Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Бертьен Анри
 

«No Fate"», Анри Бертьен

Анри Бертьен

No Fate'

I: 1. Данный текст соответствует первой редакции (от 27/12/98). 2. Все описанные в данном тексте события являются авторским вымыслом. Всякое возможное сходство с реальными лицами и/или событиями является случайным и непреднамеренным, никакой ответственности за это автор не несёт. 3. Автор не принимает на себя никакой ответственности за несовместимость формата текста с Вашими редакторами, принтерами и проч., и проч.. 4. Вы можете свободно копировать данный текст, распечатывать его содержимое любым способом, переплетать распечатанный текст или выбрасывать его в корзину для мусора; Вы можете дарить его знакомым и любимым или вообще делать с ним всё, что Вам будет угодно, пока это не связано с извлечением прибыли. Если же Вы намерены получить какую-либо прибыль - Вам необходимо согласовать этот вопрос с автором. 5. Категорически запрещается вносить какие-либо изменения в текст или распространять его фрагменты (а не текст целиком). В случае цитирования данного текста прямая или косвенная, но - однозначная ссылка на Copyright обязательна. При этом цитируемый фрагмент не должен нести иной смысловой нагрузки, чем в контексте произведения. 6. В случае обнаружения в тексте каких-либо ошибок или неточностей Вы имеете право сообщить об этом автору, при этом скопировав в своём письме фрагмент (абзац) целиком. Это же касается случаев, когда Вы наберётесь смелости предложить автору новую (более удачную) редакцию какого-либо фрагмента. :) 7. Автор будет благодарен за любые (в том числе критические) отклики и замечания, за предложения о публикации, издательстве и проч.. 8. Автор искренне надеется, что не будет получать пустых и бессодержательных писем - вне зависимости от того, выражают они восторг или негодование (или вообще ничего не выражают). 9. Автор благодарен: - Всевышнему - за бесконечное долготерпение. - Источнику вдохновений, так и не использованному, увы, в полной мере ([email protected]). - Всем, кто нашёл в себе мужество дочитать до конца - за терпение. - Тем, кто не нашёл в себе такого мужества - за проявленный интерес. И, наконец - низкий поклон всем тем, чьи дела, поступки, мысли и чувства, творения и судьбы, жизнь или смерть послужили исходным материалом.

Sincerely yours, Anrie Bertien. -...Разум двенадцатого уровня - штука почти безукоризненная...- Размышлял Ум Саах.- Но... к сожалению - именно 'почти'...- Вот и сейчас он слушал беседу, которая навевала ему грустные мысли... Хотя он, как обычно, заранее знал, чем это закончится... ...Ли и Гай переглянулись и Ли нерешительно произнесла: - Может, всё же попробуем?- Гай озабоченно молчал. - Построим активную копию мира Зе, там и проверим...- Не слишком уверенно закончила Ли. - А как с энергетикой?- Вскинул брови Дир.- Столько из пальца не высосешь... - Да есть тут одна идея...- Глубокомысленно протянула Ли. - Расскажи,- попросила Ка. - Не знаю... Но, по-моему - система слишком громоздка.- Пожала плечами Ли.- Я бы даже сказала - чрезмерно громоздка. Уровень избыточности превышает все разумные рамки. Подумать только - двенадцать степеней защиты только на нижнем уровне отбора... Колоссальная энергия тратится впустую, просто ради 'лишь бы чего не вышло'! - Перестраховывается старик...- Вздохнул Дир. - Ну да - он перестраховывается, а у нас проблемы с энергетикой!- С досадой молвила Ка. - Не знаю... Я бы, пожалуй, пару уровней снял.- Пожал плечами Гай. Этого бы хватило, чтобы решить все наши энергетические проблемы. - На пару циклов вперёд!- Добавили в один голос брат Бо и брат Би. - А если сюда просочатся несовершенные?- С тревогой спросила Ли.- Ведь с нашего уровня уже можно разрушить всё, что создано всеми нами - да и нашими предшественниками - до сих пор... - А ты видела их на ближайших пяти уровнях?- Вскинул брови Гай. - Я - нет. Но Ум Саах считает... - Ну, так сходите к нему!- Не оборачиваясь, бросила через плечо Ка. И только Ан молчал, как будто всё происходящее было ему безразлично. На самом деле он думал. Думал о том, что сказал ему недавно А Ха: - В мире Зе есть проблемы... - Какие? - Массовый психоз, если можно так выразиться. У людей пропало желание думать. Вместо него очень обострено желание получить готовый результат, не прилагая усилий. Желание быть в толпе, ведомой кумиром и поклоняться ему. И - низвергнуть его, растоптать, разочаровавшись - чтобы найти нового кумира... Желание быть правым, но не желание познавать, искать истину... Увлечение всем этим уже просто опасно для всего мира... - Может, им нужно просто подробно и обстоятельно всё объяснить?Нерешительно спросил Ан. - Нет.- Улыбнулся А Ха.- Ты же знаешь двуногих... Разум, знания которого ограничены, всегда недоверчив... Поэтому, даже зная истину, ты не можешь им 'просто сказать' - они тебе не поверят. Засвистят. Заплюют. Затюкают. Забросают камнями. Надо просто подать им необходимые знания в таком виде, чтобы они легко заглотили их все - кроме тех выводов, которые они должны сделать сами. А себе они,- А Ха иронично улыбнулся,- почему-то верят. - Понимаю...- Сокрушённо вздохнул Ан.- Знакомая, увы, картина... - Словом, такие проблемы. И ты мог бы их решить. Но ты - личность чересчур противоречивая... И потому слишком неустойчив... С одной стороны недооцениваешь свои возможности и последствия своего бездействия, с другой - переоцениваешь свою роль. Точнее, её значение... Кроме того - ты чересчур нерешителен... Если тебе всё рассказать - ты испугаешься ответственности и можешь наделать глупостей... Я уже молчу о таком пороке, как лень... - Тогда - почему именно я?- Не понял Ан.- Может, проще послать кого-нибудь другого?- А Ха покачал головой: - Другого свободного разума, пригодного для этой роли, пока нет. - Столь сложна роль?- Иронично вскинул брови Ан. - Нет. Столь многозначна. Ты же знаешь, что Саах никогда не делает ничего, что могло бы иметь только один смысл, одну цель...- Ан согласно кивнул головой.- Я так думаю... что дело, в общем, в тебе... Ты стал слишком пассивен. Ты слишком любишь комфорт и уют. Ты ленив. Ты не хочешь бороться со злом - надеясь, что оно минует тебя...- А Ха немного помолчал.- Мне кажется,- заключил он,- что, поставив на одну чашу весов твои пороки, а на другую - судьбу мира Зе, старик хочет заставить тебя сделать выбор. Просто правильный выбор... - А если я сделаю неправильный выбор? Стоит ли ещё больше усугублять ситуацию в мире Зе - может, можно просто объяснить, что там нужно сделать? - Ты же прекрасно знаешь, что Мир не может рухнуть от твоих ошибок...- С улыбкой развёл руками А Ха.- Так что правильность выбора нужна больше тебе, чем ему... - Понятно...- Обречённо опустил голову Ан. - Так что - тебе предстоит воплощение. Если хочешь - я скажу Сааху, чтобы он оставил тебе там твою И - тогда тебе будет легче. Подумай. Когда решишься - скажи. ...Ан не хотел этого воплощения. И по тем причинам, о которых говорил А Ха, и - потому, что всякий разум интуитивно побаивается этого. Даже понимая, что без этого он, в конце концов, начнёт деградировать - не хотел... Но - он знал, он слишком хорошо знал, что рядовой разум не может - не имеет ни возможности, ни права - противиться воплощению. Рано или поздно оно всё равно состоится. И потому ничто другое не могло сейчас занимать его мысли...

*  *  *

- А вы... уверены, что даже... при существующей системе отбора на ваш уровень не могут просочиться несовершенные?- Медленно, даже почти как-то неуверенно, с некоторой грустью произнёс Ум Саах. - А что - были прецеденты?- Удивлённо спросил Дир. - М-да...- Ум Саах тяжело вздохнул. Гости переглянулись: Саах обычно так вздыхал, когда видел у собеседника слишком слабое, поверхностное понимание сути вещей. Старика это разочаровывало и он искренне сникал, но - понимая, что объяснениями такие проблемы решить невозможно, никогда и ничего не объяснял. У пришедших предательски 'засосало под ложечкой': когда к Сааху приходили с сырыми, непродуманными идеями, это, с одной стороны, расстраивало старика, которого все они очень любили, а с другой - это никогда не 'сходило с рук' пришедшим: Ум Саах всегда умудрялся сделать так, чтобы последующий ход событий показал пришедшим уровень их заблуждения. А увидеть и самому прочувствовать последствия своих заблуждений - занятие, согласитесь, не из самых приятных... Саах молчал. Молчали и гости. Наконец старик, как бы между прочим, спросил: - Кстати... Вы как-то говорили, что Вас слишком мало... и просили о пополнении... Ну, против Гая и Ка... я ничего не имею... собственно, они и так уже с вами работают... Думаю, что переход на двенадцатый уровень для них - просто формальность... А вот... интересно, насколько вы уверены в непогрешимости Са Ху и стойкости Бе? - То есть?- Гости с изумлением переглянулись. - Са Ху ведь проявил себя в мире Рон?- Неуверенно промолвила Ка. - Проявил...- Вздохнул Ум Саах.- Когда наверняка знал, что на него смотрим мы все... А как он поведёт себя, когда будет уверен, что деяния его останутся неизвестными для всех нас? Когда он будет предоставлен сам себе и не будет даже догадываться о нашем существовании? Ну, а Бе...- Старик усмехнулся,- ему ведь никто ещё не пел Песню Славы... - Творец...- Ли выступила вперед, голос её дрожал. Ум Саах поднял веки и выжидающе смотрел на неё: к нему не принято было так обращаться по пустякам. Ли смутилась.- Скажи, Отец...- Потупив взор, произнесла она,- у тебя действительно есть основания сомневаться в надёжности Са Ху? Или ты просто... - Если бы у меня были основания...- тихо произнёс Саах,- Са Ху уже не было бы не только на одиннадцатом, но и на восьмом уровне... Но, с другой стороны - я надеюсь, ты не думаешь, что я назвал это имя случайно?- Старик испытующе взглянул на Ли. Та была вынуждена вновь потупить взор: Саах действительно никогда ничего не делал и не говорил 'просто так'. - Но, Отец...- Вступилась за подругу Ка,- мы ведь не можем подозревать каждого... - И не можем наверняка знать, какие действия предпримет свободный разум в той или иной ситуации...- Пожал плечами Дир. - Разумеется...- Совсем тяжело вздохнул Творец и отвёл взор.- Тем не менее, совсем несложно узнать, на что будут направлены его действия, когда он получит свободу. Полную свободу - как от каких-либо обязательств перед нами, так и от самих знаний о нас...- Закончил он. Гости были подавлены. Теперь им было неудобно, что они оторвали Сааха от раздумий, заставив заниматься тем, что им самим уже не казалось столь важным. - Так что подозревать каждого совсем не нужно - всё это очень легко проверяется...- Продолжал тихо и почти безразлично говорить старик.Просто я хотел надеяться, что разум высших уровней уже не нуждается в воплощениях... На самом же деле это, увы, не так... Жаль... Но - что делать...- Глаза его оживились, он встал и посмотрел вдаль: - Я отправлю Вас в мир Зе. Ка и Гай попадут туда сразу - два подходящих места там есть...- Саах на секунду задумался, затем продолжил: - Чуть раньше я отправлю туда Са Ху и Бе. Чтобы вы могли воочию лицезреть все их действия. Я, к сожалению, знаю, каковы они будут, но... Вам нужно жить своим умом. Брат Би... Попадёт туда не сразу... Он будет воплощен в мире Че, после чего, перебравшись в мир Зе, встретит там...- Саах улыбнулся,- женщину... Я пока не буду говорить, кто она... И полюбит её... И останется в мире Зе... Ли и Дир встретятся в мире Че и полюбят друг друга. Но чувства их будут сложными и запутанными... и связанными с чувствами брата Бо... Собственно, брат Бо нужен там для того, чтобы наполнить чувства Ли... И - родить ребенка, который понадобится чуть позже... У Ли будет двое детей - от Бо и от Дира, хотя она будет не прочь иметь больше... Но больше там сейчас не нужно... Ли и Дир переберутся в мир Зе... Ненадолго... Года на полтора... Как раз в то время, когда можно будет увидеть Са Ху и Бе в полном величии их несовершенства... В мире Зе они встретятся с Гаем и Ка... И им будет трудно расставаться... Но расставание будет неизбежным. Ты же, молчаливый Ан... воплотишься в мире Зе и сыграешь там роль, о которой пока не знаешь. Ты не сможешь её сыграть правильно, если будешь заранее знать всю меру ответственности - ты слишком слаб для этого... Поэтому я пока промолчу... Я надеюсь, что ты достаточно умён, чтобы сделать всё правильно. А Ха считает, что тебе будет нужна твоя И... Она будет воплощена. Но будет ли она с тобой... Я подумаю. Возможно, это целесообразно. Хотя... До сих пор такого никогда не делалось... Собственно, если её заменит На - от этого будет больше пользы. Для вас обоих. Тем не менее - я оставлю тебе выбор. Если у тебя не хватит силы духа... если ты попросту испугаешься - ты пройдёшь мимо И... и тогда твой путь пересечётся с На. А И... она как-нибудь устроит свою судьбу... Может быть...- Саах ненадолго затих.- Но ты так и не сумеешь её забыть и будешь всю жизнь маяться вопросом, правильно ли ты тогда поступил...- Старик ненадолго замолк. - Всем вам предстоит трудная жизнь, полная переживаний и глубоких размышлений...- Чуть погодя, снова продолжил он.- Лишений у вас не будет они вам не нужны. Вам нужен повод для раздумий - и вы его получите. Сполна... Почти все вы будете иметь достаточно власти над средой, чтобы не иметь связанных с этим неудобств. Заодно увидите, как вы этой властью воспользуетесь. Что же касается Ала, Гая и Ка, то в мире Зе я такой власти дать им не могу. Скажем так: они будут достаточно независимы от среды, чтобы иметь возможность выполнить свою миссию. Этого будет достаточно. Эта жизнь будет для вас длиной в ночь. А завтра мы встретимся. Тогда и поговорим. И об энергетике, и о двенадцати уровнях защиты...'Собственно,- улыбнулся про себя старик,- на самом- деле их шестнадцать так что четыре у вас ещё впереди...' Вслух же он продолжил: - Тогда же поговорим и о Са Ху. Про Бе я вообще молчу - та роль, которая уготовлена ему... роль марионетки... заставит вас содрогнуться...- Старик поднял руку в знак прощания, и, не оборачиваясь, удалился. - Пойдем,- сказал А Ха.- Я проведу вас... - Но зачем это всё?- Удивилась Ли. Разве нельзя придумать что-нибудь попроще воплощений? - Ты хочешь оспаривать решения Творца?- Улыбнулся А Ха.- Или кто-нибудь из вас может припомнить ситуацию, в которой он оказывался бы неправ? Ну, а воплощения... пока являются единственным безукоризненным способом как проверить, на что способны одни, так и показать это другим... - Ну, потом всё видишь по-другому...- Пожал плечами Гай.- Только подумать страшно: ведь это - целая жизнь... Времени жалко... Мог бы просто объяснить... - А он вместо этого покажет. И вы сами увидите и поймёте. И - всего лишь за одну ночь...- Снова улыбнулся А Ха. - Ты представляешь, как это тяжело - всю жизнь маяться, зная, что у тебя здесь непочатый край работы?- С тоской в голосе сказала Ка. - Ты не будешь об этом знать.- Улыбнулся А Ха.- А завтра займёшься своей работой. Пойдём... - Ты хочешь сказать... - Конечно. Я отключу вашу память перед воплощением. - То есть - мы будем воплощены, как обычные разумы нижних уровней?- В один голос с изумлением воскликнули Ка и Гай. 'Мда... А старик видит уж куда дальше меня... Я только сейчас понял, почему этих двоих он отправил сразу в мир Зе...'- C сожалением подумал А Ха. Вслух же он сухо сказал: - С полной памятью могут воплощаться только разумы, особо сильные духом, для выполнения строго отведённой им роли и добровольно решившиеся на это. - Мы добровольно...- Начал было Гай, но А Ха перебил его: - Вы просто не представляете себе трудностей такого воплощения...- махнул он рукой. Обычно так воплощается только Ум Саах, да и то - в виде копии, а не основы... А потом осторожно вбирает в себя то, что сумеет постичь копия... Ну, да ладно... Мы уже пришли. Ложитесь, дети мои...- Улыбнулся А Ха,- и да будет приятен ваш сон... ...Ан поискал глазами И - её нигде не было. Сердце заныло... - Она будет воплощена тоже в мире Зе, только позже... На один год виртуального времени... Ваши судьбы очень близко пересекутся - остальное зависит от вас. От обоих...- По-отечески улыбнувшись, шепнул ему А Ха. Ан поблагодарил его взглядом. ...Гай хотел сказать 'не хочу!', но... чей-то спокойный и, в то же время, не допускающий возражений голос откуда-то со стороны напомнил: - Разум твоего уровня не в силах и не вправе противиться воплощению...Это было последнее, что он услышал перед тем, как провалиться в небытие... Потом - темнота, боль, свет... где-то далеко... И - боль, досада, обида и горечь, переполнившие его...

*  *  *

Only for you, Nathalie... 'Пролог', или просто... буквально несколько слов о том, как я узнал об этой истории... ...Было прекрасное субботнее утро. Я собирался с девочками на пляж, причём - как минимум - на целый день, а если повезёт - то и на два... У нас это неплохо получалось в последнее время - собираемся где-то этак в 5-10 пар, находим уединённое местечко и - культурно отдыхаем. Честно говоря, когда проводишь целый день в компании 'прекрасных дам' - начинаешь чувствовать себя 'почти падишахом' (а я бы не сказал, что это так уж неприятно...). Ну, а наши 'девочки', находясь целый день в обществе десятка 'мальчиков', тоже, видимо, немало тешат своё женское самолюбие... Может, я и не прав в трактовке этих событий, но отличное настроение и прекрасные отношения во всех парах, установившиеся с начала этого лета, заставляют нас в конце каждой трудовой недели собираться той же компанией, чтобы получить 'запас эмоций' на следующую... Понятно, что мысли мои были заняты только предстоящим днём; 'подруга дней моих' уже упорхнула, чтобы не опоздать 'к началу' и улечься загорать до прихода первого мужчины; мне же предстояло разместить в рюкзаке разумную часть огромной горы в большинстве своём совершенно ненужных вещей, любовно отобранных Nathalie для нашего 'романтического путешествия'... Если бы кто-то сказал мне сейчас, что на пляж я не пойду - причём, в общем-то, по своей воле, и - ни сегодня, ни завтра; что девочки на меня серьёзно обидятся, а моя милая Nathalie вообще перестанет со мной разговаривать (и продержится целых два дня) - но всё это не будет меня сколько-нибудь серьёзно занимать - я бы посмотрел на этого 'прорицателя', как на умалишённого, а через минуту уже забыл бы о его существовании... Но - судьбе было угодно распорядиться именно так... Когда рюкзак был примерно наполовину заполнен, а остальные вещи были заботливо водворены мной, как мне казалось, на места, обычно ими в квартире занимаемые, раздался звонок в дверь. Нельзя сказать, чтобы я придал этому какое-либо серьёзное значение - может, 'подруга дней моих' почему-то вернулась; а может - соседка снова решила оставить у нас ключи... Нет - я, в общем-то, понимаю, что оставлять у соседей единственный в семье комплект ключей - может быть, и проще, чем изготовить каждому из членов семьи свой, собственный; но я совершенно не понимаю, почему для этой их простоты кто-то из нас должен постоянно сидеть дома; а посему я собирался просто повесить эти ключи 'на гвоздик' в прихожей и совершенно спокойно исчезнуть на день (или на два - это уж как получится)... Каково же было моё изумление, когда, открыв дверь, я увидел Гарика Ованесяна - очень неглупого, достаточно прямого и приятного парня, моего давнего хорошего знакомого; человека, для которого прийти в гости без предварительной договорённости было совершенно немыслимо, даже если речь шла о родителях или ближайших друзьях... Сам факт его появления предполагал, следовательно, известную неординарность ситуации, а безутешно-потерянное выражение его лица заранее подтверждало мои самые худшие опасения... Картину дополнял пакет с кассетами, общими тетрадями и ещё какой-то чепухой, который навёл меня на мысль, что Гарик сбежал из дому, прихватив с собой всё самое ценное - или же ему помогли покинуть обычно оккупируемую им территорию, скажем... резко изменившиеся взгляды любимой женщины. Понятно, что любая неординарность происшедшего, толкнувшего Гарика на такой немыслимый, с его точки зрения, поступок, вовсе не извиняла его 'некорректности' в его собственных глазах, а посему он с минуту стоял в дверях, пытаясь как-то лихорадочно оправдать своё поведение - если не в моих глазах, то, хотя бы, в своих собственных; но, поскольку никаких членораздельных звуков он выдавить из себя не мог, а потуги его выражались в основном сменой красных и белых пятен на лице да чередованием выражения скорби, потерянности и виноватости - я счёл целесообразным просто 'вдвинуть' его в дверной проём, отобрать пакет - что было весьма сложно, поскольку он вцепился в него мёртвой хваткой, протолкнуть его в комнату и усадить на диван. Некоторая бесцеремонность обращения и чашка горячего чая несколько вернули его к жизни: он уже не смотрел на себя, как на 'наглого и беспардонного нарушителя правил приличия', а где-то минут через пять к нему вернулась даже способность говорить...

*  *  *

...То, что поведал Гарик, наводило меня на самые грустные мысли: либо следовало предположить, что он просто свихнулся, либо - запросто можно было свихнуться самому. Ну, что я мог подумать, если он заявил: - Сегодня я потерял одну весьма уважаемую и любимую мной женщину. Навсегда... - Карину?- Участливо предположил я, ибо не мог представить себе иной любимой Гариком женщины, кроме его законной супруги. - Нет. Лин. ...Признаться, это меня весьма озадачило: допустить, что Гарик имел любовницу - само по себе безрассудство; а, учитывая его честность и открытость - абсолютно невероятным следует считать, что он вообще способен что-либо скрывать, особенно - от жены... Оправившись от 'первой ошарашенности', я нашёл уместным поинтересоваться: - Кто она?- Рассчитывая услышать хоть что-то, способное внести какую-либо ясность в происходящее. Ответ Гарика окончательно убедил меня в том, что один из нас определённо свихнулся: - Инопланетянка...- одними губами прошептал он. ...Не знаю, насколько читателя может интересовать дальнейшее развитие событий, равно как и объяснение того, в каких муках являлась на свет эта книга и какие - реальные или выдуманные - события в ней описаны: всякий, кого интересует только сюжет, может не читать эти строки; я же считаю необходимым всё же рассказать - буквально в двух словах - тем, кому это интересно - о том, что заставило меня - человека, не сочинившего в своей жизни ни одного опуса - скрипеть перьями и мозгами несколько лет и в результате представить на ваш суд творение, которое мне, по сути, не принадлежит: практически всё, что вы здесь прочтёте, есть изложение магнитофонных и 'ручных' записей, сделанных Гариком в разное время и в разных местах примерно в течение года. ...На всякий случай перед тем, как вызвать 'скорую' к больному с предположительным диагнозом 'шизофрения', я решил выудить из Гарика всю информацию, какую только удастся: отчасти - просто из любопытства, отчасти - для того, чтобы всё-таки определиться, кто из нас больше претендует на роль пациента известной в городе больницы за высоким каменным забором... То, что я в этот день услышал, действительно походило на бред сумасшедшего - однако бред этот в моей голове постепенно складывался во вполне связный рассказ... Думаю, что не стоит его здесь приводить - по сути дела, это был бы просто краткий пересказ самой книги; замечу лишь, что не верил ни одному слову честнейшего из своих знакомых ни в тот день, когда он уговаривал меня перечитать его дневники и прослушать записи, умоляя начать работу над книгой; ни - когда, уже начав работу, 'перелопатил весь полученный материал'; пожалуй, не могу поверить до конца и сейчас. Впрочем, если быть до конца логичным, то придётся признать, что у меня нет другого выхода, кроме как всё же поверить - ибо, во-первых, ни разу в жизни ни мне, ни кому-либо из известных мне людей не приходилось уличать Гарика во лжи, а во-вторых - извините, зачем ему всё это надо? От своей доли гонорара он заранее отказался, заявив, что для него несоизмеримо важнее, чтобы с этой историей ознакомилось как можно больше людей; меня же слёзно умолял заняться этой работой, заявляя, что 'выход в свет этой книги' считает теперь делом всей своей жизни... На мои робкие попытки отбрыкаться от его проблем, аргументируя это тем, что я ведь в жизни ещё вообще никогда ничего не писал, он заявил, что мне, дескать, недаром выдали в школе похвальный лист по русскому языку и литературе он-де читал мои сочинения и восхищался ими... Я пытался убедить его, что 'читабельная' книга - это не школьное сочинение, и нет никакой гарантии, что результат моих ночных бдений вообще сможет кого-либо заинтересовать... Он не слышал моих возражений, повторяя, как в бреду: - Кроме тебя, Анри, никто этого не сделает... Ты один способен понять всё это и показать людям... - Послушай, Гарик, а ты не пробовал подсунуть это кому-нибудь из маститых писателей, имеющих имя - чтобы их книги покупали, опыт - чтобы эти книги возможно было прочесть, время - чтобы всё это,- я показал на его пакет,изучить и связи - чтобы суметь это издать? - Послушай, Анри,- вдруг парировал он, и мне показалось, что в его словах впервые за сегодняшний день появился здравый смысл,- теперь ты знаешь всё, так скажи: есть ли в мире такой человек, который, приди я сейчас к нему с таким рассказом, сочтёт меня нормальным? - Не думаю,- вынужден был согласиться я. - Так ты что - хочешь упрятать меня в психушку?- Подвёл черту Гарик, и, поскольку на этот его последний аргумент мне уже нечем было возразить, я вынужден был согласиться. Признаться, в тот момент я не думал, что действительно буду этим заниматься - мне просто хотелось как-то закончить затянувшийся почти до вечера разговор. Я уже представлял, как буду выкручиваться, глядя в честные глаза Гарика, и придумывать причины, почему я опять не занимался книгой... Собственно, окончательно сломала моё сопротивление Nathalie: после того, как истекло два дня после описываемого события и она перестала дуться, решив, что я уже достаточно наказан, ей пришла в голову мысль поинтересоваться: что же, собственно, заставило Гарика 'нарушить правила хорошего тона', а меня - оставить без внимания (подумать только - на целый день!) стайку хорошеньких девушек, среди которых она сама занимала отнюдь не последнее место... Примерно через неделю, которую она провела то в наушниках, то - листая страницы Гариковых рукописей, она вдруг подошла ко мне вплотную и, глядя прямо в глаза - в упор - твёрдо произнесла: - Эврика! - Что - 'Эврика'?- Поинтересовался я; на что она, не отводя глаз и не меняя уверенно-торжественного выражения лица, заявила: - Я поняла, почему пришёл Гарик. - И? - И почему ты с ним просидел целый день. - Ну и? - Ты должен это сделать, Анри... ...И я сдался! Прости меня, читатель, что выношу на суд твой своё несовершенное творенье - к этому меня вынудили стенания старого друга и глаза любимой женщины... Оставь меня в покое, маститый критик - ибо я открыто признаю, что не умею писать и не знаю 'законов жанра'; но ведь я и не собираюсь впредь отбирать хлеб у твоих постоянных клиентов, которые обеспечивают тебя работой... Не суди меня строго, издатель, что я не могу даже толком определить жанр этого произведения, ибо - как я могу сделать то, что, быть может, затрудняешься сделать ты сам? И да простит меня всевышний, если я сделал что не так - ибо знает он, что я того не хотел... Я просто написал изложение, как делал это в четвёртом классе средней школы; только 'первоисточником' послужили не строки, написанные классиком, а разрознённые записки и записи, произведённые на свет Божий моим другом Гариком, которые я больше года пытался собрать и систематизировать, а потом соединить в едином повествовании - стараясь, с одной стороны, не исказить смысл услышанного и прочитанного, а с другой - привести его к виду, в котором хотя бы сам мог бы без особого напряжения всё это прочесть... Некоторые эпизоды были описаны ясно и подробно - их изложение не составляло труда; иные же были описаны так, что приходилось часами копаться с Гариком в остатках его воспоминаний, чтобы добиться сколько-нибудь последовательного изложения событий... Немало было и вещей, которые он рассказывал просто по памяти, а я, записав его отрывистое бормотание на магнитофон, пытался бессонными ночами приводить услышанное в удобоваримый вид... Чтобы не утруждать читателя бесконечными 'Гарик сказал...' или 'Гарик подумал, что...', я счёл возможным изложить всё 'от первого лица' - так, как были написаны эти дневники и заметки; так что теперь, устроившись поудобнее вечерком у камина, Вы можете представить, что слышите эту историю от самого Гарика, заглянувшего к Вам 'на огонёк'... Собственно, я сказал всё, что хотел, и готов приступить к изложению 'невероятной истории, случившейся с моим другом Гариком'. Итак, теперь прямо со следующей страницы - начинается Глава 1, в которой и повествуется о том, как всё это началось... Глава 1: Клира. Однажды, ясным январским утром, я в приподнятом настроении двигался по скрипучему снегу в лаборатории Алекса - судя по его утреннему звонку, он, наконец, напоролся на то, что мы упорно искали ещё с прошлой весны. Тема там была такая... экзотическая: чтобы что-то найти, надо просто тупо всё перепробовать... Ну, мы и поделили эту дурную работу на двоих, чтобы ускорить процесс. В этой ситуации найдёт тот, кому просто повезёт. А если перепробуем всё и не найдём - тогда каждый начнёт перепроверять действия другого. Может, такой способ и не слишком тешит самолюбие участников, но зато дурной работы поубавилось вдвое. И вот - сегодня Алекс звонит мне домой и заговорщицким шёпотом предлагает зайти. Похоже, что он 'взял лису за хвост', а вот 'вытащить из норы' не получается. 'Ничего,- думал я,вдвоём как-нибудь вытянем...'. Всё-таки почти год впустую - слишком сложно: уже и энтузиазм начал иссякать... А без этого самого энтузиазма в нашем деле... Да что там - в любом, почитай, деле... М-да... Алекса на месте не оказалось. Девочки сказали, что будет часа через два. Поскольку ничего вразумительного они мне сообщить не могли, мне ничего не оставалось, как ждать. Сидеть на месте не хотелось. Прислушиваться к разговорам о том, кто кому чего не так сказал или где какое нижнее бельё продают - скучно... Я вышел на улицу. Градусов десять. Снег искрится на солнце. Ветра нет. Скованная льдом река блестит, как наряд Снегурочки. Я невольно удивился сравнению: почему именно 'наряд Снегурочки'? А Бог его знает... Надо где-то протянуть эти два часа. На морозе? Я поёжился... Кстати подвернулся кинотеатр. Я посмотрел на часы: только что начался сеанс. В полупустом зале вполне можно было подремать и подумать о своём. Так мне казалось... - ...Здесь погребён Фаэтон - колесницы отцовской возница. Пусть он её не сдержал, но, дерзнув на великое, пал!...- Услышал я, входя в зал. 'Идёт журнал',- соображаю. Странно - практически никогда не смотрю журналов, а тут... С первых слов мне стало как-то не по себе... Дремота прошла. - ...Много веков с надеждой и страхом обращал человек свой взор к небу: дождь и солнце, пронизывающий холод и ласковое тепло, голод или урожай нет предела могуществу неба... А по ночам из чёрной бездны сверкающими глазами-звёздами смотрело небо на человека. И казалось человеку, что где-то именно там, в глубинах неба, как раз и хранятся 'главные тайны'...'страшным голосом' вещал диктор.- Великие тайны хранит Вселенная... Как стало известно ещё в семнадцатом веке, любая планетная система существует по законам, не нами придуманным.- Уже более спокойным голосом продолжал он.- И один из этих законов гласит, что не может планета находиться на произвольно выдуманной орбите - расстояние от неё до её звезды четко регламентировано... Никто, пожалуй, пока толком не знает, почему именно это так, но все девять известных нам планет этому закону строго подчиняются. Есть тут, правда, одна проблема... Дело в том, что Закон этот гласит, что должна быть в нашем планетном семействе ещё одна планета где-то между Марсом и Юпитером. Как раз в том месте, где сейчас находится широкоизвестный 'пояс астероидов'... Конечно, можно предположить, что эти астероиды и есть осколки 'недостающей' планеты. Но... если планета действительно существовала, то какая же сила её уничтожила? И - была ли на этой планете жизнь, был ли разум? Кто знает... Астрономы назвали между собой планету-загадку Фаэтоном: так звали сына обычной Земной женщины и Гелиоса - бога Солнца. Миф о Фаэтоне, который был хорошо известен ещё древним египтянам и античным грекам, повествует, похоже, о страшной космической катастрофе... Я встрепенулся: тема обещала быть не слишком скучной. В голове уже вертелись разные 'космические сюжеты', варианты развития событий. Наконец, встряхнув головой, как бы пытаясь избавиться от наваждений, я 'превратился во внимание'. - Лишь раз был нарушен заведённый в мире порядок и не выезжал бог Солнца Гелиос, чтобы светить людям.- Продолжал тем временем вещать диктор.- А случилось это так... Сказали однажды Фаэтону злые люди, что не сын он Гелиосу. Бросился оскорблённый Фаэтон к богу Солнца и взмолился: - О свет всего мира, всемогущий Гелиос! Уничтожь моё сомнение, дай доказательство того, что ты мой отец! - Проси у меня, что хочешь, о сын мой Фаэтон. Клянусь, я исполню твою просьбу!- Отвечал бессмертный Гелиос. - Дай мне хоть раз проехать по небу в твоей солнечной колеснице и самому светить людям. - Безумный!- Воскликнул Гелиос.- Тебя же ждёт неминуемая гибель! - Но отец... Ты дал мне клятву! ...И не посмел лучезарный Гелиос нарушить клятву бессмертных. Скрепя сердце повелел он открыть врата Солнца, и выехал Фаэтон на огненной колеснице... - Сын мой! Помни последние наставления!- Напутствовал Фаэтона Гелиос.- Не гони коней, не съезжай с дороги. Ты сам увидишь её - она идёт через всё небо... ...Но не слушал его Фаэтон. Бешено колотилось его ликующее сердце, стремясь вырваться из груди на свободу... ...Огнедышащие кони подхватили золотую колесницу. Вот уже мчится она по небу. Ликует Фаэтон. Но нет в колеснице великого бога Гелиоса. Непривычно легка колесница. Волнуются огненные кони. Не чуют они твёрдой руки бросаются из стороны в сторону, как будто и не правит ими никто. И не заметил Фаэтон, как свернули кони с небесной колеи. Взглянул Фаэтон с вершины неба на Землю - и ужас сковал его: под ним - бездонная пропасть... Посмотрел он вверх - а там, среди звёзд, раскинулся чудовищный Скорпион с ядовитым жалом... Несут Фаэтона кони прямо к Скорпиону. С трудом натянул Фаэтон непослушные вожжи и отвернул колесницу от смертельной опасности. А навстречу - уже новая угроза: огромный Бык, сверкающий звёздами, нацелил свои рога на колесницу. В ужасе взвились на дыбы кони и помчались вверх, к самым звёздам... Выпустил в страхе Фаэтон вожжи. Раскалилось от близкого жара небо, пылают и падают звёзды... А обезумевшие кони уже несутся вниз, к Земле. Тщётно пытается Фаэтон поймать потерянные вожжи. В страхе юноша: ведь он не бог, он смертен и давно жалеет, что упросил отца дать ему Солнечную Колесницу. Мчится навстречу Земля. Тают от жара облака. Вспыхивают горы, покрытые лесом. Нестерпимым становится жар. Пламя от низко летящей колесницы охватывает всю Землю. Кипят моря и реки. Вздымаются клокочущие волны и затопляют горящую Землю. Гибнут богатые города и целые народы. Неумолимо приближается к Земле пылающая колесница. Вспыхивают кудри на голове Фаэтона... И вскричала тогда великая Гея-Земля: - О, величайший из богов, Зевс-громовержец! Не дай мне погибнуть, спаси от огня! Услышал Великий Зевс мольбу Геи-Земли и метнул свою молнию в колесницу. Разбежались кони... Разбросаны среди звёзд осколки колесницы. А горящий Фаэтон пронёсся по небу подобно падающей звезде... Так заканчивается этот удивительный миф. Сегодняшний день позволяет по-новому взглянуть на эту историю, задуматься над возможной связью событий земных и космических. Миф о Фаэтоне - что это? Память о космической катастрофе? Связана ли эта катастрофа с предполагаемой гибелью планеты? Кто знает, удастся ли людям узнать об этом хоть что-нибудь... Но, если Фаэтон существовал - на нём могла быть высокоразвитая цивилизация! Возможно, жители Фаэтона могли летать на другие планеты. Могли они прилетать и на нашу древнюю Землю. Тогда становятся понятными и остатки огромных 'аэродромов' в Южной Америке, и изображения людей в скафандрах на древних скалах, и многие сооружения древних цивилизаций, об истинном назначении которых мы начинаем догадываться только сегодня, и многое, многое другое... Пошли титры. А я задумался. Согласитесь, было о чём: совершенно невероятная история, но - в то же время - в ней совершенно не видно противоречий... Всё, что я знал раньше, очень легко вписывалось в сюжет, дополняя его... Я вышел на набережную. Фильм меня как-то не интересовал, а дремать расхотелось. Задумчивым этаким, затуманенным взором огляделся я вокруг... Улыбнулся: парочка лошадей - по крайней мере, так мне тогда издали показалась - затеяла игры прямо на улице... Кобыла, похоже, ещё не уверена была, что ей это надо - встревоженная такая, неуверенная... Пытается не то убежать, не то - завлечь... Сама, похоже, ещё не определившись, решится она окончательно или нет... Он же - массивный, красивый, сильный жеребец - уже начал сходить с ума... 'Как бы не пришиб кого'- подумал я. Вспомнилось, как могут вести себя жеребцы во время гона... Попадись сейчас ему кто-то на пути - сомнёт и не заметит... - Иво! Иво!- Раздался какой-то сиплый не то хрип, не то крик: мужичонка, по виду - точно научный работник какого-то зоопарка, задыхаясь и прихрамывая, пытался бежать, сорванным голосом подзывая жеребца... На того, естественно, эти призывы не произвели ни малейшего впечатления: он стоял, расставив пошире передние ноги, пригнув и наклонив немного вбок голову, тяжело дышал... всей позой своей, обращённой к избраннице, как бы спрашивая: 'Ну, как - долго мы ещё будем играть в эти игры?'. Той отступать было уже некуда: сзади - заборчик на высоком берегу замёрзшей реки, с одной стороны - здание лодочной станции, с другой - ограждение моста... Самец стал медленно подходить, время от времени взрывая тяжёлыми копытами снег и грозно всхрапывая... Спешить ему было уже некуда: он, похоже, прекрасно понимал, что загнал свою непокорную подругу, что называется, 'в угол'... 'Красивая парочка',- подумал я. Обе особи были похожи на тяжеловесов - мощные, красивые... но - не грузные: в каждом, кроме силы, просматривалась красота и даже какое-то изящество, что ли... Шерсть была чуток подлиннее, чем у лошадей, а на морде почему-то удлинялась ещё более, напоминая такую изящную, короткую бородку, двумя кистями - правой и левой - свисавшую вниз. 'Почти совсем, как у хозяина'ухмыльнулся я. Хозяин напомнил мне почему-то шотландца - не знаю, почему именно шотландца - он был в чёрных брезентовых брюках и в охотничьих сапогах... Бородка, наверное, как у шотландского шкипера... И стрижка такая же - очень похож... А сапоги - как ботфорты кота из мультфильма 'Кот в сапогах'... Борода его была в инее, изо рта валил пар, шапку он где-то потерял - но ему явно было не до того: сбежавшая парочка, по-видимому, была вершиной его научной деятельности, и сейчас бедняга боялся их потерять... - Иво! Иво!- Снова раздался совершенно осипший умоляющий голос. Иво продолжал надвигаться на подругу - неуклонно и неотвратимо, как девятый вал... Та дрожала мелкой дрожью, прижавшись к парапету набережной... Снова шаг, ещё один... 'Подруга' заметалась по берегу, ища выхода, которого не было... По-видимому, спаривание этой парочки совсем не входило в планы 'шотландца': то ли кобылка молода, то ли какие иные причины заставляли его вмешиваться в этот процесс, но, увидев положение, в которое попала его любимица, он собрал в груди остатки воздуха и просипел: - Клира! Ап!- Или не 'Ап' - может, там было какое-то иное короткое и похожее слово - я толком не понял, но кобылица - та поняла его прекрасно, мгновенно собралась, и - как сорвавшаяся пружина, молнией взлетела через оградку... Лёд затрещал под тяжестью массивного тела, опустившегося с двухметровой высоты - кобылица, не останавливаясь, отбежала дальше - почти на середину реки и помчалась вдоль русла. Жеребец сначала опешил от неожиданности - по-видимому, ему совсем не приходил в голову такой способ бегства, затем обиженно заржал и помчался вдоль берега. Ржание его было, по-видимому, воспринято, как призывное - кобылица остановилась. Тяжело дыша и дрожа всем телом, бедняга тревожно оглядывалась по сторонам, ища не то преследователя, не то - спасителя... Может, и сама не знала, кого бы ей хотелось больше... 'Шотландец' устало опустился возле парапета, держась рукой за сердце и тяжело дыша. 'Интересно, кто больше устал - он или они?',- подумал я. Кобылица остановилась совсем недалеко от моста. Берег здесь поднимался где-то до трёх, а сам мост - до четырёх метров надо льдом. Добежав до своей избранницы, Иво остановился. Он тяжело и грозно дышал, борода была совершенно мокрой и вся морда - в клочьях пены. 'Долго же ты, дружище, бегал...'- подумал я. Слегка отдышавшись, Иво начал соображать, как бы ему спуститься на лёд. Нетерпение его росло: он даже попробовал передними ногами встать на парапет, готовясь к прыжку... - Иво!- Снова выдохнул 'шотландец', встал и поковылял за ним, продолжая держаться за сердце. По-видимому - сообразил, что, если Иво, весивший, похоже, раза в полтора-два больше своей подруги, сиганёт вниз здесь - с трёх-четырёхметровой высоты - то треском льда дело не закончится... Иво не прыгнул. Нельзя сказать, чтобы он как-то отреагировал на призывы 'шотландца' - скорее, просто инстинкт самосохранения заставил его задуматься. Жеребец начал прохаживаться вдоль берега, по-прежнему периодически всхрапывая и поглядывая на подругу. Сначала он верно прикинул, что спуститься на лёд проще там, где прыгнула она - ниже всё-таки. Но - там был 'шотландец', встреча с которым, по-видимому, никак не входила в планы Иво. И, кроме того - возвращаясь туда, он удалялся от подруги, что ему тоже не очень-то нравилось... Не говоря уже о том, что своим возвращением он как бы признавал перед всеми присутствующими свою опрометчивость во время своей последней погони вдоль берега... А это для всякого жеребца - тяжкая задача... В результате он, не сделав и десяти шагов, оглянулся на подругу, требовательно заржал (от чего она задрожала ещё сильнее) и повернул обратно к мосту. Мне стало не по себе: согласитесь, страшновато оказаться на пути такого самца, когда он одержим идеей добраться, наконец, до столь уже близкой и столь очаровательной самочки... Иво остановился буквально в двух шагах от меня. Замерев, я рассматривал его. Страх проходил, и мне понемногу становилось его жаль: ведь столько усилий - и даром... Жеребец хрипел, закатывая глаза, задние ноги его дрожали. Я подумал даже, что он не решился прыгнуть, может, просто из-за смертельной усталости... - Иво!- Вдруг тихонько как-то - не призывно, а просто и приветливо, позвал я. Почему - сам не знаю... Может, просто жаль стало 'шотландца'... Иво повернул голову. Мне показалось... Не знаю, может ли такое быть, но мне показалось, что глаза его искали сочувствия... Или даже - молили о сочувствии. - Иво...- позвал я снова и протянул руку. Страшно было, не скрою - я прекрасно понимал, что любое, совершенно не относящееся к делу событие может 'вдруг', совершенно неожиданно и непредсказуемо изменить поведение 'неудавшегося любовника'. Понимал, что агрессию жеребца удержать невероятно трудно даже очень опытному ковбою - обо мне же, совершенно заурядном городском жителе, даже говорить смешно... Понимал это, по-видимому, и 'профессор': попытавшись выдавить из себя крик типа 'что Вы делаете!' и потерпев неудачу, он махнул рукой и буквально 'пополз' к нам. Жеребец тем временем настороженно приближался... Его мокрая морда коснулась моей руки. Я, как мог, осторожно, провёл пальцами по его физиономии, лихорадочно соображая, нет ли у этих тварей чего-то подобного 'центру подчинения', имеющемуся у волчьих, и, если есть - имею ли я право к нему прикоснуться: если 'да' - можно сказать, дело в шляпе... А вот если 'нет'... тут мне не позавидуешь: весь свой гнев на сегодняшние неудачи он тут же выместит на мне... Я с содроганием поглядывал на массивные копыта, каждое из которых 'в одно касание' могло запросто снести половину моей головы... Иво, подрагивая, приближался. Я заглянул в его глаза: 'Несчастное животное...',- мелькнула мысль. - Бедняга,- произнёс я вслух. Иво насторожился: незнакомый голос, незнакомое слово... Я продолжал гладить рукой его мокрую морду, и вдруг, совершенно для себя неожиданно, прижался к ней щекой... 'Бедняга,- думал я.- Как я тебя понимаю...'. ...'Профессор', шатаясь, подошёл к нему сзади, с удивлением поглядывая на нашу идиллию: жеребец присмирел, всхрапывал всё реже, взгромоздил голову мне на плечо и искал сочувствия... Похоже было, что эпопея с погоней длилась уже настолько долго, что он просто не мог стоять на ногах... - Что ж - не всем везёт,- успокаивая его, иронизировал я,- но ты не волнуйся: может, другой раз более сговорчивая попадётся... Или бежать ей будет некуда...- Я нёс любую околесицу, лишь бы спокойным голосом 'убаюкать' эту громаду, одно движение которой может превратить человека в груду мяса и костей... Иво дрожал и - не поверите - но, если это можно применить к лошади - плакал... Я сказал 'к лошади'? Нет, ребята, это была не лошадь. Это была совсем не лошадь. Я даже до сих пор и понятия не имею, что это было... Понимаете, когда я осмелился подобраться повыше, чтобы 'почесать его за ухом', я обнаружил промеж ушей... очаровательные рожки. Маленькие такие, как у шестимесячного бычка... и - склонённые назад, как у косули. Вообще, рожки были... ну, прямо как у косули, только - очень короткие... И коренастые такие... А так - форма, положение - ну, совсем косуличьи... 'Ничего себе - косулёнок!'- подумал я. 'Экий трактор!'... А 'трактор', успокаиваясь и буквально рыдая, тёрся мордой о моё плечо, как преданная собака... 'Довольно неожиданное поведение для копытных,подумал я.- Может, и правда - нашёл нужное сочувствие...'. 'Профессор' наконец подобрался сзади и попробовал схватить своё чадо за холку. Эта попытка едва не стоила мне увечья - Иво рванулся, с негодованием собираясь затоптать 'нападавшего', а заодно, быть может, и меня - но, увидев 'шотландца', передумал и сделал последнюю нерешительную попытку убежать. Тот начал было хватать его за хвост, но, вовремя сообразив, чем это может кончиться, передумал. Иво стоял, тревожно оглядываясь и всхрапывая - похоже, из последних сил. Тут 'шотландец' изловчился и, с воистину 'непрофессорским' проворством, ухватил жеребца за холку и вспрыгнул ему на спину. Тот хотел было, похоже, встать на дыбы но задние ноги задрожали, как-то странно - слева направо, и он счёл благоразумным смириться. 'Профессор', держась руками за рожки и наклонившись к уху, стал что-то убеждённо ему нашёптывать. Иво, казалось, согласно кивал. Наконец, медленно и неохотно перебирая ногами, он побрёл вперёд. 'Домой',- подумал я. ...Минут через десять 'профессор' вернулся - уже заметно более приободрённый, и занялся Клирой. На противоположном берегу совсем недалеко была каменная лестница - лодочный спуск, так что спуститься на лёд не составило особого труда. Клира с радостью подбежала к 'шотландцу' и ткнулась ему мордой в плечо - казалось, просто рада была, что всё это, наконец, хоть как-то закончилось. Накинув уздечку - на сей раз он был уже 'во всеоружии' - 'профессор' повёл кобылку домой. Проходя по мосту, он остановился возле меня, посмотрел заинтересовано в глаза, потом подошёл и обнял. Отстранился, - снова взглянул, кивнул - дескать, спасибо, дружище... Потом вздохнул, взял свою красавицу под уздцы и пошёл дальше. Сходя с моста, оглянулся, поднял руку, и, устало махнув, пошёл восвояси. Я стоял, весь мокрый - но было мне... как-то приятно и тепло, что ли... Жаль было, что вряд ли я увижу ещё Иво... Жаль, что так и не рассмотрел как следует Клиру - её очаровательные рожки были чуть тоньше и длиннее - вот и всё, что я успел заметить... Жаль было, что даже не спросил у 'профессора', что это за чудеса такие, которым я и названия-то не знал... И ещё - я не знал, да и не мог знать тогда, каким удивительным событиям в моей жизни предшествовал этот случай... Глава 2: 'Всё в порядке...' ...С тех пор прошло года полтора, наверно - точно не помню. Стоял я как-то вечерком у каменного парапета в одном приморском городке. Парапет отделял крутой, обрывистый спуск к морю от небольшого и почти цивилизованного скверика, уставленного столиками и зонтами с типично курортной надписью "Кафе 'Магнолия'"... Стоял я этак и думал, что хорошо бы сейчас вот так просто, не разбирая дороги, спуститься по этому склону - бегом, с максимально возможной скоростью, да, не останавливаясь, с разбега - в воду... Мечтал, то есть. Понятно, что по такому склону вниз не то что сбежать - спуститься осторожненько - и то не у всякого духу-то хватит: неровен час, осыпь какая али камушок не под ту ногу подвернётся... Но вот помечтать, когда делать больше нечего - это у нашего брата неплохо выходит... Обломовщина, как национальная черта, бессмертна... Стою я этак, скучаю... Потихоньку вечереет... Народа в скверике становится всё меньше... И вдруг... Нет, поймите меня правильно - я совсем не бабник... Ну - не без того, конечно, чтоб восхититься, ежели девушка красивая мимо пройдёт: не умер ведь ещё... Но - чтоб заигрывать или, тем паче, волочиться за ней - для меня это как-то не характерно... Может потому, что жена такая попалась, что грех жаловаться, а 'от добра - добра не ищут'; может - потому, что не хочется мне её чем-то обижать, а ей ведь вряд ли понравится, ежели у благоверного окажется ветер в голове... А может - это просто натуре моей не свойственно - кто знает; да только до сих пор со мной такого не бывало, чтоб, едва увидев существо противоположного пола, я испытывал нечто подобное... Сверху, от поворота серпантина, спускалась девушка... Да нет, 'спускалась' - это не совсем так... она - летела, она... плыла, она... парила - или как вам будет угодно, всё равно словами это явление не описать... Как-то этак - знаете, когда 'идёт, земли едва касаясь' - без какого-то видимого напряжения; не то - летит, не то - плывёт над самой землёй, как-то неповторимо легко... Может, так бывает, когда влюбляешься - но я был почему-то уверен, что не влюблён... И, тем не менее, совершенно потерял способность что-либо видеть, кроме неё, 'бегущей по волнам'... На ней было... я не знаю, что это было: платье - не платье, туника - не туника, хитон - не хитон, но что-то в этом роде... Не слишком непрозрачное, но и не совсем призрачное - как раз достаточно, чтобы понять, что на ней больше ничего нет... Коротенькое такое - едва ниже бёдер... А ноги - нет, это что-то умопомрачительное - такое словами передать просто невозможно... Это надо было только видеть... Господи, да Терпсихора - просто девчонка в сравнении с ней... Но - в совершенно неописуемое состояние привели меня её глаза... глубокие такие - не бездонные, как говорят, нет - просто есть какое-то непередаваемое ощущение чистоты, глубины и красоты... и красоты души, которую будто бы в этих самых глазах обнажённой видишь... Девушка прошла мимо. Ещё какое-то время я стоял в том же оцепенении, потом ко мне постепенно вернулась способность соображать. Понятно, первым моим сознательным действием было - догадаться несложно - повернуть голову в ту сторону, куда она ушла. Её уже не было видно. Странно, но я даже не расстроился: она, как... память, как... ангел, как... какой-то светлый и неповторимый образ - продолжала жить во мне, забыв постучаться, чтобы войти и не сочтя нужным спросить разрешения остаться... Какая-то особая, доброжелательная и совершенно обворожительная улыбка, свойственная из всех встречавшихся мне доселе людей только ей одной, казалось, излучала абсолютную любовь ко всему, что её окружает... Я не могу этого передать просто ничего подобного я никогда в жизни не видел, и - даже не слышал, что такое бывает... Это было, как сон - но это было на самом деле... В какой-то миг мне стало совершенно безразлично всё, что происходило вокруг - существовала только одна она и этот её 'полёт'... ...'Всё хорошее когда-нибудь кончается' - постепенно я тоже начал приходить в себя. Народу в скверике почти совсем не осталось - "кафе 'Магнолия'" потихоньку собирало свои зонтики и столики, компания подвыпивших местных 'крутых', демонстрируя, казалось, самой природе свою неукротимую наглость, медленно и с соответствующими воплями удалялась; солнце уже коснулось горизонта... И вдруг я снова увидел её: как-то просто и легко перепрыгивая с камня на камень, она спускалась к морю - ну, не совсем там и не совсем так, как я только что мечтал - но, извините, и там тоже голову свернуть было несложно... Первым моим порывом было крикнуть, предостеречь, но - язык прилип к горлу, дыхание перехватило... Потом подумал, что криком здесь не поможешь - только отвлечёт, если услышит... Пока я этак предавался размышлениям - девчонка, совершенно не испытывая каких-либо затруднений, добралась до воды; на ходу оглянулась и, по-видимому, никого кругом не увидев, сбросила - не останавливаясь, буквально одним движением - своё 'платье-хитон', как я его уже окрестил, и, оставшись совершенно нагой, 'вошла' в воду... Вошла как-то тихо, без брызг, вроде как 'ласточкой', но - аккуратнее, что ли... Вынырнула метрах в пятидесяти от берега и поплыла... как-то - по-рыбьи будто бы совершенно незнакомо, почти не показываясь из воды, но быстро и красиво... Как это всё смотрелось сверху - можете себе представить... Не слишком хорошо соображая, что делаю, я решил было спуститься всё же вниз: примерно на полпути к воде была небольшая площадка - оттуда она секунд десять полюбовалась морем, когда спускалась; туда я теперь и направил было свои стопы... Что-то меня остановило... да, 'крутые'... по-видимому, они не успели далеко уйти и оценили зрелище по-своему... Теперь они уже совсем не казались пьяными и появились на этой самой площадке, оживлённо обсуждая, с чего бы им начать. Мне стало не по себе: с такой компанией справиться в одиночку - нечего было и думать; помощи ждать, собственно, неоткуда, а милиция - она ведь никогда не бывает там, где надо и тогда, когда надо нам, глупым, которые почему-то думают, что она должна нас защищать... Девушка повернула к берегу и осмотрелась. Увидела меня. Улыбнулась. Чушь, конечно - с такого расстояния не то, что улыбку - и лица-то толком не разглядишь, но - я почему-то был абсолютно уверен, что она улыбнулась... и помахала рукой. Я начал было 'отмахивать' вправо - дескать, плыви правее, так оно спокойнее будет... Она нырнула - не заметила... С минуту её не было видно - только неясные очертания тела в глубине. Потом появилась, немного 'постояла в воде', отдышалась. Я отчаянно 'отмахивал вправо' - она заметила, но не поняла: снова помахала рукой и медленно - вертикально, с поднятой рукой - 'затонула'. Когда над водой осталась только кисть помахала так игриво, 'влево - вправо', потом погрузилась ещё чуть-чуть, оставив только кончики пальцев, и как-то завибрировала ими, подняв фонтан брызг... Она как будто играла - понимая, что не может не нравиться и испытывая явное удовольствие от того, что доставляет удовольствие зрителям... Но я-то прекрасно понимал, что не все зрители удовлетворятся зрелищем - собравшаяся на площадке компания явно рассчитывала на развлечение 'в своём духе'... Она их пока не видела. Погрузившись на глубину и снова превратившись в 'неясные очертания', она, казалось, побрела к берегу... Вынырнув там же, где она вошла в воду, девчонка снова отдохнула, восстанавливая дыхание, затем - непонятно как-то, каким-то непостижимым прыжком 'вышла' из воды и выбралась на прибрежные камни. 'Крутые' этого не заметили - их разделяли камни, и они продолжали высматривать её вдали, оживлённо обсуждая, куда бы она могла деться. Она их тоже не видела из-за тех же камней. Я же сверху прекрасно наблюдал 'обе позиции', лихорадочно соображая, что бы мне предпринять. ...Девушка пыталась подсохнуть в последних лучах заходящего солнца, размахивая мокрыми волосами и 'раструшивая' их руками. Ничего умного мне в голову почему-то упорно не приходило, поэтому всякий раз, когда она бросала взгляд в мою сторону, я пытался снова 'дать отмашку' вправо. В конце концов она заинтересовалась и начала с тревогой посматривать... в правую сторону! Я проклял всё на свете. Когда же она, бросив ещё пару тревожных взглядов направо, накинула свой хитон и начала подниматься, я взвыл... Крутые удивлённо глянули вверх - не все, конечно... Я отшатнулся, скрывшись за парапетом. Судя по возгласам, они её уже заметили. О том, чтобы ввязаться, нечего было и думать: её бы это всё равно не спасло... Я перебрался левее - там, как раз над площадкой, кончался парапет. Камней там было немало, причём - вполне приличных размеров, и мне пришло в голову собрать их на самом краю побольше, чтобы устроить при случае вполне приличный обвал: таким образом я имел шанс дать ей возможность спастись... Крутые затихли: они ждали. Я, пыхтя от натуги и обливаясь потом, таскал камни, складывая на самом краю обрыва одну 'баррикаду' за другой. 'Время собирать камни' - крутилось в голове...

*  *  *

...Пальцы были в крови, руки дрожали, скомканная рубашка валялась на траве, горы камней уверенно росли... Внизу раздался имитирующий удивление возглас и какая-то пошлая фраза - не помню точно - что-то вроде 'смотрите-ка, ребята, какая птичка к нам залетела!'... Я выглянул из-за своей баррикады - девушка стояла на краю площадки; по-видимому, только что поднявшись и удивлённо разглядывая присутствующих там представителей 'местной фауны'. Те медленно, как бы нехотя, 'входили в резвёж': - Девочке было скучно... - А тут мы - такие красивые... - И сразу - так много! - И искать не надо... Она подняла глаза вверх - я опять 'дал отмашку' - в том духе, что, мол, беги назад, пока не поздно; и - правее, правее... Там была скала, которую по суше обойти нереально - она проплывёт, а придурки обычно плавать толком не умеют... это - шанс. К тому же - как только она уйдёт - я готов был обрушить всё собранное на головы преследователей, и им стало бы немного 'не до того'... Девчонка медленно повернулась назад, внимательно оглядела и спуск, и скалу - похоже, теперь она поняла наконец, что я имел в виду. За её спиной продолжала 'разогреваться' местная 'элита': - Как, Вы уже уходите? - И куда это Вы - в море? - А как же мы? Она повернулась, внимательно оглядев их всех, подняла глаза на меня - я держал в руках вполне приличных размеров глыбу, прикидывая, стоит ли её уложить на верх баррикады или запустить вниз, устроив первый 'обвал'... Заметив это, девчонка, как мне показалось, слегка удивилась, потом понимающе улыбнулась, но твёрдо отрицательно покачала головой: не надо, мол... Я опустил камень - она удовлетворённо чуть заметно кивнула. 'Братва' истолковала её улыбку по-своему: - Девушка передумала! - Мы ей всё же понравились! - Ну конечно - такие орлы! - Она ведь специально купалась голой - чтобы нас собралось тут побольше! - И мы пришли!... - Позвольте пройти...- раздался её тихий и мелодичный голос. Она сказала это совсем негромко, к тому же - далеко внизу, но впечатление было такое, что - совсем рядом, буквально - на ухо... И акцент какой-то - незнакомый, но такой приятный... 'Ребятки' слегка ошалели - тембр голоса пробрал даже их... Ненадолго, правда: как только она сделала шаг - они уже вполне оправились и продолжили уже вполне конкретно и агрессивно: - Куколка хочет, чтобы мы её пропустили... - Нет проблем - мы готовы... - И не по одному разу... ...До девчонки, по-видимому, с трудом доходил смысл сказанного - она явно понимала не всё, а что понимала - то понимала совершенно буквально... Она ещё раз взглянула на меня - я опять взялся было за 'камушек', но она снова - уже одними глазами - попросила 'не надо...' и опять-таки удовлетворённо едва заметно кивнула, когда я с сожалением опустил руки. Самый наглый решился наконец прикоснуться к её волосам - в ответ только изумлённый взгляд. Он уже наматывает волосы на руку... Она, по-видимому, понимает, что прозевала - тревожно оглядывается по сторонам. Но - снова короткий взгляд 'не надо' в мою сторону. Я плохо соображаю, но подчиняюсь. Вдруг - как-то непонятно, без какой-либо видимой причины 'удалец' согнулся в три погибели и застонал. Девчонке удалось сразу же освободить волосы они его больше почему-то не интересовали... - Она дерётся?!- Какой-то испуганно-неуверенный возглас из толпы. - Не может быть!- Поддержали другие. - Она просто не поняла, с кем имеет дело... - А ведь нас надо любить, детка... ...Какое-то едва уловимое движение - и ещё один ближайший 'родственник' стонет, согнувшись. Ещё раз - один упал без звука. В толпе заволновались: - Крутая тёлка... - Классно дерётся... - Давай, Серёга - твой черёд... - Обломай красотку... ...'Серёга', покачиваясь для солидности, вышел из толпы, поиграл мускулами... Прыжок - он пронёсся в том месте, где только что была голова девушки. Её там не оказалось... 'Серёга' улетел дальше по склону... Больше я его не видел. - Нифигасебе...- раздалось в толпе. - Братки, закончим её! - Пусть знает наших! - Почто Серёженьку обидела! ...'Цыгане' двинулись толпой, оттесняя девчонку к краю обрыва. Она улыбалась - по-видимому, почувствовала, что у ребят 'не тот уровень'. Я начинал понимать, почему она просила не вмешиваться... Молниеносный бросок, ещё один, ещё - 'корсары' падают, как подкошенные. Очнулся самый первый - похоже, главный. Ринулся на неё - она, как всегда, 'ушла' - чуток в сторону, мелькнули ноги - нападавший растянулся неподалёку... Приземлилась неудачно - оступилась на камнях, упала. Мгновенно перевернулась на спину. Её окружили. Лёжа на спине, девчонка мелькала голыми ногами, 'выключая' всех, кто пытался к ней приблизиться. Наконец кто-то из 'корсар' завизжал: - Братки, наших бьют! Давай тяжёлую артиллерию! ...Я не стал ждать, что это будет - оружие или обломки труб - пнул ногой ближайшую 'баррикаду'. Обвал получился на свободной части площадки. 'Братки' обернулись - девчонка быстро вскочила и 'потушила' ещё двоих. Вдруг толпа расступилась и из неё с диким криком вырвался ещё один 'удалец'. Девчонка улыбнулась: цирк явно начинал ей нравиться. За первым - второй, третий... Она слегка растерялась - видно было, что уследить за тремя сразу ей непросто. Первый взлетел - и пролетел сквозь пустоту, как и 'Серёженька'. Второй метнулся туда, где она очутилась - 'почти попал'. Третий - в тот же момент - в ноги... Девчонка увернулась, зацепившись буквально чуть-чуть, как-то неуклюже развернулась, зашаталась и, не удержав равновесия, упала. Толпа с гиканьем бросилась на неё... Я в отчаянии обрушил ещё одну баррикаду, схватил какую-то железяку и с шумом ринулся вниз. Скатившись кое-как почти до площадки и потеряв по дороге своё единственное оружие, я слегка растерялся: меня поразила... тишина: вдруг как-то так неожиданно всё стихло... Смотрю - и глазам своим не верю: девчонка сидит и спокойно, деловито так, разминает ушибленную ногу; а 'орлы' - как-то неестественно переглядываются, явно пытаясь сообразить, кто они вообще, зачем они здесь и как сюда попали... Некоторые заметили девчонку и с интересом её разглядывали, но - как-то так, будто видели её впервые... Она встала, немного попереминалась с пятки на носок - как бы проверяя, можно ли доверять своим ногам; вздохнула, огляделась, и спокойно так - стала уходить... Я недоумевал - поставьте себя на моё место... Поравнявшись со мной, девушка посмотрела на меня пристально, как бы изучая, потом улыбнулась и - с тем же, уже знакомым мне акцентом произнесла: - И всё же... не надо было вмешиваться... - Вы хоть представляете, что с они могли с Вами сделать?- Не выдержал я. - Думаю, что почти ничего,- пожав плечами, спокойно ответила она. - Вы их не знаете... Если бы им удалось с Вами справиться - здесь было бы гнуснейшее насилие... Наверное, самое гнусное и жестокое, какое только можно представить... - Почему? - Как Вам сказать... Люди бывают разные. Одни - сажают цветы. Другие любуются. Третьи - срывают. Сорвав цветок, один поставит его в воду, другой - бросит на дорогу. А иной - и растопчет. Разные люди, разные взгляды, разный уровень интеллекта... Публику с таким,- я кивнул на 'орлов',- интеллектом... обычно называют 'отбросами'... или 'отщепенцами'... Хотя - им, по-моему, на это наплевать. - Как-как?- Не поняла она. 'Иностранка, что ли?'- подумал я. - Ну, скажем так: на них это не действует... По крайней мере, в положительном смысле. Чьё-либо мнение их, похоже, не может интересовать в принципе. По крайней мере, они сделают всё, чтобы это доказать. Собственно, они представляют собой озлобленную и эгоистичную толпу, готовую ради своеобразного 'самоутверждения' оскорбить, унизить, уничтожить... любого, кто не сможет ответить им тем же... То, что для этого они могут накинуться вдесятером на одного, их отнюдь не смущает... - Они... могут так напасть на кого угодно? - Практически - да... Просто ходят толпой и 'прикалываются'... - Как-как?- Снова переспросила незнакомка. - 'Прикалываются'... в их понимании - может быть, по-своему... веселятся, что ли... И - ищут, к кому бы прицепиться, чтоб покуражиться... Вы им 'удачно' подвернулись - о том, чтобы застать в воде голую девчонку, они, наверное, даже не мечтали... А тут - такое зрелище... По идее, они должны были спрятать одежду и поджидать Вас из воды... Просто... им лень было, по-видимому, спускаться по камням к морю... - А зачем... прятать одежду? - А чтоб покуражиться... Чтоб девчонка вышла, обнаружила, что одежды нет... испугалась... Тут должны появиться они... подойти, окружить... 'поприкалываться'...- объяснял я, толком не понимая, почему, собственно, я должен объяснять ей настолько элементарные вещи. 'Дикая какая-то... Даже для иностранки...'- пронеслось в голове. 'Интересно, где это такая наивность могла вырасти... Впрочем - какая, к чёрту, наивность 'братки'-то до сих пор, видимо, так и не поняли, что с ними приключилось... - А... 'поприкалываться' - это - как?- Глядя на меня совершенно ошарашивающими своей недоумевающей наивностью глазами, несмело поинтересовалась девчонка. - Да вот так, как они начинали с Вами 'знакомиться' на площадке...Вздохнул я. Её 'наивность' - настоящая или наигранная - начинала понемногу раздражать. - Зачем?- Глаза у девчонки стали совершенно круглыми и огромными, как блюдца. - Чтоб попугать, показать 'силу', 'власть'... которой они в жизни, слава Богу, не имеют... Чтоб девчонка попросила, поревела - тоже удовольствие...- Нехотя просвещал я. 'Господи, она что - совсем с Луны свалилась?' - В чём?- Спутница глядела на меня совершенно озадаченными, широко открытыми глазами, даже не пытаясь не пытаясь скрыть своё недоумение... - В унижении ближнего...- Вздохнул я и отвернулся. - А потом? Когда-то же надо и отдать...- Она рассматривала меня изучающе, будто пытаясь понять. Меня - или, может - их через меня - не знаю... - Что отдать?- Уже с явным раздражением в голосе простонал я. - Одежду...- Почему-то пожав плечами, нерешительно произнесла она, как бы удивляясь моей непонятливости. - А зачем?- В свою очередь продемонстрировал снисходительное удивление её непонятливостью я.- Сначала они бы куражились, пытаясь окружить жертву, гоняя её внутри круга от одного к другому - пытаясь, по-видимому, таким образом возбудиться... Ну, а когда бы им это удалось - каждый бы захотел 'получить своё'... Остальные бы держали... И - били бы, чтобы не сопротивлялась... - Зачем?- Девчонка, видимо, совершенно перестала что-то понимать. - Трудно сказать,- пожал плечами я.- Наверное, они подсознательно понимают, что ни одна нормальная женщина не захочет вступить с ними в близкий контакт... За это они её заранее ненавидят... И, когда застают в подобной ситуации - голой, беззащитной - не могут сдерживать свою ненависть... Подсознательно оправдывая себя тем, что 'разделась - значит, сама хотела', они стремятся утвердиться, одновременно унизив её и удовлетворив своё вожделение... обычно - смешивая этот процесс с издевательствами... Как бы - мстя за то, что она считает их отбросами... даже если она этого никогда не говорила и не пыталась этого показать... Собственно, когда Вы прошли мимо кафе - они уже были 'немного навзводе'... Увидев Вас, они ещё 'подзавелись': ведь совершенно очевидно, что затащить такую девушку к себе в постель для них нереально. А ничего другого, кроме постели... да ещё, может быть - рабского преклонения - им от женского пола и не нужно... Потом, когда они двинулись дальше... Они потеряли Вас из виду и забыли бы, если бы не увидели вновь... То, что они увидели, и переполнило их 'чашу терпения'... - А что они увидели? - Девушку, которая купается голой... - А что в этом такого? Разве это не красиво? - Видите ли... У нас это как-то не принято...- Глядя ей в глаза, с нажимом произнёс я. И, почему-то опустив глаза, вдруг нерешительно добавил:Неэтично, что ли... - Неэтично?- Глаза девчушки совсем округлились от изумления.- Странная этика... Купаться голой - неэтично? Бред... Что же мне - в одежде купаться, что ли? Это же просто неудобно... А издеваться и насиловать выходит, этично, так? - Нет, почему же - это считается преступлением... Потом их могут поймать, судить... Если найдут нужное количество свидетелей, которые не побоятся сказать правду - могут и посадить в тюрьму... лет на 7-15 - 'кому как повезёт'... - А если... свидетелей не будет? - Сложно... Могут и освободить... 'За недоказуемостью'... - И они... так и будут разгуливать на свободе, продолжая... творить, что хотят... лишь бы невозможно было ничего доказать? - Ну, не всегда... Часто бывает так, что родственники потерпевшей... начинают их истреблять... по одному...- Улыбнулся я. - То есть - тоже нарушают закон? - Конечно... но из этого нет другого выхода... - Почему же - выход есть...- девушка вдруг осеклась, задумалась...Только... его нужно хотеть найти... и искать...- Печально закончила она. Я пожал плечами - спорить совершенно не хотелось. Мы помолчали. - Одного я не могу понять,- продолжила она с недоумением в голосе,- как группа самцов может не любоваться самкой своего же вида в таком...девушка растерялась, не сумев подобрать нужное слово,- в таком... сюжете... Это же - деградация вида... А вид, допускающий насилие над самкой, вообще деградирует настолько, что должен быть со временем уничтожен в процессе естественного отбора... Тем более, когда речь идёт о виде, способном оценивать красоту... Скажите,- вдруг как-то озадаченно обратилась она ко мне,- неужели это, по-вашему, было не красиво? - Что Вы... Это было просто изумительно... прекрасно... незабываемо... об этом любой нормальный мужчина, пожалуй, мечтает чуть ли не всю свою жизнь... - А они... они что - не понимают красоту? Неужели их уровень интеллекта настолько низок, что они не могут этим восхищаться?- Я смерил девчонку долгим взглядом. 'Слушай, а может - она просто сумасшедшая?'- Высказал догадку внутренний голос.- 'Какая там иностранка - просто из психушки сбежала... Хм... А акцент? Приятный такой... Кто же она такая?'. - Ну, не совсем так...- Задумчиво разглядывая её совершенно очаровательную в своём неподдельном изумлении мордашку, произнёс я.- Низок, конечно... но - не настолько. И, если бы всё это наблюдал кто-то один из них - скорее всего, он бы следил за этим с замиранием сердца... до конца... и никому бы никогда об этом не рассказал... но при этом - больше всего он бы боялся, чтобы никто из дружков его за этим занятием не застал... Когда же их много - они, осознавая свою неполноценность, пытаются бравировать друг перед другом, чтобы показать то, чего нет... да и быть не может... У них это называют 'показать крутизну'... И в процессе этого они могут зайти очень далеко: унизить, оскорбить того, кто не может им ответить тем же... Когда особенно 'расходятся' - и убить... часто - проявляя при этом самый изощрённый садизм... Не знаю, кем они себе при этом кажутся, но на самом деле причина такого поведения - именно в осознании ими собственной неполноценности... Когда такого недуга нет - незачем ведь так усердно демонстрировать это окружающим... А так - чтоб никто 'ничего такого' не подумал, чтоб окружающие чего не заметили, не дай Бог... Вот и пытаются любой ценой показать, что 'я - не такой, какой есть на самом деле'... - А на самом деле? - На самом деле - трусость, мелочность, отсутствие самоуважения и боязнь того, что его не ценят и не уважают... точнее - 'не боятся' другие... В народе всё это объединяют под понятием 'мелкость' - человека с такими характеристиками часто называют 'мелкая душонка'... Их жизненные принципы обычно описывают так: 'боится - значит, уважает...'. - То есть... он не просто пытается лгать, скрывая свою сущность, но и... готов уничтожить всякого, кто... хотя бы догадается, что он представляет собой на самом деле? - Примерно...- Кивнул я. 'Собственно, что она ко мне с этими расспросами пристала? Впечатление такое, что она ни разу в жизни не только шпаны не видела, но даже не слышала, что такое бывает... Это в какой же теплице должно было этакое чудо вырасти?...'- Изумлялся внутренний голос.- А не уничтожает часто только потому, что не имеет достаточной силы... или возможности сделать это безнаказанно...- Закончил я вслух. - А почему общество от них не избавится? - А как? Пока они не нарушают Закон - это вообще практически невозможно... А нарушив - они сделают всё, чтобы это скрыть... Бывает, их удаётся изолировать на какое-то время... а порой - и нет... Всё зависит от обстоятельств. В данной ситуации, окажись на Вашем месте обычная девчонка - ей грозили бы серьёзные неприятности... Не думаю, что она бы осталась живой... - А вы? - А что я? Пойдёмте...- Мы стали потихоньку подниматься,- Я ведь не чемпион мира по каратэ... Что я мог сделать? Их ведь было человек десять, не меньше... И - Вы ведь видели, что они... как бы это сказать... 'не мальчики'... - А служба безопасности? - Помилуйте... Если Вы - о милиции, то они обычно приходят, когда пришло время 'собирать трупы'... Они предпочитают не вмешиваться... Да и где они? Вы их видели? За последний час в этом районе не было ни одного... - Так что бы Вы делали? - Не знаю...- Мы подошли к оставшимся 'баррикадам'. - А это ещё что? Здесь этого раньше не было...- Я виновато потупился, не зная, что сказать. Девушка посмотрела вниз, на копошащихся 'братков', пытающихся 'собрать ранетых'. Обратив внимание на след от обвала, улыбнулась: - Понятно... - Всё же... Я Вас прошу: не рискуйте так больше... Понимаете, Вы... Вы слишком прекрасны... чтобы так рисковать...- нерешительно пытался убедить её я. - Что Вы...- заметив моё смущение, девушка рассмеялась,- перестаньте... Вы их переоцениваете... Ну, может быть, и опасно, конечно... Но... не настолько, чтобы так волноваться... - Почему Вы так уверены?- Неожиданно обнаружив какую-то... почти 'металлическую' уверенность в её голосе, изумился я. В ответ она только усмехнулась, окинув снисходительным взглядом 'орлов' - как бы приглашая полюбоваться 'картиной'. - Ну, пусть сейчас Вам это удалось... Хотя я и не понимаю, как именно... Но как можно быть уверенным, что в другой раз они не наверстают упущенное? Ведь Вы же всё-таки пропустили удар? - Да, к сожалению...- Развела руками девчонка.- Я просто прозевала... Что ж - будет наука... Но... видите ли...- она явно с трудом подбирала слова,дело в том... что за мной стоит... если можно так сказать... сила, чуть более могущественная, чем стайка аборигенов...- Заметив моё недоумение, она улыбнулась: - Пока не могу всё сказать... Просто... знайте, что это - разумная и добрая сила, по своей природе... стоящая на несколько ступенек выше... вот и всё...- Моя физиономия, наверное, имела какой-то оттенок священного ужаса - судя по тому, что она, взглянув на меня напоследок, рассмеялась и сказала: - Да не волнуйтесь Вы так... Всё в порядке... Всё в полном,- она задумалась,- порядке... Кстати,- вдруг неожиданно оживилась она,- Вы не хотите встретиться завтра? В то же время... - Только не здесь!- Чуть не выкрикнул я.- Они этого не забудут и не простят! - Не волнуйтесь...- Улыбнулась моя очаровательная собеседница и с грустью добавила: - Они об этом уже забыли. И, я думаю, больше не вспомнят. Ни сегодня, ни завтра - никогда...- Она задумчиво взглянула на покинутую площадку: - А сейчас им труднее всего понять, как они там очутились... Ну, так как встречаемся или нет?- Неожиданно встрепенулась она, как бы предоставляя мне этим вопросом последний шанс. - Дд-да... То есть... Да, конечно!- С какой-то непостижимо глупой радостью разом выдохнул я. Она понимающе, но - снова как-то грустно - улыбнулась... - Прощайте... - Почему?- Вырвалось у меня с такой болью и тоской, что она остановилась и спросила встревоженно: - Я что-то не так сказала? - Мы ведь собирались встретиться завтра?- С тающей надеждой в голосе спросил я. - Да, конечно... - Тогда - почему 'прощайте'? - Так мы же прощаемся... - Но ведь не навсегда? - Конечно... до завтра...- Мы переглянулись и, по-видимому, оба одновременно поняв, что недоразумение связано просто с 'маленькой неточностью', облегчённо вздохнули... - Тогда - до свидания...- Улыбнувшись, шёпотом сказал я. - До завтра,- поняв и принимая игру, шепнула она. - Не прощаемся?- Уточнил я. - Не прощаемся...- Пытаясь, видимо, осознать разницу, как эхо, прошептала она... И мы расстались. Она как-то тихо и незаметно, сжав на мгновение мои пальцы, вдруг исчезла в уже сгустившейся мгле южной ночи... Я остался один... Внизу чертыхались, выбираясь понемногу из каменных завалов, 'братки', пытаясь попутно выяснить при помощи 'такой-то матери', какой 'чёрт их туда занёс' и пытаясь припомнить, 'какому идиоту пришла в голову идея сюда забраться'... "Кафе 'Магнолия'", спровадив поздних посетителей, затаскивало последний столик; внизу безучастно шумело море... 'Иностранка?- Недоумевал я.- Хм... Интересно, откуда она? Я и места такого придумать не могу, где могли бы сочетаться такая... Наивность?- Я озадаченно задумался.- Да нет, скорее - просто неосведомлённость... И такая сила... Интересно - в чём её сила? Может - просто гипноз?- Я поёжился.- Ладно, поживём - увидим...'- Резюмировал внутренний голос. Оглядев очищенную мной от камней площадку, я почему-то удовлетворённо улыбнулся, заметил скомканную рубашку, поднял и... пошёл спать. Глава 3: Свидание. ...Девушка пришла вовремя: едва солнце коснулось горизонта - она, как и вчера, 'слетела' с витка серпантина - ну, может быть, чуть быстрее, чем вчера - и 'приземлилась' рядом, как-то лихо развернувшись в последний момент так, что платьице разлетелось чуть ли ни выше пояса, продемонстрировав окружающим совершенно очаровательные миниатюрные шортики... - Я не опоздала?- Проворковала она и как-то просто, по-доброму, светло, откровенно и обезоруживающе улыбнулась. - Нн..ет...- Еле смог выдавить я. - Куда пойдём? - Нн..е знаю... - Значит...- она задумалась, будто бы к чему-то прислушиваясь,- значит, встряхнула она головой,- пойдём 'куда глаза глядят'...- Она бросила на меня короткий изучающий взгляд, будто проверяя мою реакцию на сказанное. Я улыбнулся. Облегчённо вздохнув, улыбнулась и она. 'Иностранка...- думал я,- точно - иностранка... с трудом слова подбирает... смотрит за реакцией: не сказала ли что не так... и этот акцент... совершенно непонятный - я даже не могу предположить, откуда она...' - А 'глаза у нас глядят'...- девушка оглянулась,- скажем... вон туда,- она показала рукой на скалу, возвышавшуюся, как маяк, в полукилометре от нас и отвесной стеной уходящую глубоко в море: местные смельчаки порой устраивают состязания по прыжкам с неё 'на глубину', но до дна пока никто не достал: метров сорок - не меньше... - Что ж - пойдём...- Пробормотал я. Признаться, мне было совершенно безразлично, куда идти - лишь бы быть рядом с ней, слышать её голос, видеть её волосы... и улыбку - я никогда ещё не видел, чтобы так улыбались: как-то совершенно просто и естественно, но - в глубине этой улыбки совсем несложно было утонуть... навсегда... - Может, познакомимся?- С трудом выговорив последнее слово, вопросительно глянула на меня спутница. - Да... надо бы...- Не в силах вести себя хоть сколько-нибудь естественно и непринуждённо, едва смог выдавить я. - Меня зовут...- девушка задумалась. Несколько секунд она сосредоточенно думала, судя по выражению лица - будто бы спорила с кем-то... Я даже подумал, что она просто не решается назвать своё настоящее имя... - Л..лин...- Наконец выговорила она,- Д..да... именно - Лин. Кажется, для вашего языка это будет а...де...ква...т...но...- Последнее слово она выговорила с невероятным трудом. - Но это - не полное имя... - А полностью...- девушка задумалась,- полностью... будет... 'Линда'... Да, где-то так... - Что-то я не пойму: Вам что, не приходилось ещё знакомиться? - Здесь - нет... - А как Ваше настоящее имя? - То есть? - Как оно звучит на Вашем родном языке? - Видите ли...- девушка задумалась,- для Вас это будет совершенно... скажем так: ничего не значащий набор звуков... Аб...ра...ка...даб...ра какая-то... Поэтому мы всегда пытаемся переводить имена на язык общения... или - на близкий ему язык... хоть это чаще всего совсем не просто... Я бы сама вряд ли сумела подобрать что-нибудь а...де...кват...ное...- видно было, что девушка с трудом подбирает слова. Да и употребляет их как-то неуверенно, будто не зная ещё толком, как ими пользоваться... А иные и просто едва выговаривает, как будто делает это впервые в жизни. И, в то же время - почти всегда она говорила вполне правильно и словарный запас был не так уж мал - понимала она всё прекрасно. Похоже было на то, что слова она знает едва ли не все, хоть и говорит на этом языке совсем недавно... Я не выдержал: - Вы иностранка?- Собеседница моя усмехнулась, потом ненадолго задумалась, будто мысленно с кем-то советуясь... - Хуже...- Девушка как-то рассеянно улыбнулась.- Инопланетянка...- Слегка наклонив голову набок и не совсем уверенно взглянув на меня, наконец произнесла она. - Разыгрываешь?- Глаза мои расширились раза в два... - Ничуть...- девушка пожала плечами,- да и незачем... Просто недавно система дала разрешение на контакт с Вами, сочтя Вас... как бы это сказать... 'безопасным контактёром'... - То есть? - То есть...- девушка снова задумалась,- то есть - система не усматривает опасности в том, что Вы лично будете знать о нас и о нашей миссии... - Хм... а с чего это она взяла? - Как это - 'с чего взяла'?- Не поняла Лин. - Ну... чтобы принять решение... да ещё - такого уровня... надо ведь... 'много думать', и... много обо мне знать, верно? - Поняла, кажется... Можете быть спокойны: за Вами наблюдали больше года ещё до меня... Ну, а когда мне предложили выбрать 'потенциальных контактёров' - я выбрала Вас... и ещё двоих - в разных точках планеты... Затем - примерно месяц наблюдала за всеми, и вот - вчера решилась... Система подтвердила - как у вас говорят, 'дала добро'... - То есть... Вы хотите сказать, что... наша встреча... не была случайной?... - Да, Гарри... - Простите, но откуда... а - ну, да... - Что - 'ну, да'? - Да нет, ничего... Я просто хотел спросить, откуда Вы знаете моё имя... Потом понял, что это смешно - конечно, знаете, раз два года следили... Она поёжилась: - Не надо... не надо так... 'следили' - нехорошее слово... оттенок какой-то неприятный... - Да, как и сам процесс... - Не скажите... Вас ведь никто не преследовал... Да и полученная информация совсем не предназначается для кого-либо, кто Вас знает... или может представлять для Вас опасность... Да и наблюдение не было постоянным... Просто Вас... как бы это сказать... Вас подключили к нашей системе безопасности... она за Вами действительно следила - денно и нощно... - Что за система? - Ну, скажем так... 'железяка' - у вас так иногда говорят... Куча компьютеров, обрабатывающих центров и прочего нагромождения наукоёмкого хлама, связанная воедино... Система следила за уровнем адреналина у Вас в крови... Как только его уровень возрастал - система подключала наблюдателей - живых людей, которые и оценивали очередную Вашу 'критическую ситуацию'... Точнее - Ваше поведение в ней. В процессе наблюдения масса экспертов выдавала оценки о 'логичности и разумности' или об 'алогичности и неразумности' Вашего поведения... В течение года эти оценки накапливались, потом система усреднила оценку и к моему...- Девушка запнулась,- приезду... выдала коэффициент 0,7. - Не много... - Почему же... Для 'живого человека' - не так уж мало... Личный контакт считается целесообразным, если коэффициент разумности превышает 0,5... Теоретически он может быть равен 1 - если ни один наблюдатель ни разу не признал Ваш поступок алогичным... Но такого не бывает: сами наблюдатели имеют коэффициенты 0,8 - 0,9... А больше 0,96 я ещё ни разу не и видела даже для людей, руководящих процессами планетарного масштаба... - Утешила... - Кстати, Гарри... я давно пытаюсь понять... почему у Вас обращаются друг к другу то в единственном, то - во множественном числе? Тут даже система какая-то не просматривается... - Почему же - система есть... Если хотят подчеркнуть уважение - обращаются во множественном числе... А если хотят... ну, не унизить... может, просто показать не слишком уважительное отношение - переходят к единственному... - Интересно... Значит, когда Вы сказали сегодня 'утешила'... и, чуть раньше - 'разыгрываешь' - Вы хотели показать 'не слишком уважительное отношение'? - Нет-нет, что Вы...- я даже испугался,- это, как бы сказать... Понимаете, когда люди достаточно близки друг другу... по взглядам, по кругу интересов... они часто тоже 'переходят на ты'... Для более простых отношений, что ли... Это никак не говорит об отсутствии уважения, просто является... демонстрацией простоты отношений, что ли... Этаких 'панибратских' отношений... когда 'всё можно'... Перед этим ещё иногда целуются... предварительно выпив 'на брудершафт'... - Целуются? А это как? - Ну... касаются губами друг друга... - Зачем?! - Не знаю... Так сложилось...- Девчонка пожала плечами: - А 'на брудершафт' - это как? - Ну, так считается... когда выпили немного вина и поцеловались, решив перейти 'на 'ты'' - говорят, что 'выпили 'на брудершафт''... и что теперь они 'совсем свои' и теперь им 'всё можно' - даже небрежно обращаться друг к другу на 'ты'... - То есть... Вы решили, что Вам со мной... 'всё можно'? - Нет, что Вы... Просто... вырвалось как-то... Знаете, это бывает... С друзьями все как-то привыкли на 'ты' - вот и бывает, что, когда говоришь с понравившимся тебе человеком, как-то невольно иногда переходишь 'на ты'... - То есть - в единственном числе? - Да... - Странный язык... И неуважение, и 'особое расположение' - выражаются тем же способом... - Да, действительно... я как-то раньше об этом даже не задумывался... - Ладно, допустим...- Лин снова задумалась,- допустим, что Вы мне тоже нравитесь... Я считаю Вас интересным для меня человеком... может, даже другом... Мне нравится бывать в Вашем обществе... Значит, я могу тоже быть с Вами 'на ты'? - Ну, не всегда...- смутился я,- чтобы всё было корректно, надо... ну, чтобы обе стороны испытывали то же... - 'Обе стороны' - это как? - Ну - и Вы, и я... - А Вы не испытываете? - Что Вы...- я залился краской до корней волос, - я просто... просто даже не знаю, смею ли я об этом мечтать... - 'Не смею... мечтать...',- медленно повторила явно озадаченная Лин.Это... что-то, связанное с рабством? - Нет... Впрочем - да, если хотите... Наверное, когда мужчина вот так шалеет от понравившейся ему женщины - он вполне готов стать её рабом...Лин улыбнулась: - В этом нет необходимости, поверьте... - Простите... Я, может быть, несу какую-то чушь...- Смущённо пробормотал я. Она остановилась, обернулась, приблизилась... Ближе, ещё ближе... Наконец обожгла моё лицо своими волосами... Едва ощутимо коснулась виском виска... - Вот и всё...- Шепнула мне в самое ухо... - Что - 'всё'?- Не понял я. - Теперь мы стали ближе...- Едва слышно прошептала она. - То есть?- Линда рассмеялась: - Это - наш ритуал. Примерно то же, что ваш 'брудершафт'... Если люди... разного пола... скажем так, 'обнаруживают единство взглядов'... или сближаются настолько, что расставаться им совсем не хочется - они выражают это таким вот образом... - Каким? - Ну... становятся настолько близко, что любое, самое маленькое перемещение уже заставит их соприкоснуться... А потом... - Целуются? - Целуются? Нет, не целуются...- Девушка улыбнулась,- никогда не пробовала... интересно, как это... - Да вот так!- Сказал я, набрался смелости и... поцеловал её. Она отшатнулась: - Зачем?- Аккуратно вытерла губы кистью руки... Пожала плечами: - Это же негигиенично... Мы наблюдали у Вас такой процесс, но... не смогли до конца разобраться, что он означает... Значит,- она задумчиво посмотрела на меня,- он означает сближение? - Или выражение желания сблизиться ещё больше - смотря по обстоятельствам... - По каким обстоятельствам? - Ну... 'По исполнению', что ли... Если, например, люди просто... скажем так, нежно коснулись друг друга губами... значит, они хотят выразить... восхищение друг другом... уважение... любовь, может быть... Если же один касается губами щеки другого - значит, он сам это выражает, но оставляет другому право не отвечать взаимностью... Дескать, я тебя всё равно обожаю - даже если ты не ответишь мне тем же... А вот если они жадно впиваются друг в друга ртами, при этом каждый стремится проникнуть языком глубоко в другого - значит, их совсем одолела страсть и они... хотят заметно большего... и - в данный момент, может быть, окончательно 'решаются' на дальнейшее сближение...- Линда задумалась. - Значит,- после некоторой неловкой паузы произнесла она,- мы теперь исполнили оба ритуала: сначала - наш, а потом - и ваш. Правда, мы не пили вина... но... мне почему-то кажется, что это - не столь существенно, правда? - Да... То есть - я тоже так думаю. - Только...- продолжала задумчиво Лин,- мне показалось, что Вы вели себя... более смело, чем я давала Вам повод... Судя по всему, Вы... выразили свою... своё расположение ко мне, не оставив мне выбора... - Не совсем так...- совсем смутился я,- просто... бывает так, что человек забывается, выдавая желаемое за действительное... - То есть - Вы не хотели этого показать? - Я... я не хотел Вас обидеть... - Слава Богу... Я, кажется, начинаю понимать... Неоднозначность поведения, да? - Да... некоторая неоднозначность, пожалуй... - Тогда понятно... Меня предупреждали, что Землянам свойственна неоднозначность заметно больше, чем нам... - То есть? - Ну, у нас эти ритуалы более строго регламентируются... Если, например, просто стать рядом... очень близко... и едва ощутимо коснуться виском это выражает... восхищение, уважение... может, и любовь - но чисто 'платоническую', без претензий на дальнейшее сближение... Если же при этом... скажем так: шаловливо... коснуться щекой - это намёк типа 'а не стоит ли нам стать ещё более близкими людьми?'... А если обоим пришла в голову мысль прижаться щекой или виском, скажем так, поплотнее... это означает примерно то же, что ваш 'нежный поцелуй'... Признаться, я совсем не пыталась вложить в свой поступок такого смысла... Так что Вы здесь... как это правильно сказать... 'превысили полномочия', что ли... - Прошу прощения... Простите, ради Бога... я совсем не хотел Вас обидеть... - Что Вы... Я не обижаюсь, нет - разве может женщина обижаться на то, что она желанна... Просто... ну, да ладно... М-да... ну, а если они после этого 'нежного поцелуя' по-вашему... рискнут обняться... после чего - на миг откинуться, чтобы видеть глаза друг друга, и - снова в 'жаркие объятия', при этом самозабвенно и нежно 'притираясь висками' - это уже говорит о том же, что и ваш 'глубокий поцелуй': это - прелюдия к дальнейшему сближению... Но сам поцелуй - не знаю... - Вам не понравилось? - Не знаю... Ощущение опасности было... А Вам? - Не знаю... - Хотите повторить? - Что? - Наш 'брудершафт'? - А, Вы об этом...- я не знал, что сказать... Линда не стала дожидаться моей реакции - подошла снова вплотную, коснулась виском... Я трепетал: незабываемые ощущения - попробуйте сами! Она улыбнулась: - Ну вот - теперь мы достаточно близки, чтобы быть друзьями... - Почему? - Потому, что оба испытываем примерно то же самое... Обоим ведь не хочется 'прервать процесс', верно?- Я улыбнулся: - Да... конечно...- Мне стало неловко за 'превышение полномочий'. Она это почувствовала, провела руками по голове... обняла двумя руками за шею, но телом не прикоснулась - только наклонила голову вперёд, и мы соприкоснулись лбами... Слегка покачав головой, улыбнулась... - А это что значит?- Шёпотом полюбопытствовал я. - Это значит...- Лин улыбалась,- это означает, Гарри... примерно следующее: 'Как знать - может, у нас с тобой... когда-нибудь... что-нибудь... и получится...'. - Правда? - То есть?- Лин удивилась.- Что Вы имеете в виду? - Ну, не знаю... Просто не могу поверить в такое чудо... Потому и переспросил, правда ли это...- Лин покачала головой: - У нас не принято лгать... Если я что-то говорю - значит, так думаю... Давай договоримся, что... Вы не будете больше так переспрашивать...- она передёрнула плечами, будто что-то стряхивая,- а то осадок неприятный какой-то... будто тебя подозревают во лжи... - Хорошо...- виновато прошептал я.- И ещё...- я помолчал, собираясь с духом,- ещё... давай перейдём 'на ты'... - Правда?- По-земному недоверчиво переспросила она, явно пытаясь дать мне почувствовать, что она ощутила минуту назад. - Правда...- улыбнулся я.- Особенно, если учесть, что 'ритуалы сближения' мы уже выполнили...- Лин улыбнулась - грустно, но хорошо как-то... Было уже совсем темно - солнце давно село, последний фонарь мы только что прошли, впереди была тропинка, ведущая к скале... - Прыгнем?- Лин кивнула на скалу. - Ночью?- Не на шутку перепугался я. - Ну да... Возьмёмся за руки, разбежимся - и прыгнем! - И разобьёмся, и нас найдут только утром... - Не волнуйся... Мы прыгнем не с самой вершины, а где-то метров с пяти... Глубина здесь большая - дна не достать... А чтобы не 'притереться' под водой к скале - надо прыгнуть как можно дальше от неё, вот и всё... Ты нырять-то умеешь? - Да вроде не жалуюсь... - Сколько можешь быть под водой? - Ну, минуту... может быть... - Полминуты достаточно... Ты прыгал когда-нибудь в воду с высоты? - Ну... метров с двух, наверное...- Лин улыбнулась: - Понятно... Тогда сделаем так: разбегаемся, чтобы войти в воду подальше от скалы и входим в воду ногами, поставив их вместе и чуть вперёд 'по направлению приводнения'... Руки перед входом в воду поднимаем вверх... и - 'прижимаем к ушам'... - Кисти? - Нет, что ты...- Лин рассмеялась.- Руки вытягиваешь вверх и прижимаешь, что придётся!.. Мы должны представлять собой нечто такое, что не имеет выступающих частей и войдёт в воду без сопротивления... Потом, в воде можешь поджать ноги и развести руки - чтобы уменьшить скорость... Ноги не раздвигай... Правда, будет полный нос воды - но ничего... Всё равно впечатления незабываемые... - Может, не надо? - Боишься?- Шаловливо усмехнулась Лин, быстро заправляя платьице в шортики. - Да нет, просто... Не слишком ли опасно? - Не думаю... Ну, так как?- В ответ я, улыбнувшись, сжал её руку, и мы побежали к скале... Глава 4: Грот. ...Да, действительно - полный нос воды... Да и рот - тоже... Чертыхаясь про себя и отфыркиваясь, я оглядывался вокруг, ища Лин. Её нигде не было. Помня её вчерашнее 'путешествие по дну', я особо не паниковал - рановато ещё... Но время шло - девчонка не появлялась. Я разволновался не на шутку - дело принимало совсем дурной оборот... Собирался уже попробовать звать может, где-то вынырнула, да я не вижу - как вдруг что-то, как клещами, схватило меня за ногу и потянуло вниз... Трудно описать, какая куча мыслей пронеслась у меня в голове, но доминировала одна: Какое-то морское чудище - будь то осьминог или вообще невесть что - уже расправилось с девчонкой и теперь добралось до меня... 'Щупальце' сжималось всё сильнее, глубина росла... Я умудрился влезть в карман, достать ключи, и, зажав самый большой в руке, намеревался было нанести сокрушительный удар по обхватившему щиколотку кольцу, как вдруг оно неожиданно исчезло, а я со всей дури атаковал собственную ногу... По-видимому, вскрикнул от боли основательно глотнул воды... Началась паника, пытаюсь выгрести наверх - и чувствую, что не успеваю... Какое-то движение воды рядом... Сверху подсвечивает луна... Контуры... Линда! Как я сразу не догадался! Конечно девчачьи глупые шутки... А мне теперь пузыри пускать... Стыдно стало - до ужаса: осьминог, чудовище... Откуда такое в Чёрном море? Да ещё - возле самого берега... Гребу изо всех сил... ужасно хочется вдохнуть... Резко выдыхаю - но это уже почти ничего не даёт: чувствую, что задыхаюсь... Луны не стало видно - темень, как в погребе... Туча, наверное... Нашла время... Линда тянет меня за шиворот - но не вверх, а чуть вбок... Зачем? Скала... Да, это скала... но - почему со стороны моря, а не от берега? Ничего не понимаю... Наверное, окончательно потерял ориентировку... Вынырнули... Слава Богу... Вдохнул, закашлялся, выдохнул... Линда продолжает тянуть меня от скалы - в море, что ли? Луны нет... Под ногами пропасть... Вдруг - ещё скала... Что за чушь? Где мы? Куда попали? - Вылезай... Быстрее...- Линда тоже задыхалась - у неё не было времени восстановить дыхание, как вчера... Перебираю руками вдоль скалы - с трудом удаётся найти выступ. Единственный, что ли? Попробовал подтянуться... Куда там: руки дрожат, в глазах - какие-то жёлтые круги... Лин попробовала 'выйти' из воды тем же способом, что и вчера - не вышло, сорвалась... Взялась руками поверх моих, подтянулась и буквально вывалилась на берег. Что за берег? Откуда? Здесь ведь скала отвесно уходила в море! ...Цепкие пальцы девчонки ложатся на кисти моих рук... шёпот: 'сейчас!'... Тянет вверх... Нахожу ногой ещё уступ - теперь легче... Переваливаюсь через камни, валюсь на берег, как мешок с песком... Встать и нагнуться нет сил, поэтому подтягиваю ноги, поднимаю зад, голова лежит на земле - кашляем, потихоньку 'сливаем воду'... Злость, досада, обида - всё уже прошло просто какое-то безразличие... Вылез - и ладно... - Я неудачно пошутила?- Виноватый голос Лин. 'Предусмотрительно отошла'мысль в голове... - Да нет, ничего... Можно повторить...- Слова выговариваю с трудом, 'вместе с водой'. - Прости... Я не думала, что ты можешь так отреагировать... - Да ладно... - У вас здесь... разве... бывает что-то такое... опасное, с чем ты мог бы меня спутать? - Вообще-то - нет... Но об этом я... подумал, только когда уже всплывал... - А вообще? - Бывает... - Осьминоги, например? - А... почему именно осьминоги? - Ты так подумал...- Я опешил настолько, что даже попытался встать на ноги: - Ты знаешь, что я думаю? - Не совсем... Просто ты сильно испугался - и именно этого... Система это отследила - я ведь говорила, что наша система безопасности за тобой наблюдает... Она мне и передала нечто вроде: 'Вас принимают за агрессора - осьминога или... какое-то чудище...'. Я тогда не среагировала - и напрасно... надо было сразу отпустить, конечно... Но - знаешь... 'расшалилась', что ли... Прости, пожалуйста...- Линда глотала слёзы,- я сообразила, что сделала глупость, только когда система дала сигнал тревоги... Знаешь, сообщение типа 'вас собираются атаковать, как источник опасности'... - Не знаю...- вяло и безразлично ответил я: вряд ли кто расположен беседовать, предварительно нахлебавшись морской воды. - Прости, пожалуйста...- голос её срывался... Я встал, подошёл, пошатываясь, к девчонке, захватил левой рукой её голову, прижал к своей, погладил по волосам... - Пожалуйста...- прошептала она. Я прикоснулся виском к её виску, прижал её голову к своей... - А это что значит?- Изумилась она. - Это значит... Как бы тебе сказать... Примерно 'не бери дурного в голову - всё будет хорошо'... - Дурного в голову...- как эхо, прошептала она.- А это... а, поняла... Ты знаешь... Этот ритуал - он, похоже, интернационален... Или - как это...она улыбнулась,- трансгалактичен? - То есть? - У нас он означал бы примерно то же самое...

*  *  *

...Мы сидели на берегу обнявшись и молчали. Становилось прохладно. Движения воздуха не чувствовалось, но воздух был какой-то сырой и... не слишком свежий, что ли... Становилось прохладно. Скорее всего - просто потому, что мы были в мокрой одежде, которую не додумались снять и высушить. Теперь она уже подсыхала на нас - но пережитое волнение и некоторое переохлаждение вызывали озноб. Стуча зубами, Лин выговорила: - Подожди... Сейчас согреемся... - Чем?- Не понял я. Вдруг раздался щелчок и над головой зажёгся какой-то непонятный источник такого... мягкого, почти 'ласкового', света... - Что это? - Свет... - Я понимаю... А что светит-то?- Лин смутилась: - Ну, как бы тебе объяснить... У вас такого нет пока... Считай, что это просто 'источник света'...- Тьма отодвинулась, и стало возможным различить очертания окружавшей нас действительности. Мрачной действительности... Куда ни глянь - всюду скалы... И слева, и справа, и... сверху?! - Чёрт возьми! Это ещё что такое? - Где? - Где мы? - В гроте,- улыбнулась Лин. 'Ага, теперь я, кажется, начинаю понимать... Значит, та скала была... совсем не та скала, что я подумал... просто внутренняя стена грота... в который мы попали под водой... - А зачем? - Тебе не нравится? - Что? - Здесь...- я огляделся. Скалы, скалы, скалы... Какая-то дверь... - Лифт, что ли?- Линда смутилась: похоже, я проявил неумеренное любопытство. - Нет. Пассер... - А это ещё что за штука? - Как тебе объяснить... Понимаешь... Ты, наверное, догадываешься, что известные вам способы перемещения в пространстве... да и все способы, связанные со скоростью... мягко говоря, не очень экономичны... - Разумеется... Работа равна... - Именно... Нужна определённая работа, затрачиваемая на перемещение. Но существуют и другие способы. Видишь ли... дело в том, что... пространство... на самом деле... дискретно... Ты ведь понимаешь разницу межу аналоговым... то есть - непрерывным, и - дискретным процессом? - Да, в общем... Но, насколько мне известно - в природе нет ничего дискретного... - Да,- улыбнулась Лин.- За исключением её самой... То есть - того пространства, в котором она существует... - Чушь какая-то... - Никакая это не чушь. У нас это знает каждый подросток... - Ну, куда уж нам... - Не юродствуй: на Земле это тоже известно... - ??? - Недавно мне попалась одна работа - кстати, твоего земляка - так она так и называется: 'О дискретности пространства'... - Не может быть! - Может... Видишь, как вы информированы о том, что происходит совсем рядом... Ну, ладно - скажи, ты с квантовой природой света знаком? - Да... Учили... - А с волновой? - Да... - И как это, по-твоему, увязывается? Как вообще такое может быть - чтобы излучение, прекрасно описываемое волновыми уравнениями, на самом деле представляло собой дискретный процесс? - Да никак! - Н-да... На самом же деле всё очень просто: квантовая природа света как раз и обусловлена дискретностью пространства... И размер 'точки пространства' как раз вполне понятным образом связан с 'размером кванта'... И вообще - все процессы в этом пространстве, в том числе - и световая волна, моделируются... каким-то процессом, внешним по отношению к этому пространству... - Внешним?! То есть? - То есть - находящимся вне его... собственно, и видимое нами 'движение'... на самом деле есть не что иное, как исчезновение квантов объекта, 'движение' которого мы наблюдаем, в одних точках пространства и возникновение их в других - соседних... - Допустим... - Допускать нечего - это так и есть... Так вот, если в природе возможно такое перемещение - в соседние точки, то, наверное, может быть доступно и перемещение в произвольные точки... - Ну, наши фантасты об этом уже давно 'поют'... - Не только фантасты... Один... ну, просто очень неглупый человек на вашей планете уже сумел описать однажды эти законы... Даже написал статью... Слава Богу, вовремя одумался и забрал текст - уже свёрстанный - из редакции... - Почему 'вовремя одумался'? - Подумай сам... Представь на минутку, что на Земле свободно доступна возможность произвольного перемещения... Где прежде всего это начнёт использоваться? - Ну, не знаю... - Чего уж тут знать... Прежде всего эти устройства, если они будут созданы, попадут в распоряжение лиц... как это у вас говорят... 'власть имущих'... Но, поскольку те не в состоянии будут ни сохранить их в тайне, ни обеспечить их труднодоступность... Если можно так, конечно, сказать... То эти устройства в итоге попадут и к тем, кого не устраивает ни само общество, ни его законы, ни тот факт, что 'каждый съеденный кусок хлеба должен быть заработан'... Короче говоря - к претендующим на власть ради своего безделья... Ну, а дальше... просто начнётся настоящая война неслыханная доселе по сложности и мощности оружия, самое простое применение которого - забросить противника в космос... или - в центр планеты... А можно и посложнее - по квантам разметать... Как тебе такой прогноз? Похоже на правду? - Да... - Поэтому ваша цивилизация и является недостаточно развитой для данной информации... - О Пассерах? - О том, как это сделать. А о пассерах... Ну, нежелательно - может быть... Но - не страшно... по крайней мере, пока это у вас невозможно реализовать... Вот он, видимо, представив возможные последствия, и отказался от огласки своего открытия... которому посвятил, может, всю жизнь... Сумел превозмочь тщеславие ради разумности - черта, не очень распространённая среди людей... - И у вас? - 'У нас'?- Лин задумалась.- В какой-то мере, и у нас тоже. Хотя - то, о чём я только что говорила, у нас вряд ли кому-либо и в голову-то придёт... 'Воспитанием надо заниматься, батенька'...- Линда с явным удовольствием процитировала, похоже, недавно услышанную на Земле фразу.- Развитие цивилизации - это вам не случайный процесс... он очень сильно зависит от того, кто им управляет... А кто у вас правит?.. то вы и получаете... Именно это самое собой и представляете... Такова и цивилизация... 'Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает' - не наша, ваша мудрость: на Земле услышала... Её бы всем вам в уши... ...Стало заметно теплее. Откуда-то явно поступал тёплый воздух. Я повертел головой, ища источник. Линда улыбнулась и кивнула на щели в скале: - Обычная тепловентилляция... - Лин, скажи... А из этого пассера... куда можно попасть? - Куда угодно... В любой другой такой же - на станцию, в другие подобные 'гроты'... Лишь бы размер камеры совпадал - мы можем только обмениваться частями пространства - заменяемые части должны иметь один и тот же размер... Вообще-то, строго говоря - количество и состав элементарных частиц тоже должны бы совпадать... но это можно скомпенсировать энергией... А вот размеры, или 'количества квантов пространства' - должны быть строго идентичны...- Линда поднялась, потянулась; вздохнув, поглядела на казавшуюся совершено чёрной воду... - Есть хочешь?- Повернулась ко мне. - Можно, наверное...- пожал плечами я. Признаться, за последние полчаса у меня как-то не появлялось мыслей о еде - не до того было, но теперь, когда всё будто бы улеглось, такое предложение было, пожалуй, не лишним... - Я сейчас... подожди минутку...- Девушка подошла к двери пассера и подняла руку - дверь открылась. - Может, вдвоём?...- Нерешительно предположил было я. Линда улыбнулась, покачала головой: - Нельзя... Пока нельзя. Система не разрешает... - Как это 'система не разрешает'?- Опешил я,- У вас - что, железяка за вас решения принимает?! - Да нет,- девчонка от души рассмеялась,- это просто так говорят... Внешне это действительно так выглядит - я получаю запрет или разрешение именно от 'железяки'... На самом же деле я получу это разрешение только тогда, когда большая часть опрошенных 'железякой' живых экспертов 'даст добро'... Так у вас говорят? - Что? А... Ну, да - 'добро'... И, что - ты не можешь нарушить запрет? - Почему же - могу.- Пожала она плечами.- Только потом, на совете экспертов... то есть - на полном сборище всех экспертов, которых она опрашивала... мне придётся объяснять, зачем я это сделала... А они уже будут решать - снижать мой квалификационный уровень или повышать - в зависимости от того, имела ли я достаточно объективные основания нарушать запрет... - И... часто такое бывает? - Какое? - Ну, что... приходится нарушать? - У меня пока - ни разу.- Линда задумалась,- а Джерри однажды пришлось... но там всё было совершенно очевидно - совет экспертов даже претензий предъявлять не стал - ему и объясняться-то не нужно было... Ну, ладно,улыбнулась Лин,- я сейчас... ...Не прошло и минуты, как радушная хозяйка вернулась, поставив на землю поднос со всяческой снедью. Маленько подкрепившись, я как-то подобрел, настроение поднялось - благодушный такой стал, знаете ли... - Да, кстати... а кто это - Джерри?- Нашёл время поинтересоваться я. - Джерри?- Лин внимательно посмотрела на меня, как бы прицениваясь - стоит ли мне это говорить,- Джерри... это - мой самый... лучший, самый... дорогой и близкий друг... - Понятно...- буркнул я. Хотя, если честно - мне почти ничего не стало понятно, но - надо же было что-то сказать... Признаться, с одной стороны я испытал некоторый... дискомфорт, что ли - как-то не по себе бывает, когда узнаёшь, что... скажем так: у человека, который тебе вдруг безумно понравился, уже, оказывается, есть... близкий друг... Ощущение такое, что 'место занято'... Ну, а с другой стороны - будто почувствовал какое-то облегчение - как-никак, вряд ли девчонка станет на меня серьёзно планы строить... Ведь, как бы ни сложились наши отношения - я ни на минуту не мог представить себе разрыв с Кариной: хоть и не слишком много мы и прожили, но как-то... знаете, если была любовь и не было поводов к разочарованиям - наверное, элементарная порядочность просто не даст разорвать отношения, что бы ни случилось... А тут, собственно, ничего и не случилось... Приятельские отношения - и всё... Надо будет познакомить её с Кариной - так, по крайней мере, честнее... - Ну, ладно,- Лин поднялась.- Ты - как? - Вполне... - Не переел? - То есть?- Не понял я. Лин улыбнулась: - Нырять сможешь?- Признаться, эта идея мне не очень понравилась... - А что - по-другому никак нельзя?- Робко поинтересовался я. Лин покачала головой: - Это было бы слишком просто... Тогда здесь уже давно проказничали бы местные мальчишки... - Да, конечно... А они не знают о гроте? - Нет, разумеется... Да его здесь и не было: была полая скала, вот и всё... Когда мы это обнаружили, возникла идея сделать подводный вход. Ну, а поскольку никто из местных ничего не слышал о сундучке... - Каком сундучке? - Матросском сундучке... со всякой всячиной... который находился на дне, возле самой скалы... Мы и решили, что не только до дна, но и метров за десять до него никто не нырял: не то бы увидели, поползли бы слухи... Тогда мы вырезали проход - получился отличный грот с подводным входом как раз то, что и нужно для неплохо замаскированного пассера... - А сундучок? - Забрали на станцию,- Лин улыбнулась,- как трофей. Пусть наши умники изучают... археологическое прошлое планеты... - И что там было? - Всякая утварь... Да мешочек с мелкими монетами - вот и всё 'богатство'. - Да, не густо... - Да уж - не пиратский клад...- Улыбнулась Лин.- Ну, ладно,- она, собрав остатки нашей трапезы на поднос, отнесла его в пассер и, не заходя сама, куда-то отправила... - Куда ты его? - На станцию. Там заберут... Ну, так что - ныряем? - Попробую... - Не волнуйся,- Лин снова заправляла свою 'распашонку' в шортики,- я подстрахую, если что... - Путём имитации осьминога? - Зачем ты...- Лин явно обиделась,- Ну, неудачная 'шутка' - не спорю, так что ж теперь - всю жизнь напоминать? Прав был командор, когда говорил, что 'женщина - существо безответственное'... Но мужчина - существо злопамятное!- Лин насупилась. Я подошёл, взял её голову в руки, повернул к себе. Она покорно и укоризненно смотрела на меня - дескать, что будет дальше? А дальше... Я её поцеловал - так нежно, как только умел... На этот раз она приняла это совершенно спокойно - даже ответила... Потом прижалась ко мне, спрятав голову у меня на груди - как бы свернувшись калачиком... 'Наверное, всё же... женщины - везде женщины...'- подумал я. ...Последующая подводная одиссея обошлась без приключений. Вынырнули мы у той самой скалы, с которой прыгали. Небо над головой... Луна... берег... Кругом - ни души. Чуть повыше начиналась полоса кустарника полуиссохшего, полуистлевшего от волн прибоя и южного солнца... Натаскать его было вовсе несложно - через пару минут был разложен костёр, и... только тут я сообразил, что у двух совершенно промокших людей вряд ли найдётся, чем его разжечь. Лин загадочно улыбнулась, подошла к куче хвороста, присела, посмотрела на часы - или не часы - что-то этакое на ремешке... Продула старательно - видимо, чтобы убрать с поверхности остатки воды... согнула руку в кисти и что-то нажала... из 'часов' вырвался тоненький луч - буквально на секунду, но этого было достаточно, чтобы сухой хворост затлел. Мы принялись его раздувать. Глядя на то, как профессионально делает это Лин, я невольно подумал: 'хм, похоже, что и на других планетах костры тоже жгут...'. Через минуту костёр горел вовсю, мы подбрасывали потихоньку хворост, которого здесь было более, чем достаточно. Стало тепло... и хорошо... Линда устроилась спиной ко мне, я не смог удержаться и обнял её за плечи. Она повернулась, взглянула на меня как-то тепло, с благодарностью... 'Значит, и такое право у меня есть...'удовлетворённо подумал я... - А как ты изучала наш язык?- Чтобы не молчать, спросил я. - Ну, это не так уж сложно... Сначала мне объяснили общие правила языка на это пришлось потратить несколько вечеров. Словарь же загружается за ночь... Акцент, конечно, неизбежен - но это поправимо... Я думаю, что, когда мы с тобой пообщаемся какое-то время, моя речь почти перестанет отличаться от твоей... - Может, не стоит ориентироваться по одному человеку? - Разумеется; я предполагаю общаться, как минимум, с пятью. Кроме того, система обобщает знания стилистики и словарь языка по всем 'разведчикам'... - И много их? - С русским языком работают трое... - А с другими? - Пока неясно... Два человека уже работают с английским... Ещё будет немецкий... испанский, по-видимому... больше пока не знаю. - А сколько языков ты знаешь? - Ну, уверенно - два: у меня отец и мать, видишь ли, родом с разных планет... Вот я оба эти языка и знаю... с детства. А вообще - если так, поговорить... примерно, как твой - это ещё с десяток... но их забываешь быстро... Язык не забывается, когда его знаешь с детства или если им постоянно пользуешься... А ты какие языки Землян ещё знаешь? Кроме своего? - В принципе - довольно свободно - Английский. Вот только словарный запас маловат... - Ну, словарный запас - дело наживное... Либо просто побольше общайся, либо...- Линда не договорила: тот самый предмет, который только что зажигал наш костёр, вдруг отчаянно, но очень тихо запищал. Она поднесла его к уху, что-то нажала... Улыбнулась, поднесла ко рту, произнесла несколько слов на своём языке. Прислушалась. Тишина. Затем, спустя некоторое время - 'отбой', как я понял, судя по тому, что она, удовлетворённо улыбнувшись, отключила устройство. - Что это? - Талкер... - А по-русски? - Ну, штучка такая... 'Талкер' называется... переговариваться можно... только недолго: мощность источника энергии маловата... Но зато и вес невелик... - И костёр зажечь? - И нахала обжечь... - И надолго хватает? - Не очень... Подряд - выстрелов десять, не больше... - А поговорить?- Линда задумалась: - Ну, на полчаса где-то... - Тебя вызывали? - Да. - Что-то случилось?- Лин рассмеялась: - Да нет... просто 'проявляют бдительность': если я 'стреляла' - может, что не так - вдруг помощь нужна... Они подождали ещё чуток - тишина... Вот и поинтересовались, что случилось... - Они что - о каждом 'выстреле' знают? - Конечно... и не только...- Лин снова усмехнулась. - Чего смеёшься? - Да ничего... Представляю себе выражение его лица, когда я сказала, что разжигала костёр, чтобы погреться... Бедняга даже не нашёл, что сказать молча отключился... - Кто? - Оператор... - Ты его знаешь? - Конечно... Нас сейчас 48 человек - совсем не так много... - И откуда вы?- Лин озадаченно нахмурилась: - Как тебе сказать... Вообще говоря, я не вправе разглашать такую информацию... Скажем так: планета называется...- девушка шевелила губами, как бы перебирая варианты,- Челла... Да, похоже... Именно 'Челла'... Для Вашего языка это будет правильно... Сам понимаешь, что ни систему, ни координаты, ни даже массу или период обращения я назвать не могу - в космосе все известные нам планеты совершенно уникальны, поэтому достаточно одной любой характеристики... - Я понимаю... Скажи, Лин: а 'талкер', 'пассер' - это ведь английские слова... Почему так? - Видишь ли... Так 'исторически сложилось'... Просто первый 'контактёр' то есть, 'контактёрка'... ой...- девушка на пару секунд умолкла, как бы к чему-то прислушиваясь,- я снова что-то не так сказала? - Пожалуй... слово 'контактёр' в женском роде обычно не употребляется... - Странно... а по 'общим правилам' - будто бы можно... - Может, и можно - да 'не сложилось'... Так часто бывает... Такие случаи называют 'исключениями'... - Исключениями? - Да... Исключениями из правил... - И много их? - Хватает... - Тогда нужно проводить реформу языка - если слишком много исключений, значит, пора менять или правила, или - сложившуюся практику... - Ну, это не так просто... - Конечно... Но ведь нужно же... - Как тебе сказать... Видишь ли... У нас этим толком никто не занимается... - 'Толком' - это как? - Ну, основательно, что ли... толково... серьёзно... - У вас что - нет языковедов? - Есть, почему же... Просто они не имеют реальной власти, чтобы диктовать языковые реформы... а потому - больше констатируют, 'что есть', а не 'что должно бы быть'... - То есть - язык, по сути, живёт 'сам по себе'? - Почти... То есть - грамматические правила они всё же определяют, а вот стилистику, правила применения и трактовку тех или иных оборотов... Это, пожалуй, больше 'просто констатируют'... Кстати, а почему ты решила, что что-то не так сказала? - Система 'шепнула'... Слово, дескать, я такое употребила, которое ей пока ещё на Земле не встречалось... - Как это - 'шепнула'? - Как тебе сказать... Те-ле-па-ти-чески - есть у вас такое слово... близкое по смыслу... - Вы что - все 'в телепатической связи' с Системой? - Нет, что ты... Это многим просто 'не по карману', как у вас говорят... - А тебе - по карману? - Пожалуй, что и я бы... скажем так: свои деньги я бы за это не платила... - А кто платит? - Экспедиционные денежки...- улыбнулась Лин.- Видишь ли... Организаторы экспедиции должны, в числе прочего, обеспечивать и безопасность её участников... в том числе - и здесь, на Земле... А для этого нужно контролировать не только перемещения, но и эмоциональное состояние... а при телепатическом контакте с системой это происходит автоматически... Да и с поведением меньше проблем - Система постоянно подсказывает... - М-да... Ну, ладно... Так, значит, она тебе 'шепнула', а ты решила у меня переспросить, в чём дело? - Ну, да... У кого же я ещё могу спросить?- Удивилась Лин. - Понятно... И... что же 'первый контактёр'?- Вспомнил я тему разговора. - А... Ну, да...- с трудом вернулась к ней и Лин.- Так вот, первый контактёр... она говорила по-английски... Поэтому многие слова - названия того, чего у вас тут нет, 'создавались' в английском... Ой, опять что-то не так? - Ничего, ничего... Ну, а 'пересоздать' их на языке человека, с которым говоришь? Или - попросту перевести? - Ну, это... как-то не принято... Языки ведь обычно легко заимствуют слова и понятия друг у друга... Просто наш язык... Скажем так: построен на совершенно иной платформе... Если можно так, конечно, сказать... Что-то Система постоянно 'шумит'... Да... Поэтому, когда мы вводим новое понятие, или пытаемся представить имя человека, или - название чего-либо... здесь, на Земле... или на другой планете... впервые... то мы стараемся сделать адекватный перевод с нашего языка на язык общения... Это непросто: обычно это делает система, при этом анализируя и фонетические особенности, и употребляемость слов, и ассоциативные особенности восприятия речи в обоих языках... Когда же она в итоге выдаст два-три варианта - мы выбираем наиболее благозвучный... по своему усмотрению. Когда же это слово приходится употреблять с людьми той же планеты, но говорящими на ином языке - мы стараемся его уже больше не переводить - тем самым поддерживая единый набор таких слов в пределах планеты... Хотя - скажем, в Африке у вас есть языки, на которые проще заново перевести, чем пытаться ввести русское или английское слово... ...Постепенно светлело. Мы уже почти совсем высохли, костёр догорал... Линда задремала. Неожиданно запищал талкер - девушка очнулась, встрепенулась, выбралась из моих объятий... Несколько слов на её языке, по-видимому, вызвали у неё некоторую досаду - она особенно не утруждала себя попытками скрывать эмоции... - Что там?- Спросил я. - Так, ничего... ничего особенного - просто я не ночевала на станции народ волнуется... да ещё дежурный, сменяясь, рассказал, что я тут костры разжигаю лазером... У сменщика это вызвало недоумение - слишком много 'экзотики', а это настораживает... - И что он подумал? - Ну, скорее всего - подумал, что я нахожусь в обстановке, когда почему-то не могу сказать, что здесь происходит на самом деле... Поэтому и связался ещё раз... Подожди-ка...- девушка замолкла, как бы к чему-то прислушиваясь... улыбнулась, покачала головой...- Да, так и есть,- наконец произнесла она,- переполох на станции... - Откуда ты знаешь? - Джерри вышел телепатически, напрямую... минуя даже Систему - такого ещё не бывало... - Он что - телепат? - Он - психолог команды... Не имей он телепатических способностей, в такую экспедицию и в таком качестве он бы никогда не попал... - И что же он 'сказал'? - Поинтересовался, всё ли у меня в порядке и - действительно ли я использовала лазер только для того, чтобы зажечь костёр... И - нет ли у меня сейчас каких-нибудь проблем... - Ну, и? - Я подтвердила... И сказала, что проблем нет - пусть 'спят спокойно'... - А он? - Скажем так: пожал плечами... Ну, по крайней мере, теперь хоть успокоятся. Может быть...- мы поднялись. Лин потянулась, посмотрела на солнечный диск, показавшийся над линией горизонта...- Пойдём? - Куда? - Куда-нибудь... - Пойдём...- и мы побрели вдоль берега. - Послушай, Гарри...- произнесла вдруг моя спутница,- скажи... я... могу рассчитывать на твою помощь? - Конечно! Распоряжайся, как собой...- что ещё мог ответить я? - Тогда... как ты думаешь - можно ли... поставить пассер... Ну, скажем - у тебя дома? - Зачем?- Опешил я. - Ну, во-первых - выходить каждый раз из воды - согласись, не совсем удобно... - А... ну да, конечно... Конечно, можно - о чём речь... - А во-вторых... Ты ведь скоро уедешь... Так как же мы будем с тобой общаться? Не искать же мне подводный грот в твоём городе... - Ну да, конечно... Тем более, что там попрохладнее... Да и зима на носу... - 'На носу'?- Озадаченно переспросила Лин,- а это ещё как? - Ну, это... значит, скоро будет - так скоро, что уже буквально 'на носу'... - Понятно...- девушка задумалась.- Скажи, Гарри... А мы можем рассчитывать, что об этом никто не узнает... Ну, скажем, хотя бы до конца экспедиции? - От меня - разумеется. Но у меня есть жена...- Лин кивнула головой: знаю, мол.- Хотя... это можно сделать в лаборатории - она туда не заходит... - Вот и прекрасно... Со временем, конечно, ей придётся это сказать... но пока - немного повременим, ладно? - Ладно,- охотно согласился я, так как совершенно не представлял, как всю эту петрушку можно изложить Карине... - Ну, что ж - будем считать, что мы предварительно договорились...задумчиво глядя в море, проговорила девушка.- Уже рассвело... пора прощаться? Или ты можешь сутками не спать?- Улыбнулась она. - Я? Да нет, вроде...- по правде говоря, меня давно уже клонило в сон - но как же признаться ТАКОЙ девушке, что есть что-то, что ты предпочёл бы сейчас общению с ней? Даже если это 'что-то' - мягкая подушка... - Ну, вот и хорошо,- она с трудом подавила зевок,- а то я уже, признаться, почти готова уснуть прямо вон там - на гранитном парапете...- я улыбнулся в ответ, подошёл, обнял - чуть-чуть, едва касаясь, мою очаровательную спутницу и мы расстались. Она пошла к воде, в полосе прибоя остановилась, обернулась, и - помахала мне рукой... Я ответил тем же. Девчонка нырнула как-то интересно; войдя в воду, как в открытую дверь - тихо, аккуратно, без шума, без брызг - и исчезла в волнах... Глава 5: Пассер. ...Я уехал домой в конце августа. За прошедшие две недели девушка больше ни разу не появилась. Не появилась она и за два последующих месяца. Постепенно из памяти начинали исчезать приятные воспоминания... Сначала я беспокоился: не случилось ли чего. Потом вся эта история начала вызывать раздражение: тоже мне, дескать, нашли подопытного кролика, посадили в клетку и ждут, когда он понадобится, чтобы проглотить! Потом мне стало всё равно и я начал об этом забывать... ...Проснувшись однажды солнечным морозным утром, я встал и, потягиваясь да щурясь, стал рассматривать искрящийся снег за окном. На скамейке сидела девчушка - в коротенькой шубке с капюшоном, тоненьких облегающих гамашах и маленьких сапожках. Увидев меня, она встала и откинула капюшон. 'Линда...'- опешил я. Девчонка стояла и улыбалась, как бы говоря: 'Ну, вот видишь - мы снова встретились! И снова всё хорошо... и дальше тоже будет совсем неплохо...'. Уже через пару минут я, натянув наспех кое-какую одежонку и совершенно забыв об оскроблённом трёхмесячным ожиданием самолюбии, вылетел на улицу и, подхватив её на руки, закружил прямо под окнами собственного дома. - Тише ты... люди смотрят...- с Земной осторожностью пыталась угомонить меня Лин. Спустя пару минут я уже помогал ей раздеться в прихожей. Под шубкой оказалось практически такое же платье-хитон, которое я не мог забыть с лета... И оно, и гамаши были настолько тонкими, что девчонка выглядела... скажем так: не слишком одетой. 'Интересно, они у себя всегда так ходят?'- Мелькнула у меня завистливая мысль: я представил себе, как выглядят улицы городов, заполненные девушками в подобных одеяниях... Лин улыбалась. 'Может, они всегда такие улыбчивые?',- думал я. - Ты рад?- Наконец спросила она. - Очень...- почему-то шёпотом ответил я.- Но... скажи: почему ты так долго не показывалась? - А как ты думаешь? - Не знаю,- я искренне пожал плечами. - Карина... - Что 'Карина'?- Спросил было я и только тут до меня дошло: действительно, всё это время со мной была Карина... И только вчера она уехала на пару недель... У неё на работе собиралась группа лыжников в горы - она не смогла устоять... Не так, чтобы она была заядлой лыжницей - она у меня... 'дiвчина тендiтна' - можно так сказать... но глазеть на это дело любит, и, если видит, что склон не слишком сложный и уже 'накатанный' совсем не прочь воспользоваться... Рисковать, правда, не любит - ну и слава Богу, ибо, по-моему, риск - дело не женское... Линда улыбалась: видно было, что её забавляет моя растерянность. - Ну, что делать будем?- Наконец спросила она. - Чай пить,- пробормотал я, взгромоздив на плиту чайник. Лин с интересом наблюдала за процессом: видно было, что многое в доме ей в диковинку; но вопросов не задавала... - Ты свободен сейчас? - Да...- я кивнул на календарь,- воскресенье... Лин улыбнулась: - Меня долго забавляла привычка землян отдыхать в определённые дни... - А сейчас? - Сейчас? Привыкла... - А у вас? - У нас? Работают, пока работается... Знаешь, когда получается что-то совсем не хочется останавливаться... Ну, а когда заканчивают - тогда и отдыхают. Недельку-другую... А здесь уже и мы по-вашему привыкать стали: на станции иногда тоже 'общие выходные' устраивают... - Чай будешь? - Что? - Я спрашиваю: чай пить будешь? - Налей, попробую...- я налил. Лин пробовала долго, в несколько попыток... В конце концов сказала: - Ты знаешь... Не понимаю я что-то этого напитка... А сока у тебя нет? - Есть, наверное...- я полез в холодильник, но ничего путного не нашёл. 'Вот привередливая гостья...'- шептал мне 'внутренний голос'. Наконец взгляд мой упал на спасительную банку варенья - и проблема была решена. Лин внимательно наблюдала за моими манипуляциями, когда я пытался растворить в стакане воды ложку до невозможности загустевшего клубничного варенья, осторожно взяла стакан... - Хм... Неплохо,- удовлетворённо проворковала она. Я не смог удержаться от искушения и преподнёс ей ложечку варенья 'на пробу'. Настороженно глядя на меня, она попробовала. 'Как дикарка'- улыбался мой внутренний голос... - Ну, очень неплохо,- удовлетворённо констатировала гостья. Затем, неприязненным жестом указав на стакан с чаем, добавила: - А вот как вы это зелье пьёте - извини, не понимаю... Я начал что-то говорить про тонизирующие напитки, но она в ответ только пожимала плечами, с интересом рассматривая квартиру и явно думая о чём-то ином. Наконец она спросила: - А там что? - Там?- Я перехватил её взгляд,- лаборатория... Мне просто удобнее работать в то время, когда работается...- Лин понимающе улыбнулась,- вот мне и организовали квартиру побольше и помогли оснастить лабораторию дома - так от меня больше пользы, чем при восьмичасовом рабочем дне... - Я вообще не понимаю, как можно работать головой в кем-то определённое время,- пожала плечами Лин.- Похоже, что организацией умственного труда у вас занимаются люди, не имеющие никакого представления о процессе мышления... - Ну, почему же...- попытался обороняться я,- мне ведь сделали лабораторию... - Ну, допустим, это...- Лин задумалась, будто что-то мучительно припоминая,- скорее не правило, а исключение...- бросив на меня лукавый взгляд, закончила она. - Согласен... Пойдём? - Куда? - В лабораторию? - Пойдём.- Мы поднялись и отправились в 'святилище', как называла мои апартаменты жена. Лин внимательно оглядывала стены, заглядывала в ниши и кладовки, пытаясь понять конструкцию помещения... Наконец она сказала: - А эту кладовочку можно освободить? - Да, конечно! Здесь ничего такого особенного нет... Да и хлама немного за полчаса перетаскаем. Лин вынула какое-то подобие рулетки - нечто, размером со спичечный коробок... Прижав коробок к одной стенке кладовки, она нажала кнопочку мелькнул луч, на табло засветились какие-то знаки. Взглянув на них, девушка удовлетворённо хмыкнула. Тем же способом были измерены высота и глубина кладовки. Лин не скрывала своего удовлетворения: - Просто изумительно!- Восхищалась она, оглядывая кладовку и понемногу передавая мне её содержимое.- Даже вход не будет видно - просто дверь в кладовку, и всё... Если что - её можно запереть... - Зачем? - От любопытных глаз... - Так ведь здесь никого не бывает... - И Карина? - Даже она... Я терпеть не могу, если нарушается 'творческий беспорядок' потом часами не могу ничего найти... Поэтому и убираю тут сам. - А ей не любопытно? - Что именно? - Чем ты тут занимаешься? - Не знаю... Может быть... Но, в любом случае - не настолько, чтобы она стала меня здесь тревожить или чтобы пыталась проникнуть сюда в моё отсутствие... - Уверен? - Абсолютно... По крайней мере, мы живём с ней уже пять лет, а такого не было ни разу... - Пять лет?- Лин замерла с пачкой книг в руках.- И у вас до сих пор нет детей? - Ну, понимаешь... Сначала мы просто жили, как друзья - мы неплохо знали друг друга, уже целовались не раз, но - всё как-то не могли решиться зарегистрировать брак... - А 'зарегистрировать брак' - это как? - Ну, это... Заявить о том, что мы создаём семью... - А без регистрации нельзя, что ли? - Можно... Но обычно все регистрируют... - Так... А потом? - Потом - привыкли... Мы знаем друг друга с 12 лет, с 17 начали встречаться... Подозревали, что это - Любовь, но - всё сомневались, стоит ли... Потом стали жить вместе - где-то год... Потом расписались... - Что сделали? - Расписались... Зарегистрировали брак. То есть - заявили о том, что мы теперь - одна семья... В это время нам было по 19 лет... Вот и считай: в 18 мы стали жить вместе, сейчас нам по 23... - А детишек не хочется? - Понимаешь... Я так разумею, что в этом или в следующем году нам уже просто 'очень пора' - подзадержались уже... Сначала я умудрился институт закончить за три года, поступил в аспирантуру... Теперь вот влез в эти исследования... Всё как-то некогда было... А сейчас Карина институт закончила, я почти закончил свой самый сложный этап - самое время, пожалуй... - Не опоздайте, ребятки - действительно, подзадержались...- задумчиво проговорила Лин.- Кстати, когда можно 'занять кладовочку'? - Да хоть сейчас... - Серьёзно? - Вполне! - Ну, как знаешь...- Линда, пожав плечами, повернулась к опустевшей кладовке, смерила её оценивающим взглядом, затем вздохнула, как бы навеки с нею прощаясь, ещё раз прикинула своей 'рулеткой' некоторые размеры, затем положила этот незаметный 'спичечный коробок' в углу за дверью и отошла в сторону. Нажав вызов на талкере, примерно с минуту она переговаривалась с кем-то, несколько раз возвращаясь в кладовку и подвигая коробочку, затем прикрыла дверь, уселась рядом со мной и стала ждать. Где-то через минуту запищал талкер. Перекинувшись парой слов со своим собеседником, Лин подошла к кладовке, вздохнула и, я бы сказал - 'как бы перекрестясь' - открыла дверь. За дверью оказался знакомый мне по гроту вход в пассер, смахивающий на дверь лифта. Створки бесшумно распахнулись и мы заглянули внутрь. Обычная кабинка... Я даже, признаться, испытал лёгкое разочарование... Справа была небольшая панель управления, что-то вроде 'кнопок этажей', только кнопок побольше... Все стены гладкие такие, тёплые... Почему 'тёплые'? Понятия не имею. Просто так показалось... Цвет у них какой-то мягкий и тёплый, если можно так выразиться... В уголке стояла пузатая бутылка. Лин улыбнулась: - Джерри...- и, в ответ на мой недоумевающий взгляд, пояснила: - Это из того сундучка... Матросского. Там было несколько таких бутылей... Мы сначала не поняли, что это такое... Анализы делали, пытались химический состав определить. Оказалось, что процентов 85 - вода, процентов 12 этиловый спирт... остальные три процента - длиннейший список различных растительных компонент, который аналитики уже замучились пополнять... - Вино, короче говоря... Хорошее старое вино.- Лин улыбнулась: - Именно... Но для начала нужно было ещё знать, что такое вино... И зачем оно существует... - Как - 'зачем'?- Удивился я.- Чтобы пить! - Потом нужно было убедиться, что оно не испортилось... Возраст сундучка, по самым скромным оценкам, превышает триста лет... - Хорошее вино не портится. И не стареет...- торжественно произнёс я. - А кто мог утверждать, что это - именно хорошее вино?- Продолжала улыбаться Лин, видимо, вспоминая, сколько недоумения вызвали эти бутыли в команде.- Потом уже, когда всё как-то определилось, командор, как и полагается истинному капитану, снял пробу... Понравилось! Затем приложились все... Весёлый был денёк... - Как - все? Все сорок восемь человек? К одной бутылке? - Ну, не к одной... Мы тогда уничтожили целых три экземпляра... - Интересно, как вы их делили - по капле? - Ну, как тебе сказать... Каждому досталось грамм по 30 - чтобы попробовать и оставить какие-то впечатления, вполне достаточно... - Это называется 'провели дегустацию'...- Лин улыбнулась: - Именно... - А нам пожертвовали целую бутыль... С чего бы это? - А меня все любят!- Беззаботно рассмеялась Линда, кокетливо сотворив руками причёску типа 'я у мамы дурочка'.- А если серьёзно... Это - первый пассер, поставленный по моей ориентировке... Первый в моей жизни, понимаешь? Конечно, ребята не могли пройти мимо такого события, а, зная, что напарник мне нравится... - Напарник - это кто? - Ты, конечно...- Я смутился: - Правда?- Лин нахмурилась: - Я же просила... Если я говорю, значит - правда... - Спасибо...- я не знал, что говорить - слова застревали и путались в горле...- Только...- я пожал плечами,- мне бы показалась чересчур неестественной такая откровенность... - Какая? - Ну, что я тебе понравился и ты... сама и... так просто... мне об этом сказала - это ещё ничего... Хоть и непривычно, но - несложно понять... А вот... то, что об этом знает вся команда...- Лин тряхнула головой, будто бы стряхивая наваждение: - Не поняла... А что же тут такого? Что же - я должна скрывать от ближайшего окружения свои симпатии и антипатии? Чтобы люди не имели понятия, как я к ним... и к другим - отношусь? Это, по-твоему, лучше? - Да нет... А Джерри? Ты ведь говорила, что он... твой самый близкий, самый лучший друг... - Ну, да... Он и узнал первый,- пожала плечами Лин.- Кому же, как не ему, я могу рассказать самое сокровенное... Когда оно ещё толком не определилось и от собеседника ждёшь не только и не столько простого понимания, сколько... может быть, помощи... в том, в чём и сам ещё толком разобраться не можешь... - Ты знаешь... Говоришь ты всё вроде и правильно... Только, уж извини... Не знаю, как взглядам... но привычкам нашим Земным да стереотипам это всё уж больно противоречит... - А от стереотипов полезно время от времени избавляться...- с улыбкой глядя прямо мне в глаза, проворковала Лин. Бутылка тем временем уже очутилась у неё в руке, дверь так же бесшумно закрылась и мы направились на кухню. Искать штопор.

*  *  *

...Бутылку мы тогда так и не прикончили... Я достал высокие стаканы, плеснул в них густой - до непрозрачности - жидкости и мы начали пробовать... Божественный напиток... Где-то после полстакана Лин почувствовала неладное - заволновалась... Я смекнул, что девчонке, видимо, ещё просто не знакомо состояние опьянения; но решил 'тактично' промолчать. Видя моё спокойствие, она тоже пыталась 'держаться молодцом', но - видимо, отсутствие привычки употребления 'дьявольских смесей' сказалось - даже не допив стакана, она уже буквально не могла стоять на ногах. В глазах ужас, недоумение: - Слушай, а мы не отравились? - Не волнуйся,- пытаюсь успокоить я,- всё так и должно быть... - Но я ведь пробовала уже это - и такого не было... Может, это просто отравленная бутылка?- Бормотала, пытаясь подняться с кресла, челланка. - Да нет... Просто дозы не те...- улыбался я, пытаясь не дать ей встать. - То есть?- Заплетающимся языком пыталась она 'искать истину'. - Ну, ты ведь помнишь, что ваши ребята обнаружили здесь этиловый спирт?Сжалился наконец я. - Дда...- мучительно что-то припоминая, выговорила Лин. - А как он действует на организм? - Ну... расширение кровеносных сосудов... расстройство координации... в принципе, возможна асфикция...- пыталась что-то вспомнить девчонка. - Короче - алкогольное опьянение.- Констатировал я. - То есть... ты хочешь сказать...- Лин сделала последнюю попытку подняться с кресла, но, видимо, сочтя её бесполезной, махнула рукой и продолжила с интонацией не слишком трезвого 'мыслителя':- Ты хочешь сказать, что я... просто пьяная?- Наконец выговорила она. - Именно...- улыбнулся я. - Пподожжди...- с настойчивостью истинного 'искателя истины' Лин пыталась всё же 'разобраться в ситуации': - Но... ппоччему же ты стоишь... а я не могу встать? Я ведь выпила не больше тебя? - А ты раньше когда-нибудь пробовала это зелье? - Дда... Ннедавно... - Ну, это в мизерных количествах... А в соизмеримых? - В соизме... а, поняла... Нет, не приходилось... - Так чего же ты хочешь?- Улыбался я.- Привычка нужна... - Пприввыччка.. к чему?- Не унималась Лин. - К пьянству...- совсем 'расходился' я: мне было откровенно интересно наблюдать эту милую, пьяную, но пытающуюся 'докопаться до истины' физиономию... - К пьянству...- совсем озадачилась Лин.- А ззаччем? - А чтоб не пьянеть...- расхохотался я и Лин наконец перестала воспринимать происходящее серьёзно. - Шшуттишшь...- Прошипела, улыбаясь, она, игриво погрозила пальцем и... неожиданно 'отключилась'. Недопитый стакан выскользнул из безвольно опустившейся руки и упал на пол. Признаться, я изрядно струхнул: я представления не имел, что делать в таких случаях... Но Аллах сжалился надо мной: не успел я поставить свой стакан и подойти к девчонке, как она зашевелилась, и, пытаясь поудобнее умоститься в кресле - видимо, непрочь была малость поспать - пробормотала: - Где-то что-то упало... Джерри... Я пьяная... хм... это же надо... спать...- отлегло: это проще... Я взял девчонку на руки, перенёс на тахту, укрыл пледом. Она мурлыкала с совершенно блаженной физиономией и куталась в плед. Мне больше ничего не оставалось делать, как, вытерев пятно на полу, спрятать подальше бутылку и лечь спать - в той же комнате, на диване: оставлять её в таком состоянии одну я почему-то не решался. Спал я не слишком спокойно: Лин, похоже, всё время снилось что-нибудь экзотическое... Хвала Аллаху, что не слишком страшное: до воплей ужаса дело не дошло. Просто несколько раз я просыпался от её вскриков или бормотания - вот и всё. Утром на неё было жалко смотреть: я никогда не думал, что каких-то 150 грамм могут такое сделать с человеком... - Пьянство - зло!- После получасового разбирательства торжественно произнёс я, заставил её съесть таблетку аспирина и запить горячей водой с вареньем. Надо сказать - с тех пор мы общались не один день, но она ни разу не посягнула даже на полстакана: пригубит, распробует - и всё. - Я,- с улыбкой напоминает,- теперь только 'дегустирую'... ...Днём она ещё немного поспала на диване и только вечером, когда уже совсем стемнело, решилась вернуться на станцию: - Лучше я им всё это расскажу в совершенно трезвом виде - скажем, завтра утром,- улыбнулась она. ... На следующий день её не было. Я как-то не заметил этого - было, чем заняться... И только через день спохватился: куда это она пропала? Может, всё же что-то не так? Я даже начал бояться, как бы привычный нашим лужёным желудкам аспирин не вызвал у неё каких-либо серьёзных последствий... Несколько раз пытался подходить к пассеру, но - что я мог с ним сделать? Примерно то же, что и шимпанзе с микроскопом... Он при моём приближении даже не соизволил открыться... И вот, когда я уже буквально не находил себе места, створки двери пассера неожиданно распахнулись и из них, как ни в чём не бывало, выпорхнула совершенно свежая и вполне весёлая Линда. - Привет!- Проворковала она, проведя ладошкой по моей небритой щеке.Волнуешься? - А как ты думаешь? - Я не думаю, я знаю...- улыбнулась она,- только вот волнуешься ты совершенно напрасно, о чём я и пришла тебя известить... - А чуть раньше нельзя было? - Не-а...- усевшись на подоконник и беззаботно болтая ногами, сказала Лин.- Раньше я пассеры ставила... - Такие же? - Точно... - И где же? - А у всех остальных... - И как? - Во!- Лин задорно подняла вверх большой палец правой руки, с некоторой настороженностью наблюдая за моей реакцией. - На Земле нахваталась? - А где ж ещё... - И как - везде пьянствовала?- Полюбопытствовал я. - Спасибо, дружище... научил... мне одного раза по уши хватит...- с довольной физиономией констатировала челланка. - Ой, Лин... Что за стиль... Где это ты наобщалась? - Да на Земле ж, батенька, на Земле,- явно кому-то подражая, пропела девчонка и, соскочив с подоконника, вдруг повисла у меня на шее. - Ой, Гарри... Я такая счастливая...- уткнувшись мне в плечо, мечтательно прошептала она. - А что?- Заговорщицки шепнул я в ответ. - Понимаешь,- Лин немного успокоилась, откинула волосы, подошла к креслу и, как бы припомнив что-то, улыбнувшись, уселась в него,- три пассера за три дня - и все - 'без сучка, без задоринки'... - Тоже на Земле услышала? - Ага!- Лин расплылась в добродушной улыбке.- Представляешь: три первых в жизни пассера - и все 'чисто'! Командор даже посветлел как-то: говорил, что у новичков обычно такого не бывает... Я ведь хотела и тот, в скале, ставить - но мне тогда не дали: послали более опытных... А у тебя - я уже 'отвоевала'... Благо, Джерри помог - 'под свою ответственность'... Ну, мне тогда на радостях и второй разрешили ставить, а когда и там так же 'чисто' получилось - и третий... - А в чём проблемы бывают?- Больше из вежливости поинтересовался я. - Ой, там такая куча...- махнула рукой Лин.- В основном - несимметричность нагрузки или затрагивание несущих конструкций здания... А вообще дистанционное вмонтирование оборудования - это полугодовой курс в подготовке космонавта... За пять минут не перескажешь... - Ну, и как? - Как видишь...- Лин немного 'сбавила пыл', заметив, что не это меня сейчас больше всего интересует: - Ты не волнуйся только, когда меня долго нет, ладно? - Попробую... - Понимаешь, я не всегда могу делать, что хочу... Есть программа исследований, в ней есть обязательные компоненты... А у тебя я больше отдыхаю... душой...- Лин задумалась,- Понимаешь... Дело в том, что ты далеко не самый худший 'представитель', с которым мне приходится работать... С тобой гораздо легче. Потому и оставляю напоследок... - Лестно, конечно...- иронически заметил я,- но я почему-то думал больше о том, не создал ли я проблем твоему желудку тем аспирином...- Лин улыбнулась: - Не волнуйся... Мы - представители одного вида... Так что настолько серьёзной разницы быть не должно... А ацетилсалициловая кислота... по-моему, практически на всех животных действует практически одинаково... - Хм... откуда сведения? - А я стащила вторую таблетку - не заметил?- Виновато улыбнулась девчонка,- Видишь ли... Сейла, наш врач... категорически требует, чтобы всё, что нам приходится принимать внутрь, и ей давали 'на пробу'... Ну, я и прихватила 'образец'... - И как? - Ну, эта кислота довольно широкоизвестна,- пожала плечами Лин. У нас её, правда, в чистом виде не принимают - предпочитают беречь желудок... Но как мне с улыбкой сказали, 'от одного раза не умирают'. Думаю, что и второй я тоже как-нибудь выдержу,- иронично закончила она.- Где тут наша бутылочка?- Я достал бутыль и стаканы, хотел уже привычным жестом расплескать оставшиеся триста грамм - но Лин решительно взяла бутылку: - Нет уж, сударь... Позвольте, я сама...- с саркастической улыбкой заявила она и... буквально накапала в каждый стакан... ну, грамм по двадцать, наверное... - С меня хватит...- улыбнулась она, подняв свой 'бокал' и любуясь им на свет.- Отметим?- Спросила она, предусмотрительно устраиваясь в кресле. - Отметим...- понимающе улыбнулся я и поднял свой.- Кстати, извини за бестактность, но... я всё хочу тебя спросить,- едва пригубив, сказал я,- а сколько тебе... лет? - Сколько лет?- Задумалась Линда.- Ну, это как считать... Если просто по протяжённости времени - это будет неверно: у нас средняя продолжительность жизни другая... И год у нас - не 365 дней... И в сутках - не 24 часа... Смекаешь? - Да я-то смекаю... Но - всё же? - В системе принят способ более-менее адекватного перевода возраста в ваше исчисление...- задумчиво произнесла Лин.- Там учитывается средняя продолжительность жизни жителей планеты, период обращения вокруг звезды и вокруг своей оси, 'контрольные точки' - возраст 'общественной самостоятельности', возраст 'физической половозрелости'... Что-то не так сказала?- Заволновалась она. - 'Половозрелость' - несколько натянуто... Но - не волнуйся: пока всё понятно... - Ну, так по этому исчислению... мне будет где-то 21...- задумчиво произнесла челланка.- И мне давно уже хочется ребёнка...- Глядя куда-то вдаль, вдруг тихо произнесла она. - Так в чём же дело?- Так же тихо спросил я. - Экспедиция...- пожала плечами Лин. Джерри я оставить не могла, а здесь не самое лучшее время, согласись...- Линда задумалась,- но, признаться, есть у меня шальная мысль... - Какая? - А забеременеть... месяца за три до возвращения...- улыбнулась она.Тогда на Челле будет ещё одна достопримечательность: Человек, зачатый на Земле... - Любишь достопримечательности?- Лин пожала плечами: - Не так, чтоб очень... Но, если создание её ничего не стоит - не откажусь.- С улыбкой закончила она. - Кстати, Лин...- разглядывая дно опустевшего стакана, поинтересовался я,а если тебя опять не будет... достаточно долго... Могу я воспользоваться пассером, чтобы попасть к вам?- Лин покачала головой: - Нет. Нет, Гарри... Это исключено. Система не разрешает... Даже в сопровождении кого-то из нас... Понимаешь... это от меня совсем не зависит...- виновато глядя на меня, закончила она. - Интересно получается... В моей квартире стоит штуковина... которой я пользоваться не могу... не имею права... Обидно, а? - Обидно... Но ты ведь согласился нам помогать... Если передумал - скажи: переиграем...- пожав плечами, погрустневшая челланка поставила пустой стакан и подошла к окну. - Извини... Я не хотел тебя обидеть... Просто - действительно обидно... Каким-то неполноценным себя ощущаешь... Понимаешь? - Понимаю...- кивнула, обернувшись, Лин.- Но - есть вещи, которые от меня совсем не зависят. И - от Джерри, и - от командора... Эти решения вообще никто сам принять не может - не имеет права... Разве что - в чрезвычайных обстоятельствах... Но - тогда придётся объясняться на совете экспертов... Система едина для всех... - Жаль... - Мне тоже...- неловкое молчание затянулось. Сгущались сумерки. Мне впервые показалось, что между нами появилась какая-то трещина... По-видимому, нечто подобное чувствовала и она. - Ладно... мне пора...- наконец грустно произнесла Лин. - Иди...- не менее грустно произнёс я, безучастно глядя в окно. Лин подошла ко мне, положила руки мне на плечи, и, заглянув в глаза, тихо попросила: - Только не надо, ладно? - Ладно...- согласился я и нерешительно погладил её по голове. Мы немного постояли, уткнувшись лбами. 'Как два барана'- улыбнулся я. - Я пошла...- сказала Лин, и, порывисто обняв меня на прощанье, исчезла за дверью пассера. Я грустно глядел ей вслед...


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»

Мост Верразано, Александр Мирер Читать →

Как раненая птица, Жильбер Мишель Читать →