Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Барбюс Анри
 

«Огонь», Анри Барбюс

Анри Барбюс

Огонь

Дневник взвода

Перевод с французского В.Парнаха

Анри Барбюc (1873-1935) - французский писатель и общественный деятель - коммунист. Всемирную известность принес ему роман "Огонь" (1916) - первое подлинно революционное произведение французской литературы XX века. Об империалистической войне 1914 - 1918 гг., о том, что произошло со многими участниками войны, ставшими революционерами, Барбюс рассказывает в романе "Ясность" (1919).

СОДЕРЖАНИЕ

М.Горький. Предисловие

I. Видение

II. В земле

III. Смена

IV. Вольпат и Фуйяд

V. Стоянка

VI. Привычки

VII. Погрузка

VIII. Отпуск

IX. Великий гнев

X. Арговаль

XI. Собака

XII. Портик

XIII. Грубые слова

XIV. Солдатский скарб

XV. Яйцо

XVI. Идиллия

XVII. Подкоп

XVIII. Спички

XIX. Бомбардировка

XX. Огонь

XXI. Перевязочный пункт

XXII. Прогулка

XXIII. Работа

XXIV. Заря

Памяти товарищей,

павших рядом со мной под Круи

и на высоте 119

А.Б.

ПРЕДИСЛОВИЕ*

______________

* Печатается по тексту: М.Горький. Собр. соч. в 30-ти томах, т. 24. М., 1953. В тексте М.Горького указание на страницы дано по книге: А.Барбюс. В огне. М., 1935, перевод И.Е.Спивака. Текст А.Барбюса цитируется М.Горьким в том же переводе. - Ред.

В этой книге, простой и беспощадно правдивой, рассказано о том, как люди разных наций, но одинаково разумные истребляют друг друга, разрушают вековые плоды своего каторжного и великолепного труда, превращая в кучи мусора храмы, дворцы, дома, уничтожая дотла города, деревни, виноградники, как они испортили сотни тысяч десятин земли, прекрасно возделанной их предками и ныне надолго засоренной осколками железа и отравленной гнилым мясом безвинно убитых людей.

Занимаясь этой безумной работой самоистребления и уничтожения культуры, они, люди, способные разумно рассуждать обо всем, что раздражает их кожу и нервы, волнует их сердца и умы, молятся богу, молятся искренне и, как описывает это один из героев книги, молятся "идиотски одинаково", после чего снова начинают дикую работу самоубийства, так же "идиотски одинаково". На страницах 437 - 438 читатель найдет эту картину богослужения немцев и французов, одинаково искренне верующих, что в кровавом и подлом деле войны "с нами бог".

И они же затем говорят: "Богу - наплевать на нас!" И они же, герои, великомученики, братоубийцы, спрашивают друг друга:

"- Но все-таки как же он смеет, этот бог, позволять всем людям одинаково думать, что он - с ними, а не с другими?"

Мысля трогательно, просто, как дети, - в общем же "идиотски одинаково", - эти люди, проливая кровь друг друга, говорят:

"- Если бы существовал бог, добрый и милосердный, - холода не было бы!"

Но, рассуждая так ясно, эти великие страстотерпцы снова идут убивать друг друга.

Зачем?

Почему?

Они и это знают, - они сами говорят о себе:

"- Ах, все мы не плохие люди, но - такие жалкие и несчастные. И при этом мы глупы, слишком глупы!"

И, сознавая это, они продолжают позорное, преступное дело разрушения.

Капрал Бертран знает больше других, он говорит языком мудреца.

"- Будущее! - воскликнул он вдруг тоном пророка. - Какими глазами станут смотреть на нас те, которые будут жить после нас и душа которых будет наконец приведена в равновесие прогрессом, неотвратимым, как рок? Какими глазами они посмотрят на эти убийства и на наши подвиги, о которых даже мы сами, совершающие их, не знаем, следует ли сравнивать их с делами героев Плутарха и Корнеля или же с подвигами апашей?.. И, однако, смотри! Есть же одно лицо, один образ, поднявшийся над войной, который вечно будет сверкать красотою и мужеством!

Опершись на палку, склонившись к нему, я слушал, впивая в себя эти слова, раздавшиеся в безмолвии ночи из этих почти всегда безмолвных уст. Ясным голосом он выкрикнул:

- Либкнехт!

И поднялся, не разжимая скрещенных рук. Его прекрасное лицо, хранившее серьезность выражения статуи, склонилось на грудь. Но вскоре он снова поднял голову и повторил:

- Будущее! Будущее! Дело будущего - загладить это настоящее, стереть его из памяти людей как нечто отвратительное и позорное. И, однако, это настоящее необходимо, необходимо! Позор военной славе, позор армиям, позор ремеслу солдата, превращающему людей поочередно то в безмозглые жертвы, то в подлых палачей! Да, позор! Это правда, но это - слишком правда; правда для вечности, но еще не для нас. Это будет правдой, когда ее начертают среди других истин, постичь которые мы сумеем лишь позже, когда очистится дух наш. Мы еще далеки от этого. Теперь, в данный момент, это правда почти заблуждение; это священное слово только богохульство!

Он как-то особенно звучно рассмеялся и задумчиво продолжал:

- Как-то раз я сказал им, что верю в пророчества, только для того, чтобы приободрить их и заставить идти вперед".

Но, говоря так, спокойный, мужественный человек, уважаемый всеми людьми своего взвода, ведет их на бессмысленную бойню и умирает на грязном поле, среди гниющих трупов.

Во всем этом ярко и насмешливо горит убийственное противоречие, унижающее человека до степени безвольного инструмента, до какой-то отвратительной машины, созданной злой и темной силой на служение ее дьявольским целям.


Еще несколько книг в жанре «Классическая проза»

История одной гречанки, Антуан-Франсуа Прево Читать →