Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Николаевский Б
 

«Тайные страницы истории», Б Николаевский

Б.И.Николаевский

Тайные страницы истории

Содержание

Ю Фельштинский Несколько слов об авторе этой книги

Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ

К ИСТОРИИ "БОЛЬШЕВИСТСКОГО ЦЕНТРА"

Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ

К БИОГРАФИИ МАЛЕНКОВА И ИСТОРИИ КОМПАРТИИ СССР

Глава 1. "На заре туманной юности.. "

Глава 2. Генезис "советских ташкентцев"

Глава 3. Московское студенчество в 1922--1924 гг.

Глава 4. Маленков в МВТУ

Глава 5. Личный секретариат Сталина

Глава 6. Сталин в борьбе за власть

Глава 7. Сталин и Маленков

ДОКУМЕНТЫ

I. ГЕРМАНИЯ И РУССКИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОИНЫ

II. ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПОЛИТБЮРО И ДРУГИЕ СЕКРЕТНЫЕ ДОКУМЕНТЫ 1934 ГОДА

ПРИЛОЖЕНИЕ

ЛЕНИН И ДЕНЬГИ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

БИОГРАФИЯ МАЛЕНКОВА

ГЕРМАНИЯ

И РУССКИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

ВОЙНЫ

ПРОТОКОЛЫ ПОЛИТБЮРО

И ДОКУМЕНТЫ ОСОБОГО ОТДЕЛА

НКИД СССР, 1934

Редактор-составитель доктор исторических наук Ю. Г. ФЕЛЬШТИНСКИЙ

В книгу вошли не публиковавшиеся ранее документы и материалы из архива известного русского историка Б. И. Николаевского, хранящиеся в Гуверовском институте (Стенфорд, США). В ней рассматриваются такие сюжеты, как история "Большевистского центра", Ленин и деньги большевистской организации, Германия и русские революционеры в годы первой мировой войны, биография Маленкова, постановления Политбюро ЦК ВКП(б) 1934 г.

Для научных сотрудников, преподавателей, студентов и всех, интересующихся историей России.

Несколько слов об авторе этой книги

Сын священника, Борис Иванович Николаевский (1887--1966) учился в гимназии в Самаре и в Уфе. В 1903---1906 гг. -- большевик, затем меньшевик. В 1904 г., будучи гимназистом, был впервые арестован за принадлежность к молодежному революционному кружку, судим за хранение и распространение нелегальной социал-демократической литературы. В тюрьме провел около шести месяцев. В общей сложности до революции арестовывался восемь раз, на короткие сроки. Дважды отпускался по амнистии 1905 г. За участие в первой русской революции приговорен к двум годам. Бегал из тюрем, три раза ссылался. Революционной деятельностью занимался в Уфе, Самаре, Омске, Баку, Петербурге, Екатеринославе. В 1913--1914 гг. работал в легальной меньшевистской "Рабочей газете" в Петербурге. После революции, в 1918--1920 гг. как представитель ЦК меньшевиков ездил с поручениями от партии по всей России. С 1920 г. -- член ЦК партии меньшевиков. В феврале 1921 г. вместе с другими членами ЦК меньшевистской партии арестован и после одиннадцатимесячного заключения выслан из РСФСР за границу. В эмиграции (в Германии, Франции и США) продолжал принимать активное участие в политической деятельности партии меньшевиков. 20 февраля 1932 г. лишен, вместе с семьей Троцкого и рядом других эмигрантов, советского гражданства.

Однако политическая деятельность Николаевского, как бы к ней ни относиться, не была в его жизни главным. Б. И. Николаевский был прежде всего историк, и его заслуга перед Россией и русской историей состоит в том, что начиная с 1917 г. он собирал, хранил (и сохранил для потомков) бесценнейшую коллекцию архивных материалов. После февральской революции, когда революционеры по всей стране громили центральные и местные архивы (особенно полицейские), Николаевский, как представитель ЦИКа Советов, вошел в комиссию по изучению Архива департамента полиции. В 1918 г. вместе с П. Е. Щеголевым он составил проект организации Главного управления по архивным делам. И именно Николаевский убедил тогда большевика Д. Б. Рязанова взяться за спасение архивов. В 1919--1921 гг. Николаевский стоял

во главе историко-революционного архива в Москве, выпустил ряд книг по истории революционного движения в России и на Западе.

Как социал-демократа Николаевского в первую очередь интересовала история революционного движения в России и в Европе. Но его интересы как историка шли далеко за пределы спектра, ограниченного узкими рамками социал-демократии. Он был чуть ли ни единственным меньшевиком, пытавшимся понять трагедию власовского движения и оправдать его (чем обрушил на свою голову многочисленную критику однопартийцев). Его способность списываться с людьми самых разных политических взглядов, от монархистов до коммунистов, заставлять их относиться к нему как к историку с полным доверием, убеждать их в необходимости написания мемуаров или же составить подробные ответы на многочисленные и конкретные вопросы -- не может не поразить каждого, кто сегодня работает с собранными Б. И. Николаевским архивами. Настолько, насколько это было возможно в те годы, он располагал информацией, которая позволяла ему знать все, всех и все обо всех. За справками к нему обращались писатели, историки и публицисты из разных уголков мира. И почти всегда получали от него толковые и конкретные сведения. Он обладал уникальной, почти фотографической памятью и был "ходячей энциклопедией" русской революции.

Но меньшевик Б. И. Николаевский не смог бы завоевать столь безусловного доверия расколотой русской эмиграции и даже командированных за границу советских коммунистов, если бы его личные этические принципы как историка и собирателя архивов обычно не стояли над политикой и над потребностями момента. Посвященный во многие человеческие и политические тайны своего времени, он ни разу не позволил себе погнаться за сенсацией и опубликовать ставший ему доступным материал в ущерб интересам своего информатора.

Как собиратель архивов Николаевский оставил восемьсот с лишним коробок архивных материалов. Сегодня они хранятся в Гуверовском институте (Стенфорд, США). Как историк и публицист, он опубликовал большое количество статей на русском и основных европейских языках. Уделяя много времени архивам, переписке с людьми и политической деятельности, Николаевский был менее продуктивен как автор собственных книг. Его самая известная книга -- об Азефе, написанная в 1932 г. с традиционной точки зрения, сегодня не кажется очень ценной. Много позже Николаевский пришел к новым, очень важным, сенсационным выводам: Азеф провокатором не был, а был полицейским агентом и аккуратно передавал информацию о готовившихся террористических актах директору департамента полиции Лопухину. Именно Лопухин (чуть ли не с согласия Витте) клал эту информацию под сукно и тем самым умышленно допустил несколько террорис

тических актов. Об этом Николаевскому сообщила вдова Лопухина, с которой он беседовал уже в эмиграции. Эти данные Николаевский собирался использовать в новом издании книги. "У меня подобрались неизданные материалы о Лопухине и его отношениях с Витте (в связи с большой борьбой между Витте и Плеве) [... ] много нового и важного материала, который я охотно дал бы в качестве" особого введения и добавления", -- писал Николаевский. [ГА, кол. Николаевского, ящик 500, папка 8. Письма Б. И. Николаевского проф. П. Шейберту от 28 декабря и 14 марта 1962 г. ] Однако разработать эту тему Николаевский не успел. Нового издания не было.

Борис Иванович Николаевский скончался в 1966 г., оставив незавершенными многочисленные свои проекты по изданию книг и исторических сборников. Его бесценное архивное собрание -- лучший памятник умершему историку.

Идея выпуска исторического сборника, основанного на материалах собственного архива, принадлежала Б. И. Николаевскому. С тех пор прошло несколько десятилетий. Ушел из жизни историк. Из-за финансовых затруднений так никогда и не вышел задуманный им сборник- Ряд материалов был опубликован в периодической печати. Другие -- похоронены в папках архива.

В настоящее издание вошли два не публиковавшихся ранее текста историка: <К истории "Большевистского центр а" > и <К биографии Маленкова и истории компартии СССР>. Первая работа является предисловием к незаконченному фундаментальному труду Б. И. -Николаевского -- многотомному сборнику документов по истории "Большевистского центра".


Еще несколько книг в жанре «История»

Белый Омск, Николай Устрялов Читать →

Вокруг трона, Казимир Валишевский Читать →