Ада. Сам Сатана поселился в Раю - третьем измерении, предназначенном для второй, посмертной стадии совершенствования человека. Туда он собирает людей, признающих его власть, верящих в его силу и согласных помогать. Там же толкется стадо баранов, слепо почитающих Бога, готовых ползать перед ним и целовать прах с ног его. Эти несчастные даже не знают, кому поклоняются. - И что, больше восстаний не было? - И не будет. Они невозможны. Конечно, Люцифер не мог окончательно уничтожить некоторых ангелов. И все-таки он кое-что придумал. В центре Ада живут созданные им Дьяволы. Существа абсолютно безмозглые и невероятно свирепые. Они могут уничтожить, распылить на атомы, анигилировать все, что угодно. Главной их задачей является охота на отправленных в ссылку. Стоит только ангелу материализоваться, как его тут же разносят на элементарные частицы. - Да уж, - буркнул я, - воистину, неисповедимы пути Господни. - Я так и знал! Так и знал! - причитал где-то рядом Абуба Джонсон. Мне всегда не везло. Что нам теперь делать? - Живите в свое удовольствие. Я познакомлю вас со своими друзьями, покажу парочку веселых местечек. Здесь не так уж и плохо. Обычно все новички начинают искать родителей. Некоторым даже удается. Хотите - тоже попробуйте. Если вас все окончательно достанет, можно просто отключиться, уйти в себя или просмотреть собственные воспоминания. Это совсем не трудно. Как медитация. Я вас научу.

В постижении науки медитации прошло довольно много времени. Я быстро научился просматривать воспоминания. Это было, как цветное, объемное кино со всей гаммой запахов и ощущений. Стоило мне захотеть, как я тут же оказывался на берегу маленького, заросшего тиной пруда, мне снова было двадцать, я дрожал от холода и сжимал в окоченевших руках удочку - телескопку. Все выглядело очень реально и, казалось, происходило вновь, только какой-то уголок сознания, глубоко - глубоко в мозгу говорил: "Это всего лишь память. Пора возвращаться". Я возвращался и мне хотелось плакать. Жаль, что духам это недоступно. Хотя в жизни у меня плакать тоже не получалось. Я мог выть от тоски, рычать от обиды, бить кулаками в стену. Иногда я даже завидовал людям, для которых это легко и естественно. С искусством полностью отключаться было сложнее. Меня отвлекало окружающее и собственные мысли. Я начинал злиться и от этого становилось еще хуже. А потом... Потом раздался вой Элементала. - Черт, Толик, мать твою, - бесновался возле меня Абуба, - как тебе удалось? Я тебя никак разбудить не мог. - Из глубокой медитации вывести сложно, - объяснил смеющийся Калисони, странно, но вопль Элементала всегда возвращает в реальный мир. Теперь я вас оставлю. Пора на работу. Вы куда на работу пойдете? - Понятия не имею. Я все еще не мог понять, как у меня получилось отключиться. - Посмотрите кристалл. Там сказано, - посоветовал монах и скрылся за дверью.

Тринадцатый сектор, конец улицы Удавившихся китайцев. Стройотряд "Ослиная голова". Вот где нам предстояло работать. Там же на голограмме был изображен план, как добраться до места роботы от нашего жилища. - Ну что? Сходим? - спросил я Абубу. - Куда? Да ты только посмотри, как эта улица называется. Наверняка китайский квартал. Чтоб я когда-нибудь работал вместе с китайцем... - Абуба, - развеселился я, - да ты расист. Это с твоей-то черной задницей? - Черная - это не желтая. Мой дедушка погиб во Вьетнаме. - Напоролся на вьетконговцев? - К счастью, не успел. Я слыхал по радио, они такое с американскими парнями вытворяли... Их привезли в Сайгон, дедушка пошел в местный ресторанчик и фаршированными жабами отравился. - Ужасная смерть, - согласился я, - а ты от чего умер? - Да так... На машине разбился. Увидел новенькую Алльфа-ромео, дай, думаю, прокачусь. Еду и вдруг такую телку впереди вижу... Ты не поверишь! Науми Кемпбел с ней рядом не стояла. Засмотрелся, мать ее. Одно радует - в полицейскую машину врезался. "Потомственный имбицыл ", - подумал я. "С кем приходится работать".И в слух добавил: - Пошли, все-таки сходим. Может нет там никаких китайцев. Мы вышли из дома и не спеша поплыли вперед, по дороге разглядывая местные достопримечательности или, вернее, их отсутствие. Ад не баловал своих граждан особым разнообразием архитектуры. Зато сами граждане компенсировали это сторицей. Мулаты, метисы, негры и белые... Те, кто хотел двигаться медленно, шел ближе к домам, те кто спешил (я право не знаю, куда можно спешить, имея в запасе вечность), проносились по середине улицы с такой скоростью, что походили на световые пятна. Как и предполагал Абуба, улица Удавившихся китайцев находилась в самом конце китайского квартала. Она упиралась в небольшую серую скалу, в которой имелась дверь. В свою очередь, на двери имелась табличка:

Объект строительного управления 13-ого сектора. Строительная бригада "Ослиная голова"


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»

Сострадание, Дино Буццати Читать →