Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Добрынин Андрей
 

«Сборник поэзии 5», Андрей Добрынин

Андрей Добрынин

Сборник поэзии 5

Постепенно тоска разъедает мое естество, Чтоб я заживо умер, чтоб в страхе чуждался всего, Чтоб в телесном мешке, ковыляя средь уличных стад, Нес бы внятный лишь мне нестерпимый, чудовищный смрад.

Все забрызгано ядом меня отравившей змеи, Разлагается мир, сохраняя лишь формы свои, До чего ни дотронусь - разлезется внешняя ткань И зловоние гнили безжалостно стиснет гортань.

И о чем ни подумаю - словно зловонья хлебнул; Пусть улыбкой своей окружающих я обманул, Но честнее меня заурядный покойник любой Он лежит в домовине и землю не грузит собой.

Я увижу пригорок уютный, узор травяной, На мгновенье постигну все то, что случилось со мной, И покатятся слезы, поскольку никто ведь не рад В стройной храмине мира во всем видеть только распад.

Я внезапно увижу, как дивно вокруг бытие, Только радости нет - запоздало прозренье мое: Я уже не от мира сего, а пришелец оттоль, Где лишь скрежет зубовный во тьме, безнадежность и боль.

Не спеши в этих строках напыщенность видеть и ложь Ты по жизни плывешь, но не знаешь, куда приплывешь, В Море Мрака впадает немало невидимых рек, И кто выплыл туда - по названию лишь человек.

2001

Андрей Добрынин

Я не умею примирять То, что не знает примиренья: Хочу писать стихотворенья, Хочу деньгами козырять.

Я не умею отвечать Своим желаньям несовместным: Хочу быть искренним и честным И много денег получать.

Мне разрешить не по плечу Противоречие такое: Хочу свободы и покоя И много денег я хочу.

Пускай наступит светлый век, Чтоб в упоительное братство Вступило с творчеством богатство И сбросил цепи человек.

В том веке в ресторан "Шеш-Беш" Смогу я привести профуру И заграничную купюру Швейцару прилепить на плешь.

2001

Андрей Добрынин

В Китае жил Дэн Сяопин, Три жизни прожил он, считай, Поскольку был он важный чин И пил лишь водку "Маотай".

Другие пили самогон, Ведь был их заработок мал, И ежедневно миллион От отравленья помирал.

И тут же миллионов пять На смену им рождалось вновь, Чтоб неуклонно проявлять К стране и партии любовь.

Был невелик доход того, Кем не заслужен важный чин, Ведь думу думал за него В Пекине вождь Дэн Сяопин.

А чтобы вождь сумел понять, Как сможет расцвести Китай, Он должен чаще отдыхать И пить под вечер "Маотай".

Порой проблема так остра, Что весь сознательный Китай Поймет вождя, коль он с утра Уже налег на "Маотай".

А впрочем, понимать вождей Не дело нашего ума. Они для нас, простых людей, Духовность высшая сама.

Но знал китайский гражданин: Трудись - и вызовет в Пекин Тебя сам вождь Дэн Сяопин И как уж ты ни возражай, Он скажет сам тебе:"Чин-чин" Разлив по рюмкам "Маотай".

2001

Андрей Добрынин

Я не люблю предметы моды, Чья ценность мерится деньгами, Зато люблю смотреть на воду, Зато люблю смотреть на пламя.

Как память об иной отчизне Мне танец пламени и дыма. В нем вечность и текучесть жизни Переплелись нерасторжимо.

Покуда пламя, как котенок, Ворочается на угольях, Выходит память из потемок, Сгустившихся в моих покоях.

Ты помнишь? В той стране прекрасной Жизнь словно греза проплывает. Любовь там может быть несчастной, Но безответной не бывает.

И грусть во мне не зря рождает Вода, воркующая нежно: Мне кажется, она впадает В края моей отчизны прежней.

Там призрак нищеты проклятой Не в силах нас обеспокоить, Ведь даже самый малый атом Никто не может там присвоить.

Не будет в тех угодьях чудных Того, что тягостно, как гири Воспоминаний, даже смутных, О здешнем беспощадном мире.

2001

Андрей Добрынин

Народ мой, ты не обижайся, Хочу я жить с тобою дружно, Но одобрение народа, Скажу я прямо,- мне не нужно.

Художника твои восторги, Поверь, ничуть не беспокоят. Ведь только наглая банальность В твоих глазах чего-то стоит.

Твой дух ленивый неспособен Пройти и нескольких ступеней По лестнице самопознанья К огромности моих прозрений.

Не мне, кто чужд тебе и странен, С тобою ввязываться в счеты. Пусть на глупцов и шарлатанов Твои посыплются щедроты.

И парадокс тебе неведом, Который мне давно привычен: Лишь безучастным отщепенцам Народ еще небезразличен.

2001

Андрей Добрынин

Шуршит метла, и пыль клубится, И наступает чистота. Я чистоты хочу добиться В своем районе неспроста.

В грязи живут спокойно турки, Литва, эстонцы, латыши... Валяющиеся окурки Не оскорбляют их души.

Мы не должны уподобляться Жестоким этим племенам, Иначе немцы возмутятся И не дадут продуктов нам.

Изящные американцы, В чьих душах - Байрон и Шекспир, Свои мелодии и танцы Не пустят в наш телеэфир.

У нас сердитые японцы Отнимут телемонитор, И нам останется в оконце Таращиться на грязный двор.

Угрюмы, голодны и голы, Бродить мы будем взад-вперед, Но ни глоточка кока-колы Никто нам больше не нальет.

Чтоб нам не стать страной-изгоем И быть у лучших стран в чести, Нам надо на рассвете строем Свой дворик слаженно мести.

И у контейнеров помойных, В кустах и возле гаражей Должны ловить мы недостойных, Повсюду гадящих бомжей.

На землю положив бутылку, Мы с ней соединим бревно, Чтоб по лохматому затылку Бомжа ударило оно.

И уж никто ходить погадить Не будет к нашим гаражам, И сможем мы бомжей спровадить Туда, где место всем бомжам.

2001

Андрей Добрынин

Слышится в темных дворах мерное лязганье жести Это мой робот Колян вышел бутылки сбирать. Да и другое добро тоже Колян подбирает Если, к примеру, мужик пьяный на травке заснул, Тут же Колян подбежит, быстро карманы обшарит И в довершенье всего снимет часы с мужика. Действует ловко Колян - эту программу по сбору Всяких полезных вещей сам я в него заложил. Если ж появится вдруг автомобиль милицейский, В киберпространство Колян тут же скользнет от греха. Неутомимо Колян может бродить по округе, Но через спутник ему я посылаю приказ: "Живо в ночной магазин! Водки купи и пельменей И поезжай в тот бордель, где мы гуляли на днях. Девок когда приведешь, будь покультурнее с ними Ты вон спираль у одной хреном своим разломал. Я ведь могу и тебя сделать искуственной бабой. Бабой ты стать захотел? Нет? Ну тогда не быкуй". Так я Коляна журю, но, коль признаться по чести, Дорог мне кибершельмец, это созданье мое. Он ведь точь-в-точь человек - это уж я постарался Кожей с бомжа одного я его как-то обшил. Зря нас пугают войной с армией роботов злобных Если искусственный ум будем мы делать с умом, Ежели в робота мы вложим благие понятья, Станет он другом для нас и дорогим существом. Вот вам пример налицо - наша житуха с Коляном. Киберсознанье его и человеческий мозг Так гармонично сплелись, так дополняют друг друга, Что для меня словно сын - робот по кличке Колян.

2001

Андрей Добрынин

Я жестче стал и как-то злее На склоне лет, в поре вечерней. К примеру, Тельман мне милее, Чем все пророки жадной черни.

Куда ни глянь - жируют шельмы, Повсюду хари, а не лица, И кажется, что ожил Тельман И ходит по моей столице.

Униженность приводит к вере, И эта вера безгранична В то, что врагам такого зверя Не завалить уже вторично.

Порой бездарно и гестапо, Порой и ФСБ никчемно. Крадется зверь на мягких лапах И жертвы воют обреченно.

Придется им маячить в окнах И в сумрак вглядываться дико, И слышать на столичных стогнах Раскаты рокового рыка.

Им впору землю пробуравить, Чтоб спрятаться в подобье штрека. Они-то думали здесь править Свой шабаш до скончанья века.

И ничего не значат деньги, И многим делается дурно, Когда идут во мраке тени С угрюмой выправкой юнгштурма.

Как камень будут в бликах ночи Надбровья командира шествий Теперь он равенства не хочет, Теперь он хочет только мести.

2001

Андрей Добрынин

От сладострастных грез ужасно сложно, Почти что невозможно защититься Вот груди раскрываются роскошно, Вот прыгают задорно ягодицы,

Вот дерзко улыбнулась молодица, И ваше сердце екнуло тревожно, И вот уже вы начали трудиться, Введя плешивца своего подкожно.

Вот вскрикнула любимая истошно Но вам внезапно делается тошно: Вы вспомнили, что это лишь виденье Из тех, что мучат в келье одинокой Людей, томимых бедностью жестокой,И с плачем вы клянете провиденье.

2001

Я не поклонник отдыха на Кипре, Я не любитель дорогих духов. Свой выбор я остановил на "Шипре" И на избенке в гуще лопухов.

Я потребляю меньше, чем колибри, Мой заработок просто чепухов, Но из кудели дней в итоге выпрял Я золотую нить моих стихов.

Те люди, что всегда мне были чужды, Себе упорно измышляют нужды И каждый день над ними торжествуют; А я, ведомый нитью золотою, Великой буду принят высотою, Где нужды вообще не существуют.

2001

Андрей Добрынин

Меня считают люди недотепой И, видимо, считают справедливо. Они-то, контактируя с Европой, Узнали сотни способов наживы.

Казалось бы, сиди, глазами хлопай, Впивай их мудрость, как сухая нива, Но я к ним поворачиваюсь жопой, Что, безусловно, крайне неучтиво.

Я выгляжу немного глуповато Такая внешность, как я понимаю, Рождает в людях тягу к поученьям, Но в уши я заталкиваю вату И только дури собственной внимаю, На умных глядя с крайним отвращеньем.

2001

Орнаментами мхов украшен щедро лес, Обит лишайником, весь в занавесях хвойных, И папоротники подобьем вод спокойных Стоят во впадинах, где всякий звук исчез.

Нет, папоротники - как вышивки принцесс, Невидимых принцесс, живущих в залах стройных, Что увлекают нас, пришельцев недостойных, Меж нескончаемых игольчатых завес.

Хоть в интерьерах здесь отыщутся, наверно, Все арабески, все орнаменты модерна, Причем изысканность с величьем сплетена, Однако особь здесь заблудшую людскую Не тронет красота: поняв обман, тоскуя И дико голося, стремится прочь она.

2001

Она вполне достойна оды, Андрей Добрынин Мохнатая четвероножка, Мистический символ свободы, Зверь ночи - маленькая кошка.

Пусть у стола она канючит, Зато изящна и опрятна, И жить по-своему не учит, И выражается понятно.

Не кошка учит жить, а люди Посредством едких замечаний, Как будто я призвал их в судьи Моих неправильных деяний.

Свой опыт маленький рутинный Они считают за образчик. Я бью учителя дубиной И заколачиваю в ящик.

А ящик тот кидаю в море Иль в кратер грозного вулкана, Но и оттуда, мне на горе, Звучат советы непрестанно.

Восстанет из огня советчик, Из хляби сумрачной взбурлится... Подобных призраков зловещих Одна лишь кошка не боится.

Она их люто ненавидит, Они и кошка - антиподы, В них мудрый зверь угрозу видит Священным принципам свободы.

Он хочет им вцепиться в яйца И вмиг становится уродлив, Как сон запойного китайца, Как некий страшный иероглиф.

Он норовит вцепиться в пенис Назойливому педагогу, Шипя, щетинясь и кобенясь И приближаясь понемногу.

Застонет скорбно привиденье И сгинет в пламени и вони, А зверь мне вскочит на колени И ткнется мордочкой в ладони.

Он заурчит, прикрывши глазки, И засыпает понемножку Не зверь мистический из сказки, А просто маленькая кошка.

2001

Андрей Добрынин

За созидательный труд ждать бесполезно награды Жизнь моя может служить ярким примером тому. Разве я мало спаял кибернетических женщин? Но покидали затем эти мерзавки меня. Жизнь обрести не успев, тут же они начинали С бытом других киборгесс скромный свой сравнивать быт. Ну а затем на меня сыпались градом упреки В том, что я скуп и жесток и вообще негодяй. Дескать, у тех киборгесс больше роскошных нарядов, Дескать, на джипах они ездят туда и сюда. "Дура,- подруге своей я разъяснял терпеливо,Ты с человеком живешь - это ведь счастье, пойми. Разбогатеть на Земле киборгу только под силу, Богом такое Земле установленье дано. Так неужели тебе любо кататься на джипе С киборгом, в чьей голове - жалких четыреста слов? Я, создавая тебя, внес в твою киберпрограмму Тягу к искуству, и вкус, и пониманье стихов. Я ведь в тебя не вложил вроде бы жажду богатства, Ты же в погоне за ним бросить готова меня". Но уговоры, увы, были всегда бесполезны, Ибо подругу мою ждал во дворе "мерседес". С горечью я нажимал кнопку на радиопульте, Чтоб у мерзавки в башке закоротить провода, И обращался затем к прежним безрадостным мыслям, Хоть над любимой рыдал киборг внизу во дворе. Если ты создал, творец, женщину для обихода, Знай, что такой оборот с нею возможен всегда. Женская сущность у ней, все остальное вторично, И на программы свои ты не надейся, мой друг. Я же скажу тебе так: слишком мы все усложнили, Бабу паяешь, пыхтишь, а благодарности ноль. Лучше уж брать нам пример с маленьких мудрых тайваньцев: Любят они надувных неприхотливых подруг. С ними забот никаких - чуть подкачаешь насосом, И с дорогим существом можешь общаться уже. Если же что-то не так, выдерни просто затычку, И бунтовщица тотчас сдуется, робко шипя. Видимо, мудрость в любви тоже приходит с Востока, Так обрати же, мой друг, взоры на остров Тайвань.

2001

Андрей Добрынин

Люблю сидеть, читая книжку, И что-то вкусное жевать. Свою-то жизнь прожить непросто, Чужие проще проживать.

Свою-то жизнь не остановишь, Хоть и горька она порой, А книжку можно и захлопнуть, Коль в тягость сделался герой.

Своя-то жизнь почти иссякла, Но в книгах жизнь кипит вовсю. Читая книжку, ты бессмертен, Как Агасфер Эжена Сю.

И если "Агасфер" наскучит, Другую книжку можно взять, А жизнь своя - как труд на черта: Хоть тошно, а изволь писать.

Свою-то жизнь ты пишешь кровью, И это - окаянный труд, Ведь всякий раз на полуслове Любого автора прервут.

Нет, лучше жить в литературе, Следить за замыслом творца И видеть логику сюжета И обоснованность конца.

А жизнь своя - пустая книга: Ведь было множество идей, А перечитываешь снова И не находишь смысла в ней.

2001

Андрей Добрынин

Ты сможешь отдохнуть, философ, На тростниковых берегах, На плоскостях озерных плесов, На розовеющих лугах.

Там ветер катится по травам, Влетев откуда ни возьмись, Ты там поймешь, что нет отравы Зловредней, чем людская мысль.

Мысль ходит в черепе, как поршень, И накипает, как в котле, Но вдруг взлетит с дороги коршун, Терзавший жертву в колее.

Туда-сюда на точке взрыва Мысль воспаленная снует, Но вдруг дорогу торопливо Тебе перебежит енот.

И поначалу с недоверьем, Ну а потом совсем легко Себя почувствуешь ты зверем, В сосцах копящим молоко.

И птицей, в бритвенном сниженье Срезающей метелки трав И утихает напряженье, Другую голову избрав.

Ты, умствуя как в лихорадке, Мог не заметить никогда, Как утомленные касатки Рядком обсели провода.

Присядь на хворую скамейку, А взором в небо устремись, И ты поймешь, насколько мелко Все то, что нам приносит мысль.

Ведь ей с той мыслью не сравниться, Которая и есть Господь, В которой ты, и зверь, и птица Приобрели и кровь, и плоть.

2001

Андрей Добрынин

Нам плыть четыре километра, Волна по днищу барабанит И терпеливо против ветра Натруженный моторчик тянет.

Недаром мы разжились лодкой Возбуждены удачной ловлей, Теперь плывем себе за водкой Туда, где есть еще торговля.

И вновь с очередным подскоком Гроздь капель по лицу стегает, И кажется: слепящим соком Плод мира щедро истекает.

Стирая блещущие капли, Мы видим на недальнем бреге, Как очертания набрякли И млеют в ясности и неге.

Как будто ждут чьего-то взгляда Деревни, плесы и растенья, И встречной зыби перепады Подобны дрожи предвкушенья.

И лодка нас уносит в дали, От встречных выплесков колеблясь, Чтоб соку мира мы придали Необходимый хмель и крепость.

2001

Андрей Добрынин

Бегут бесчисленные гребни, Тростник - за ними без оглядки, А неподвижные деревни Их провожают, как солдатки.

Простор весь полон этим бегом, И мягкий берег тем спокойней. Над ним надежным оберегом Белеет кротко колокольня.

Покинь озерную безбрежность, Где воды катятся упруго, И погрузишься в безмятежность Позванивающего луга.

Там купы лиственного леса Сошлись у тихого затонца. На лодке выбирают лесу, И рыба вдруг блеснет на солнце.

К воде там лошади спустились И пьют, а в ходе передышек Те капли, что с их губ скатились, Ты видишь как цепочку вспышек.

Нелегок путь преображенья, И только здесь подать рукою От напряженного движенья До совершенного покоя.

2001

Андрей Добрынин

Немало есть таких, кто в собственной подруге Вдруг киборга открыл и задрожал в испуге, Кто на ночь, например, лобзал ее в висок И вдруг почувствовал под кожей проводок. Из этого, мой друг, не стоит делать драму, Не стоит вопрошать:"Кто внес в тебя программу? Кто подослал ко мне? С задачею какой? Немедля отвечай и не верти башкой". Не стоит в ход пускать допросы и побои, Будь господин страстей и овладей собою, Пойми, что девушке никто не объяснял, Кто, для чего, когда и как ее спаял. Ей нечего сказать - до ветхости и слома Программою своей всегда она ведома. Начинка у таких пластмассовых голов Нехитрые мечты и двести-триста слов. Мы, люди, киборгов значительно капризней, Мы вечно ищем смысл в печалях наших жизней, А надо принимать, учась у киборгесс, Жизнь как таковую, как сладостный процесс. И все-таки, мой друг, уняться ты не хочешь, За лживость ты свою любимую порочишь, Крича:"О Господи, да как же в ночь любви Я слышал пылкие стенания твои И был последний стон разнузданно-неистов?! То не любовь была, а шутка программистов!" Но разве ты в ту ночь не плыл по морю чувств? И разве ищут ложь в условностях искусств? Возьми в пример себя: придя в кинотеатр, Чтоб снова посмотреть картину "Терминатор", Не сетуешь ведь ты, что на экране - вздор, Поскольку робота играл мясной актер? В подруге ты давно неладное заметил, Но оглядись вокруг и, коль умом ты светел, Признай: неодолим общественный прогресс. Ведь все твои друзья купили киборгесс, Относятся тепло к покладистым подругам, Все их параметры, мужским собравшись кругом, Привыкли обсуждать, и ты их не злословь: Коль это не любовь, то где искать любовь? Недаром женщину сменяет киборгесса Ведь только лучшее несет нам ход прогресса; Коль так устроен мир, то гнев людской нелеп Не нам противустать течению судеб.

2001

Андрей Добрынин

Есть камни на лугах, ушедшие на отдых, И словно ордена - лишайники на них. Видны им отблески на неспокойных водах, Их обметает шелк метелок полевых.

Когда-то с ледником катились эти глыбы, Грозя перемолоть сырую жизнь Земли, Но льды уставшие в озерные изгибы, Во впадины болот расслабленно сползли.

А этим валунам ледник доверил сушу, На взгорьях, на мысах оставив над водой, И почва вобрала их розовые туши, Из-под лишайника блестящие слюдой.

Но протекут века - и вновь горбы поднимет Из сумрачных болот восставшая напасть И тяжко поползет, и Землю всю обнимет, На этих валунах основывая власть.

2001

Андрей Добрынин

Молочно-розовый от пива, Испитого уже с утра, Передвигаюсь я лениво Прошла суетности пора.

Бродя бесцельно по неделям Из края в край Москвы родной, От суеты укрыт я хмелем, Как будто призрачной стеной.

Я должен к вечеру надуться, Катясь по этой колее, А денежки всегда найдутся Ведь я недаром стал рантье.

Решил я жизненной тревоге Покой и пиво предпочесть. Переставляя мерно ноги, Ищу местечка, где присесть.

А сесть опять же близ разлива, Сверкающего янтарем, Чтоб новый груз седого пива Осел в животике моем.

В неспешных долгих переходах Так протекает каждый день, И это с бою взятый отдых, А вовсе не пустая лень.

Порой плетется рядом кореш, А раньше шел любимый брат, Но сытная пивная горечь Сильнее горечи утрат.

Я не задергаюсь пугливо, Как там событья ни сложись Вовеки не иссякнет пиво, Иссякнут только плоть и жизнь.

2001 Андрей Добрынин

Когда мой дом сломают тоже, Как тысячи других домов, Тебя я умоляю, Боже, Не будь тогда ко мне суров.

Фигурной кованой оградой Не обноси мой новый дом, И чистотой меня не радуй, И не сели буржуев в нем.

И неприступного вахтера В моем парадном не сажай, И не мети с площадок сора, И воздуха не освежай.

Дай запахами общежитья, Как в детстве, мне упиться всласть, Дай на ковровое покрытье Украдкой кучу мне накласть.

Дозволь мне бронзу исцарапать, Сломать бесшумные замки, Ведь я в душе обычный лапоть, Мне эта роскошь не с руки.

Дозволь мне кошек вопли слышать, Не трогай мата на стене, Свободный выход дай на крышу Всей окружающей шпане.

Дай без помех закончить скрытно Жилье в порядок приводить, Чтоб собутыльников не стыдно Туда мне было приводить.

2001

Андрей Добрынин

От чтенья книг немного прока, Хотя, возможно, мой двойник В какой-нибудь из стран Востока Блаженство почерпнул из книг.

В трудах я старюсь одиноко, Но смысла жизни не постиг, И рока яростное око Пронзает грудь пучками пик.

Пусть рок ко мне немилосерден, А сам я беден, болен, смертен Я книги все хочу прочесть: В моей глупеющей отчизне Блаженства нет в подобной жизни, Но некий смысл, однако, есть.

2001

То, что с мыса озерного взору открылось, Вековечно, обычно - и все-таки дивно, И из глаз моих словно стрела устремилась, Чтобы воды и сушу скрепить неразрывно.

И неважно, в какую прицелится точку Этот взор, ибо в силу духовной природы Он вокруг подзаборных ничтожных цветочков Заставляет вращаться и сушу, и воды.

Возвратится с добычею он и беззвучно На равнины души оседает золою. Богатеет душа и становится тучной, Накопляя пласты плодородного слоя.

Вдохновенье растет не из сора и праха, А из духа, пронзившего воды и сушу. Дальше - дело труда, и для будущих пахот Я готовлю тяжелую жирную душу.

2001

Андрей Добрынин

Цвет щек моих угрюмо-фиолетов, А кончик носа радостно-пунцов. Законодатель мод, король паркетов, Я промотал наследие отцов.

Любой мой день кончается попойкой, А утром я найти себя могу В чужом сортире, или за помойкой, Или - зимой - закопанным в снегу.

Сведенным ртом я бормочу:"На помощь", Тоннель прокапываю, как барсук, И над сугробом, словно странный овощ, Я в тучах снега вырастаю вдруг.

Схватясь за сердце, падает старушка, Что мимо ковыляла, как назло, Но мне плевать - ведь мне нужна чекушка И ею порожденное тепло.

И я к ларьку сквозь вьюгу устремляюсь, Где топчутся другие алкаши. Я каждый день теперь опохмеляюсь, Чтоб сохранить спокойствие души.

Другие люди пусть в волненьях тонут, Чтоб спятить к старости в конце концов, Но все волненья мира не затронут Таких, как я, стихийных мудрецов.

И я в былые годы знал волненья, Свербившие, как некая парша. Теперь прозрачной толщей опьяненья Отделена от них моя душа.

К другим покой приходит лишь во гробе Над ними я хихикаю хитро, Поскольку затопил в своей утробе Души неповрежденное ядро.

2001

Андрей Добрынин

Если любишь ты, друже, читать прайс-листы, Бизнес-планы и мерзость подобную прочую, То не думай - не станешь козленочком ты: Станешь ты безответной скотиной рабочею.

Твои детки сведут на конюшню тебя, Подстрекаемы в этом супругой бесстыжею, И пойдешь ты в свой путь за одышкой и грыжею, Под немыслимой кладью надсадно хрипя.

Что искал ты в бумагах своих деловых? Видно, больше хотел ты, чем мог переваривать. От натуги теперь будешь кучи наваливать На бездушный асфальт городских мостовых.

Навсегда распростишься ты с яствами милыми, Ведь когда будут корму тебе задавать, Прайс-листы тебе будут подкидывать вилами, Бизнес-планы уныло ты будешь жевать.

И не стоит ворчать:"Бу-бу-бу, бу-бу-бу..." Прояви хоть немного терпенья похвального. Раз тебе было мало питанья нормального, То теперь ты не вправе пенять на судьбу.

2001

Андрей Добрынин

В одном кислотном клубе, где гам и теснота, Боролись мы с охраной, крича:"Едрена мать, Мы люди непростые и прочим не чета, У нас никто не вправе бутылку отнимать".

Охрана же молчала, пихая нас к дверям, От ярости холуйской зубами скрежеща, Тузя нас под микитки, под дых и по шеям, И уж в дверном проеме добавила леща.

Но нас вовек не смогут духовно превозмочь С мозгами земноводных подобные козлы. Из клубного подъезда мы вылетели в ночь, Но смело изрыгая угрозы и хулы.

Слюдой переливался под фонарями снег; Вокруг бродить мы стали в распахнутых пальто, Собачьим мерзлым калом закидывая тех, Кто выходил из клуба и двигался к авто.

Охрана выбегала на улицу подчас И с руганью бросалась к заснеженным кустам, Но вовремя друг другу кричали мы:"Атас!" В сугробы зарывались и замирали там.

Лежали мы в холодной и пресной темноте, Как мышки подобравшись, тихонечко сопя, Когда же уходили в свой клуб уроды те, Опять ночной столице являли мы себя.

Мы ухали свирепо, как пьяная сова, Пинками жесть помойки мы принимались мять, Чтоб в страхе осознала буржуйская Москва, Что не у всех разумно бутылки изымать.

Разумнее не видеть, что мы такое пьем, И контрабандной водкой нам дать упиться всласть Тогда мы подобреем, тогда не проклянем Все то, что нам по правде пора давно проклясть.

2001

Андрей Добрынин

Чтоб не сидеть на паперти с котомкой, Себя в газетах надо продвигать. Читаю:"Быть готова экономкой. Воспитанна. Анал не предлагать".

И я, обдумывая эти строки, Подспудный вызов сразу чую в них Как бы намеренье разить пороки Грядущих благодетелей своих.

Ведь это встарь нас Родина питала, А ныне кормит босс или патрон. Он нас не просит верить в идеалы Он просит лишь подставить афедрон.

И это требование понятно О женщина, возьми скорее в толк: Есть в жизни то, что мило и приятно, Но есть еще святое слово "долг".

И если долг ты крепко осознала, Тогда нагнись, упершись в руки лбом. Я не фанатик грубого анала, Но я за честность в бизнесе любом.

Ты можешь хныкать, никого не тронув, И лишь сопротивляться не моги. Сама звала ты боссов и патронов Настало время отдавать долги.

И попусту о чести не печалься У всех времен своя бывает честь: Сегодня подставляешь зад начальству, А встарь под пули надо было лезть.

2001

Андрей Добрынин

На людей я гляжу с нехорошим прищуром, Ведь любому из них что-то нужно, я знаю, И пускай передохнет вся живность земная, Лишь бы сытно жилось этим низким натурам.

Надо мной они вьются, подобно амурам, Но при этом всем сердцем любовь презирая. Настрадался от их лицемерья сполна я И от этого сделался желчным и хмурым.

Если б встретился мне человек без хотений, Я ему мог бы вверить и тело, и душу,Нет, не то: я его полюбил бы как брата, На него расточал бы свой сказочный гений, Перед ним распахнул бы и море, и сушу, Как единственный клад, не боящийся траты.

2001

Видел я, как, сплетаясь, бегут арабески По стенам усыпальницы древнего хана, И как бьются оркестра внезапные всплески У подножия плоской пещеры органа;

Как в высоты безмерные храмовой фрески Сотни душ воскуряются благоуханно; Как выходит артист в электрическом блеске И овации к рампе летят ураганно.

Постигая художества зреньем и слухом, Я в уме их затем перебрал, подытожил И решил, что поэты отстали от века: Постигается стих непосредственно духом, Ну а дух-то в наш век ослабел, обезножел, Он сегодня - завистливый, злобный калека.

2001

Андрей Добрынин Кино про мерзостных вампиров Мне не показывайте впредь. Из жизни фавнов и сатиров Мне фильмы нравится смотреть.

Они не прячутся под землю, Не рыкают и кровь не пьют, А где придется сладко дремлют, В резной тени найдя приют.

Листва текучая березы На их тела бросает крап И соблазнительные грезы Ниспосылает им Приап.

Тот жар, который в жилах бродит, Который в них Приап зажег, Их безошибочно приводит На некий тайный бережок.

И у подножья медных сосен, Вечерним светом облита, На терракотовом откосе Мелькнет пастушек нагота.

Испуг, погоню и в неравной Борьбе ослабшую красу Все эпизоды жизни фавна Я в сердце бережно несу.

И я, как в этом странном фильме, Леса облазил от и до И наконец на старом ильме Дриады высмотрел гнездо.

Напрасно вы меня искали В гнезде дриады наверху, Как мальчиком на сеновале, Я в птичьем нежился пуху.

И я, как мальчиком, бывало, Мечтой наполнил ход часов, Хоть жизнь людей ко мне взывала, Смущая тишину лесов.

Ну что, краснея от натуги, Ревете вы "Андрей, Андрей"? Мне хорошо в гнезде подруги, А вы подите прочь скорей.

2001

Андрей Добрынин

В часы, когда небо набрякло угрюмым свинцом И клочья теряет, над щеткой антенн волочась, Бреду я Тверской с перекошенным, жутким лицом, Как будто мне вставили нечто в казенную часть.

Еще накануне вкушал я покой и комфорт, Менял секретарш, в дорогих ресторанах кутил, Но тут из Кремля незаметно подкрался дефолт И по лбу меня суковатой дубиной хватил.

Любой содрогнется, увидев мой мертвенный взгляд И слюни, текущие на заграничный пиджак, И кажется мне, что вокруг Каракумы лежат, Где жертвы дефолта белеет иссохший костяк.

И вот по Тверской совершаю я траурный марш, В упорном молчанье тараня людей круговерть, Ведь жизнь без шофера, охранников и секретарш На самом-то деле - прешедшая заживо смерть.

Вчера я бы мог заместителя вызвать к себе И долго, чаек попивая, глумиться над ним, И вот сиротливо бреду в человечьей гурьбе, Пугая прохожих расхристанным видом своим.

Украл у меня подчиненных коварный дефолт И сделал обычным ничтожеством с тощей мошной. Теперь не румян я, как прежде, а гнилостно-желт, Ведь мертвое время раскинулось передо мной.

Неужто вы, люди, не слышите траурных труб И плакальщиц хору ужели не внемлете вы? Вчера - бизесмен, а сегодня - безжизненный труп, С разинутым ртом я блуждаю по стогнам Москвы.

2001

Андрей Добрынин

Стоит в степи скотомогильник, Но если влезешь на него, То и тогда в степном раздолье Не обнаружишь ничего.

Прохожие здесь крайне редки, И им, конечно, невдомек, Что смертоносную бациллу Скрывает этот бугорок.

Когда-то дохлую скотину Сюда складировал колхоз, А после в яму сыпал известь, Лил керосин и купорос.

А уцелевшую бациллу Сырой засыпали землей. Но вы не путайте бациллу С какой-нибудь трусливой тлей.

Бацилла стискивала зубы, Как в замке Иф Эдмон Дантес, И знала, что увидит снова Лазурный свод родных небес.

И понял я ее страданья, Ее тоску, и боль, и злость, И потому мне всю неделю Ни днем, ни ночью не спалось.

Бацилла ведь не выбирала Свою судьбу, размер и стать, А то бы розовым фламинго Она бы пожелала стать.

И прежде чем свои упреки Бросать в лицо сурово ей, Взгляните, сколько расплодилось Так называемых людей.

Отсюда духота, и склоки, И загрязнение среды, И лишь вмешательство бациллы Прореживает их ряды.

Хоть жадно жрет себе подобных Венец природы - человек, Но он в порядке, а бацилла В могиле коротает век.

Андрей Добрынин

Однако Бог распорядился, Чтоб наступило время "Ч", И вот я на скотомогильник Пришел с лопатой на плече.

Да, я спасу тебя, бацилла, Ведь я по жизни милосерд. Дам молочка тебе сначала, А после посажу в конверт.

Лети в Америку, бацилла Хоть с ней мы нынче и дружны, Но не всегда же на Россию Все шишки сыпаться должны.

2001

Андрей Добрынин

Стих мой напоминает робота, Устаревшего робота с пятнами ржавчины, Допотопные схемы его - на лампах, И его медлительность просто бесит.

Если я посылаю его куда-то, Он идет, погромыхивая и лязгая, Высоко, как ездок на велосипеде, Поднимая разболтанные колени.

Стопу припечатывает к земле он Плотно, словно давя таракана, И на мгновение замирает, Как будто ждет тараканьей смерти.

И вновь затем начинает движение, Такое неуклюже-размеренное, Что всем прохожим, то есть читателям, Тоску и зевоту оно внушает.

Но иногда затрещит в нем что-то, Где-то искра пробьет изоляцию, И сила тока меняется в контуре, И напряжение буйно скачет.

Тогда он подергивается в судорогах И, как медведь, начинает приплясывать, И громыхает - словно хохочет, Веселью грубому предаваясь.

Свое веселье однообразное Он дополняет резкими звуками Так же размеренно и монотонно Кричит тукан, бразильская птица.

Все это выглядит крайне нелепо, Внушая уныние и брезгливость Всякому зрителю, то есть читателю, Но, к счастью, длится это недолго.

Вскоре приплясывающий робот Пустит дымок, запахнет резиной, Потом зловоние станет гуще, И треск раздастся, и брызнут искры.

Секунду назад веселился робот, Откалывал всяческие коленца, Но вдруг скует его неподвижность И он замрет, растопырив члены.

Андрей Добрынин

Так, значит, вновь берись за отвертку И вновь отвинчивай ржавый кожух, И вновь паяй старинные схемы, Откуда искра так легко уходит.

И пусть меня порицают люди, И пусть в семье нелады и склоки, Но от мороки с постылым роботом, Похоже, мне никуда не деться.

Ведь я давно уже сделал вывод, Свое земное сочтя имущество: Если не будет этого робота, То ничего вообще не будет.

2001

Андрей Добрынин

Люди добри, поможите, я не местный, Родом я с архипелага Туамоту. Человек я одаренный, интересный И согласный на различную работу.

Тыщу баксов собираюсь получать я, Чтоб снабжать моих сородичей харчами. У меня ведь есть троюродные братья, Лишь недавно они стали москвичами.

Например, могу я в клубе быть барменом, Ловко смешивать различные напитки, А могу быть в том же клубе шоуменом, Раздеваясь в ходе номера до нитки.

Знаю я новинки видеоэкрана, Одеваюсь исключительно по моде, И не смейте, словно грязного Ивана, Заставлять меня ишачить на заводе.

Я - готовый дистрибьютер, супервайзер И риэлтер,- я вообще по всем вопросам, И не стоит так кривиться, русиш шайзе, Все равно я скоро стану вашим боссом.

И не стоит обзывать меня дебилом, Захребетником и прочими словами Жду я с родины посылочку с тротилом, Вот тогда уже и потолкую с вами.

2001

Я немногого смог в этой жизни добиться Ни буржуем не стал, ни светилом науки, Но зато я могу, словно хищная птица, Издавать характерные резкие звуки.

Этих звуков довольно проста подоплека Просто клетку мою ненароком толкают, И тогда раздается скрежещущий клекот И все певчие птички вокруг замолкают.

2001

Все то, что в мире выделялось, все то, что привлекало в нем, Сегодня утром уравнялось, слилось в ничтожестве своем. Однообразна и зловеща легла до горизонта гладь, И в мире не осталось вещи, которой стоило б желать.

2001

Андрей Добрынин

Пошли мы как-то с батей на охоту И только сели выпить за пристрелку, Как вдруг тарелка села на болото Космическая страшная тарелка.

Из люка вылез инопланетянин, Похожий на Ирину Хакамаду, И в ужасе я прошептал:"Батяня, По-моему, уебывать нам надо".

"Постой сынок,- пробормотал папаша И перезарядил стволы картечью. Пусть говорит начальник экипажа, Похоже, он владеет нашей речью".

И правда, нечисть вдруг заголосила: "О, колоссаль, тургеневская сценка Лес, мужики и водка! Мы в России! Радируйте без промедленья Центру.

А мужики нам, кажется, не рады. Эй, чабаны, чего вы так надулись? Вот факс от депутата Хакамады, Мы сели точно, мы не промахнулись.

Да, мы на месте,- молвил гуманоид, Потягиваясь всем нескладным тельцем. Нас здесь, в России, хорошо устроят, Мы знаем, что здесь любят всех пришельцев".

"Ну да,- папаша возразили,- любили Тому назад, наверное, лет двадцать, Пока они себя не проявили, Не дали нам как следует просраться.

Мне не указ политика большая, Ведь с головы гниет любая рыба, А здесь, в лесу, покуда я решаю, Поэтому лети откуда прибыл".

"Что ты сказал? - проблеял гуманоид. Да ты, деревня, знаешь, с кем связался?" И выхватил ручной гиперболоид, Но батя расторопней оказался.

Дуплетом по тарелке он заехал Неплохо бьет проверенная тулка: Рвануло так, что докатилось эхо До каждого лесного закоулка.

Андрей Добрынин

Взрывной волной, как на аэроплане, Нас прямо к дому вынесло из бора. Хоть на ночь мы и тяпнули с папаней, Я все метался и заснул нескоро.

И снилось мне уродливое зданье В Москве, у Александровского сада, Где темной ночью слышатся рыданья Из офиса Ирины Хакамады.

Ей привезли сородичей останки, Поведали про гибель экипажа... А в душной хате дрыхнул на лежанке Без всяких снов жестокий мой папаша.

2001

Андрей Добрынин

Мечтали друзья стать лихими матросами, А я был уверен, что сделаюсь летчиком. Никто не мечтал торговать пылесосами И быть заурядным богатым молодчиком.

Никто не мечтал вызывать отвращение У всякой талантливой мыслящей личности И быть мироедом, несносным в общении, Которого радуют лишь неприличности.

Ах, где же вы, дети с живыми мордашками, С мечтаньями в сердце, с горящими взорами? Хотелось ли вам заниматься бумажками, Счетами, платежками и договорами?

Ни землепроходцами, ни водолазами Не сделались те, с кем секретничал в школе я. Теперь они киллеров кормят заказами, Чтоб денег кровавых нахапать поболее.

Теперь уже с теми былыми детишками На поле одном мне зазорно погадить. Они не поделятся с ближним излишками, Им ближнего проще в могилу спровадить.

Мечты унеслись, словно вольные всадницы, Друзьям же одно в этой жизни осталось: В сиденье "линкольна" впрессовывать задницы И думать безрадостно:"Жизнь состоялась".

2001

Андрей Добрынин

Нажив подагру и одышку, Навряд ли я утешусь тем, Что выпустил недавно книжку И был отмечен кое-кем.

Слежу за похоронным действом,Собрата хоронить несут,И откровенным фарисейством Мне кажется народный суд.

Бедняга из-за пропитанья Гнул спину с самых юных пор Ну и к чему теперь рыданья, Пустых похвал ненужный хор?

Мой стих людей облагородит И вознесут меня они, Но очень тихо слава ходит, А уж тем паче в наши дни.

Мой стих взорлит над всей державой И зазвучит в любом мозгу, Но я приобретенной славой Попользоваться не смогу.

Покуда в кучах шарлатанства Все длилась критиков возня, Постылый труд, тоска и пьянство Губили медленно меня.

Внедрилась хворь в мои печенки, Иссяк мой юношеский пыл. Прощайте, вина и девчонки, Я раньше крепко вас любил.

2001

Андрей Добрынин

Толпа на выход поспешает, В ней много всяческих калек. Вот что-то сам себе внушает Безумный страшный человек.

Скелет, ходячая чахотка, Бежит, плюясь туда-сюда. Плетется, испаряя водку, Слабак, не знающий труда.

Бежит горбун, всегда сутулый, И злобно думает о том, Что если стал бы он акулой, То горб служил бы плавником.

И уж тогда Москву родную От страха затрясло бы вмиг И все б кидались врассыпную, Узрев чудовищный плавник.

Я заявляю вам по чести Я понимаю горбуна. В толпе я с ним страдаю вместе, И ненавистна мне она.

Я тоже маленький, сутулый, Меня приметить мудрено, Однако грозною акулой В душе являюсь я давно.

Когда бы охватила сушу Внезапно водная среда, Тот, кто имел большую душу, И сам бы стал большим тогда.

Вся мелкота людская молча Дрожала бы, зарывшись в ил, Лишь я, художник, в водной толще Один бы грациозно плыл.

2001

Андрей Добрынин

Ослизлостью бесцветной рыбьей Весь город нынче осквернен. Над парком беспокойной зыбью Повисли оклики ворон.

И думать нынче мне досадно Под их колеблющийся карк, Что ввечеру идти обратно Мне снова через этот парк.

Что будут, простирая пики, Огни над прудиком висеть, И будет ветер гнать их блики В мелкоячеистую сеть.

Что жизнь моя в труде и быте Вся плоской стала, словно блин, И хочется вогнать событье В ее середку, словно клин.

Неужто нынче все маньяки Из города бежали прочь? Ведь есть же девушки-гуляки, Деревья, и туман, и ночь.

Пора приверженцу насилья В ночи пред девушкой предстать, Воздеть ручищи, словно крылья, И фаллос жилистый достать.

Чтоб мог я вовремя явиться, Маньяка по башке хватить, И обомлевшую девицу По-мушкетерски подхватить.

А после, не скрывая гнева, К маньяку обратиться так: "Опять ты здесь? Не трогай деву И спрячь немедленно кутак.

Ну что ты вытаращил зенки? Учти: допрыгаешься ты, И бросят в грязные застенки Тебя свирепые менты.

Ведь на такого соплежуя Они навесят тьму грехов. Давно о том тебе твержу я, Но ты на редкость бестолков.

Андрей Добрынин

Так промышляй в своем районе, А в мой отныне ни ногой. Ты - тля, а я давно в законе, Вот так, товарищ дорогой".

И побредет маньяк, сутулясь,Ведь на такси не ездит он,Сквозь бесконечность мокрых улиц В свой скудный заводской район.

А я ночной туман столицы Вдохну, как некий сладкий яд, И на недвижную девицу Переведу свой тяжкий взгляд.

2001

Андрей Добрынин

Мне кажется, что в наше время Бог стал неряшлив, слаб и дряхл, И чем его плешивей темя, Тем гуще волосы в ноздрях.

Его суставы шишковаты, В заду бугрится геморрой, В его ушах желтеет вата, Пропитанная камфарой.

Он злых людей теперь боится, Ведь им опасно возражать: Ворвутся в райскую светлицу И станут бить и унижать.

Я успокаиваю Бога: "Не хнычь, не бойся, я с тобой. Продержимся еще немного И в ходе лет случится сбой.

Пусть нечисть, беззаконья множа, На все готова посягнуть, Но ты не вмешивайся, Боже, Не проявляйся,- просто будь.

Ведь как бы зло ни ликовало, Вернемся оба, ты и я, Как то не раз уже бывало, Обратно на круги своя.

Пропустят лишь одно биенье Зубцы машины мировой, И ты восстанешь из забвенья Как Бог карающий живой.

И смерть опять пойдет с Востока В поход по тысяче дорог На злых, которые высоко Дерзнули вознести свой рог.

Затопишь ты смолой и серой Их мир, коснеющий в алчбе, И я опять проникнусь верой Не нужной, в сущности, тебе.

2001

Андрей Добрынин

Везут в колясках матери детей По сути дела, будущих людей. А у меня в душе какой-то зуд Хочу я знать, куда их привезут.

Я вижу в детях новый день страны, И все мамаши понимать должны: Неверный путь для детища избрав, Ты на него лишишься всяких прав.

Зачем суешь ты книжку пацану? Она ведь увлечет его ко дну, Где бедность - образ жизни и закон, Но сам бедняк твердит, что счастлив он.

Такое счастье хуже всяких бед: Компьютер, телевизор и мопед, Все то, что украшает детский век, Купить не может книжный человек.

Да, ты юна, но все-таки ты - мать, Должна бы ты инстинктом понимать: Коль не чураться книжек, как чертей, То обездолишь собственных детей.

Малыш бубнит сердито:"Бу-бу-бу" Он отвергает жалкую судьбу; Он бьется, плотью собственной томим, И на глазах становится другим.

Мамаша, приглядись к ребенку ты В нем бизнесмена явные черты: Резцы ондатры, когти как у льва И плоская драконья голова.

Ты приглядись - и вдруг захохочи; Защелкают незримые бичи, И, бешено колясочку катя, Ты прямо в бизнес привезешь дитя.

2001

Андрей Добрынин

Я хотел бы сложить свое тело Из фрагментов бесчисленных тел: Так, изящные пальцы енота Позаимствовать я бы хотел.

Я хотел бы, чтоб кисточки рысьи На ушах у меня отросли И чтоб я пошевеливал ими, Уловляя все звуки Земли.

Синевой отливающий панцирь Мне хотелось бы взять у жука И седые тяжелые ядра У бегущего вдаль ишака.

Взять у страуса важную поступь И осмысленный взор - у бобра, И у разных тропических птичек Взять по три самых ярких пера.

Взять сутулую мощь у бизона, У жирафа - недюжинный рост, А еще у того же енотаа Оттопыренный кольчатый хвост.

И расхаживать, перья топорща, На прохожих глядеть с торжеством, Ощущая себя наконец-то Гармоничным вполне существом.

2001

Андрей Добрынин

Здесь, где камень хрустел под пятой мирмидонца И гудела щитов воспаленная медь, Я тебя вспоминаю, зажмурясь на солнце, Хоть и знаю, что мы не увидимся впредь.

Здесь как жертвенник ствол шишковатого дуба От вьюнка, что прижался к суровой коре, И порой ветерок, как знакомые губы, Пробегает по телу в бесстыдной игре.

Смех в очах и беспечные темные кудри, Губы как лепестки и пушок на щеке Я такой тебя встретил в заснеженном утре И такой сохраню в этой нежной строке.

И моей ты была, и, как нимфа потока, Не давалась ты мне, между пальцев скользя. Ты порочной была и чуждалась порока, И тебе воспротивиться было нельзя.

Эта сила на радость дана - и на горе, Я осилил ее - и не смог побороть. Я вхожу в свою память, как в теплое море, Освежая души обнаженную плоть.

Ты и зла, и добра. Ты живешь как стихия, Припадая то к тем, то к другим берегам, И с любовью тебе посвящаю стихи я, Хоть и знаю, что ты равнодушна к стихам.

2001

Андрей Добрынин

Почитатели Помоны и Вертумна И всей римской старины почтенной, Надо жить нам спокойно и бездумно, Наслаждаясь гармоничностью Вселенной.

Надо вовремя заканчивать работу, Ибо всю ее вовек не переделать, Да и силы уменьшаться стали что-то, Взор поблек и шевелюра поредела.

Надо сесть в мягком свете предзакатном У ручья, что бежит почти бесшумно, И покажется близким и понятным Тайный замысел Помоны и Вертумна.

Видно, боги так распорядились, Чтобы люди, не взысканные властью, Те, что мирно жили и трудились, Приближались в этой жизни к счастью.

Есть плоды и вино молодое, Хлеб и сыр - а большего не надо, И довольны боги простотою Нашего житейского уклада.

Бог лениво помавает дланью, И к нам тут же рой вестников несется, Ибо если скромны твои желанья, То желаемое обретется.

2001

Андрей Добрынин

Коль в тебе деловитости подлинной нет, Лучше было б тебе не родиться на свет. Топоча, хохоча, пробежит молодежь Не собьют, так потом ты и сам упадешь.

Все, что ты в прежней жизни пытался создать, В новой жизни - балласт, бесполезная кладь, А полезно, похоже, уменье одно На поверхность упорно всплывать, как говно.

Никого не обманет усталый твой вид В наши дни лишь богатый вполне деловит, Ты же только скорее отъедешь в дурдом, Изнуряя себя бесполезным трудом.

Телевизор смотреть тебе там разрешат На экране счастливцы вовсю мельтешат. Хорошо им плясать на житейской волне, Ибо собственной вони не слышат оне.

Провоняешь и ты средь отверженных душ, Ведь для психов считается роскошью душ, И себя ощутишь ты простым и земным, И смиришься, и станешь спокойным больным.

2002

Андрей Добрынин

Усердная молитва ни разу не зажгла Жемчужный нежный венчик вкруг женского чела, И только состраданье к упавшему в пути Тот свет из кущей рая способно низвести.

Уборщица-гречанка в больнице городской Я знаю, что смотрел я с болезненной тоской; Ты уловила взгляд мой и тут же подошла, Поправила подушку, покушать принесла.

И враз озноб улегся и боль исчезла вдруг От ласкового взгляда и от касанья рук. Так знай же: жить ты будешь под сводами хором, Где горбиться не надо со шваброй и ведром.

Там вкусишь наконец-то отдохновенье ты Среди непреходящей прекрасной чистоты За то, что в бедном сердце, назначенном страдать, Мистическою розой взрастила Благодать.

Была ты некрасива, в летах уже была, Но знаю: будет в вышних греметь тебе хвала, И ангелы восславят Господень правый суд И одесную Бога тебя перенесут.

2002

Андрей Добрынин

Земля была застлана дымом И пушки урчали вдали, Когда мы поднялись, товарищ, И в путь свой нелегкий пошли.

Умолкла пальба во Вьетнаме, Но в мир не спустилась любовь, И вскоре в далекой Анголе Орудья залаяли вновь.

А мы все шагали, товарищ, Не мысля нигде отдохнуть, И, словно две добрых собачки, Стихами свой метили путь.

А грозный, щетинистый некто По нашему следу бежал, И метки обнюхивал наши, И рыком свой гнев выражал.

Поставил щетинистый некто На все роковую печать, Не смеет никто посторонний Угодья его помечать.

Он нас посторонними сделал, Упорно по миру гоня. Афганские пушки умолкли, Но все не смолкает Чечня.

В чаду возмущения люди Свою сокрушили тюрьму, Но некто их всех перессорил, Чтоб только царить самому.

И пусть замолчали орудья В заморских каких-то местах, Но ждет свою жертву убивец В ракитовых русских кустах.

И пусть объявили свободу, Но русская почва дрожит То грозный, щетинистый некто По нашему следу бежит.

А все шагаем, товарищ: Пока мы проворны в ходьбе, Не может щетинистый некто Всю землю присвоить себе.

2002

Андрей Добрынин

Под папоротником - как в сонных водах И в вересковой дымке розоватой Лежат лощины и холмы лесные И ходока уносят вдаль, как волны.

Но словно странной призрачной преградой Лес отделен от взора человека Смотри и восхищенно прикасайся, Но непреклонна отчужденность леса.

Вот мох пружинит под твоей ногою, Вот ты потрогал звездчатый лишайник, Все это близко и доступно чувствам, И вместе с тем в безмерном отдаленье.

У леса ты не спрашивай дорогу Он слишком далеко, он не услышит, Но ты ориентируйся по солнцу, На стук моторки вдоль речного русла.

Когда же ты на тракт проезжий выйдешь, То так приветна пыль его обочин, Как будто дорогой ковер расстелен До самого крыльца твоей избушки.

И весело идти - ведь ты же знаешь, Что ждет тебя твой домик неказистый, Который ты, так сладко уставая, С друзьями сам построил прошлым летом.

2002

Андрей Добрынин

Моя любимая живет в Китае, За мутною рекою Хуанхэ, А здесь все женщины, которых знаю, Писателя пошлют на букву "х".

Я их частенько обижал, тщеславясь, И хлебным злоупотреблял вином, И ныне я в глазах моих красавиц Не более чем безобразный гном.

Им невдомек, что брань и оплеухи Должна покорно женщина терпеть; Что, ежели самец пришел не в духе, Он может и совсем рассвирепеть,

А потому претензии, упреки И просьбы денег лучше отложить И мысленно принять его пороки, И жирной пищей монстра ублажить.

Как весело проходит час обеда С той женщиной, чья родина - Китай! Она не гложет вроде короеда, А подливает водки "Маотай".

Затем она, развеселясь от водки, Хватает лютню - и пошла чесать, И до того, что отлетят подметки, Она затем намерена плясать.

И развеваются шелка халата, От диких воплей стекла дребезжат, И странно думать, что я жил когда-то В Москве, где каждый скован и зажат.

И пусть китайка неказиста с виду Ее, сопя, целую я взасос, И забываются тогда обиды, Которые от женщин я понес.

2002

Андрей Добрынин

Люди боль откуда-то выносят И потом куда-то переносят, А куда потом ее девают, Почему-то их никто не спросит.

Где хранится боль в резервуаре? Ведь она же неуничтожима. Страшно, что в болезненном угаре Как-нибудь заложит в дамбу бомбу (Или же, точнее, бомбу в дамбу) Нигилист, поднаторевший в сваре, Ради изменения режима.

Чтобы не добрался злобный некто До такого важного объекта, Надо взять то место под охрану, Там поставить своего префекта.

Люди боль упорно переносят, А куда, скажите мне на милость? Пусть об этом жестко их допросят, Ведь от страха сердце истомилось.

Будут переносчики страданья И протестовать, и материться, Но заставят их разговориться Сталинские методы дознанья.

Некогда миндальничать! Ведь нам бы Главное - не допустить до взрыва, А иначе с треском рухнет дамба, Вал свирепый прыгнет на столицу, И на миг мелькнут в волнах разлива Наши перекошенные лица.

2002

Андрей Добрынин

Здоровье у меня на ять, В порядке все мои дела, Но где же мне подругу взять, Чтоб понимать меня могла?

Я верю - все случится, как В завязке телемелодрам: Моя любовь войдет в кабак, Где я сижу по вечерам.

И я, как рыба хвостокол, Шипами глаз ее пронжу, И плюхнется она за стол, Где каждый вечер я сижу.

И опишу я ей тогда В Чечне все подвиги мои И у горы Урус-Балда Ожесточенные бои.

Как я вставал, крича:"Вперед, Ура, за Путина, сынки!" И, обернувшись, видел - прет Весь батальон за мной в штыки.

Как бешеных бородачей Из автомата я косил, И знать навряд ли нужно ей, Что я от службы откосил.

Пусть что-то я присочинил, Пусть даже все - от "а" до "я", Но я героев не чернил Напротив, к ним тянулся я.

Ведь я же вижу как сейчас Всех тех, кого я уложил, Ведь я, покуда вел рассказ, И впрямь геройской жизнью жил.

Увидев взор мой огневой, С ума вдруг девушка сойдет, Поняв, что перед ней герой, И вскоре на спину падет.

И как, скажите, ей не пасть В противоборстве половом? Герой всегда имеет власть Над слабым женским естеством.

Андрей Добрынин

А те, что мучились без баб В грязи, на линии огня, Мне не засунут в глотку кляп Они как раз поймут меня.

И скажет павший ветеран, В раю услышав мой рассказ: "Для дела можно врать, пацан, Уж ты там отдуплись за нас".

Да, так сложилось в наши дни У каждого своя стезя: Урус-Балду берут одни, Другим же рисковать нельзя.

Они об ужасах войны Должны поведать за столом И женщин всей большой страны Согреть своим мужским теплом.

2002

Андрей Добрынин

Как ты смеешь свой жребий хулить, человек? Пусть в обиде ты даже на мир и людей, Но ведь есть еще мир благородных идей, И уж он-то тебя не отвергнет вовек.

А когда ты устанешь от умственных нег, То к метро выходи и в ладони своей Сосчитай с бормотаньем остатки рублей И в ларьке попроси разогреть чебурек.

А когда чебуреку в резиновый бок Ты вопьешься зубами отъев полукруг, То холодного пива запросит душа, И на пиво деньжонки отыщутся вдруг, И во рту закипит горьковатый поток, И, хрустя по ледку, подойдут кореша. Вместе с радостным смехом, с пожатием рук С моря теплого вдруг долетит ветерок: Тут-то ты и постигнешь, что жизнь - хороша.

2002

Я, поверьте, ничуть не в обиде на то, Что вы сердце мое попытались разбить И что речью, отточенной, как долото, Постарались мне также и мозг продолбить.

Для поэта все женские зверства - ничто, Из-за них он себя не намерен губить Он лишь выпьет с товарищем десять по сто, Чтобы после, как слон, о любви вострубить.

И когда его к дому товарищ ведет, Не давая хмельному поэту упасть, Сам поэт семенит, как лунатик, по льду, Но он видит вокруг не сугробы, не лед Он с любимой находится в дивном саду, Раздевает ее, извлекает елду... Такова вдохновенья великая власть.

2002

Андрей Добрынин

Как манекенщица от Гуччи, С народом я надменен был, И потому на всякий случай Мне каждый встречный морду бил.

Но я воспринимал увечья Подобно Божией росе: Казалось мне - я знаю нечто Такое, что не знают все.

Народ сворачивал мне челюсть, Давал пинки и плющил нос, Но, как таинственную ересь, Я это нечто всюду нес.

Народом, яростно сопящим, Приравнивался я к врагу, Но при раскладе подходящем Не оставался я в долгу.

Вот так, нажив вставную челюсть И сплюснутый остяцкий нос, Свою таинственную ересь До лет преклонных я пронес.

А ныне знание благое, За кое всяк меня лупил, Как в результате перепоя, Я взял и полностью забыл.

Оборвалася нить сознанья И не припомнить, что и как. Кругом снега, трамваи, зданья, В мозгу же - беспросветный мрак.

Изречь бы слово громовое Но лишь мычу я, как немой. К чему же были все побои И травмы все, о Боже мой?!

2002

Андрей Добрынин

Тот, кто храпом своим оскверняет потемки, Никому не желает, конечно же, зла, Но здоровье мое превратилось в обломки От бессонных ночей, коим нету числа.

Был недавно и я человеком добрейшим, Пока жизнь не свела нас под крышей одной, А теперь осознал, почему мы их режем Даже близких людей, не считаясь с виной.

Вот, смотрите: лежит человек одаренный, Образованный, знающий много всего, Но одно занимает мой мозг изнуренный: Как бы мне половчее зарезать его.

Да, не сам выбирал он себе носоглотку, Как нельзя, например, выбирать нам судьбу, И лежит, и во сне улыбается кротко... Но по мне ему лучше лежать бы в гробу.

Храп сродни обезьяньим паскудным гримасам, Он смолкает, чтоб снова злорадно взреветь, То журчит тенорком, то зарыкает басом, То в нем слышатся флейты, то трубная медь.

Издевательством кажутся эти рулады. Понял я: коль оставить в живых храпуна, В отношенья людские проникнут досада, Неприязнь, раздраженье, и вспыхнет война.

На войне же выказывать надо геройство; Не случайно Басаев так всем надоел: Он кончал Академию землеустройства, Ну а там в общежитии кто-то храпел.

Вижу, ты меня понял, ты малый неглупый: Коль храпун среди ночи захрюкает вдруг, Ты тихонечко нож под подушкой нащупай И на цыпочках двигайся тихо на звук.

И поверь, что трудна только первая проба Дальше легче пойдет: ведь тобою во мгле Управляет не мелккая личная злоба, А желание мира на этой земле.

2002

Андрей Добрынин

Печальный вид: народ страны огромной, Подобно крысам, там и сям шныряет, Подсчитывает что-то, отмеряет, Прикидывает - в жажде неуемной

У ближнего отбить достаток скромный, И образ человеческий теряет, И, чтоб добыть какой-то хлам никчемный, В ловушки очевидные ныряет.

О жалкий мир! Меня ты не уловишь, Тем более избрав орудьем лова Смешные блага нынешнего века. Какую кару ты в ответ готовишь Не ведаю, но сердце к ней готово, И ты бессилен против человека.

2002

Гремя, как лягушонка в коробчонке, В своем авто несется по ухабам Лихой богач к своим продажным бабам, И брызжет грязь на шубку старушонке.

Пусть старая ругается в сторонке, Но наш герой давно не внемлет слабым У тех, кто стал грядущего прорабом, Слабеют слуховые перепонки.

Пусть к новым он летит приобретеньям, С пути сметая ближних беспощадно, И метит смрадом все земные вещи, Но в некий час, подобно смутным теням, Исчезнет все, что обретал он жадно, И вечность расхохочется зловеще.

2оо2

Андрей Добрынин

Так бывает со всеми: несвежую страсть утоля, Ковыляешь к окну, чтобы снять созерцанием стресс, Но лежит под окном разложившийся труп февраля И бельмом затянулось слезливое око небес.

Так бывает наутро со всеми, не только со мной: День, как бледный вампир, сквозь глазницы всосался в мой мозг И постылая женщина что-то бубнит за спиной, На вчерашние дрожжи в постели накушавшись в лоск.

Оттого образуется в печени черное зло; Помолчи хоть минутку и слов понапрасну не трать! Как тебя, в этот день окружающий мир развезло И распалась душа, и ее я пытаюсь собрать.

В этом хаосе надо заветную точку найти И душа из распада воздвигнется мощной, как встарь; Но по-прежнему ты чепуху продолжаешь нести "Бу-бу-бу, гу-гу-гу",- как хлебнувший с утра пономарь.

И внезапно пойму я: да просто ты с ним заодно Со всеобщим распадом, причем с незапамятных пор, И шепну я проклятье, слегка затуманив окно, И мне память шепнет, где на кухне хранится топор.

И к тебе не спеша повернусь я лицом от окна Был с утра у меня глуповатый пришибленный вид, Но вот это лицо из кошмарного выплыло сна, Сатанинская ненависть корчит его и кривит.

Ты умолкнешь на миг, содрогнешься, замочишь постель И в чем мать родила из квартиры ты ринешься вон. Что ж, уматывай, ладно,- ведь с трупом одна канитель... Для удобства обзора я выйду затем на балкон.

По разливам дворов, голося, ты бежишь босиком, Жидкой грязью заляпана вся, от макушки до пят, И тебе поделом - впредь не будешь молоть языком И соваться туда, где с гармонией бьется распад.

2002

Андрей Добрынин

Весьма идейным человеком был Тот, кто от кошелька меня избавил: Он воровских придерживался правил И отморозков наглых не любил.

Он проявлял необычайный пыл На всех правилках и себя прославил. Лишь вынужденно руки он кровавил И никого без дела не убил.

Зато в него пальнул какой-то мент, Воспользовавшись табельным стволом, И мебель перепачкал в головизне. Братвою возведенный монумент Дополню я осиновым колом В знак уваженья к этой славной жизни.

2002

Воспеть тебя - зачем? Ты не поймешь, В твоей душе ничто не отзовется Моей струне, что рвется и не рвется, Клянет и любит собственную дрожь.

Я не скажу, что радостно живется Мне без тебя - ведь это будет ложь, Но разуму с годами удается Входить туда, куда он был не вхож.

Я знал, что для меня бы жизнь с тобой Явилась вечным праздником и пиром, Хоть все вокруг с тоски едва не мрут; Но я спросил себя: кто я такой, Чтобы возвыситься над целым миром? И впереди увидел только труд.

2002

Андрей Добрынин

Мостки над чистой водой, В которой мелькают мальки, Нагретые солнцем доски.

Синеет водный простор Под ветерком прохладным В этот час предвечерья.

Но тишь в затоне моем: Вдали вскипели барашки, А здесь лишь тростник качнулся.

Лодка плывет вдали, Но громыханье уключин Слышится будто бы рядом.

На лодке к каждому мысу Хотелось бы мне причалить, Во всех постоять затонах,

Где в золотистой толще, В сплетеньях водных растений Красный плавник мелькает,

Где с шелестящим треском, Возникнув прямо из неба, Пропархивают стрекозы.

Но я никуда не плыву, Ведь выбор встает порой Двигаться или видеть.

Я удочку отложил, Ведь выбор встает порой Ловить или созерцать.

Мостки над водой озерной, Нагретые солнцем доски... Образ чистого счастья.

2002

Андрей Добрынин

В напоминание случайно Составятся кусочки дня, И память по протоке тайной В былую жизнь помчит меня.

Ведут таинственные знаки Туда, где юности земля, Где нищи старые бараки, Зато роскошны тополя.

Их в небо, словно кубки света, Подъемлет вечер на весу. Как странно, что предместье это Досель я в памяти несу.

Везде на лавочках старухи, А стариков почти что нет. Терзают дети, словно мухи, Единственный велосипед.

И в небе с детской перекличкой Сплели стрижи трамвайный звон, И я привычной перемычкой От мира здесь не отделен.

Я в нем способен раствориться, Играя, в беспредельность впасть Не посторонняя частица, А кровная, родная часть.

2002

Андрей Добрынин

Молча снуют летучие мыши Под расцветающим небом ночи. Море у берега тяжко дышит, Словно удобней улечься хочет.

Под фонарем мошкара мерцает, Ниже, как в цирке, жабы расселись. Слышу всех тварей сейчас сердца я, Это не просто сверчки распелись.

Как днем, предметы можно потрогать, Но беспредельность всего коснулась И в море светящаяся дорога К призраку судна вдаль протянулась.

Любой предмет походит на призрак, Поскольку жизнью живет нездешней, Поскольку тьма, как всеобщий признак, Его связует с бездною внешней.

Я слышу сердца бесчисленных тварей, Звонко и слаженно их биенье, И море дышит, словно в угаре, В немом экстазе объединенья.

2002

Андрей Добрынин

Если ты вздумал на мероприятье Посостязаться с поэтом в питье, Брось неразумное это занятье, Иль уподобишься быстро свинье.

Крайне опасно тягаться с поэтом Нам, представителям расы людской: Он не откажется, но ведь при этом Бог наделил его медной башкой.

Ведь у поэта железная печень, Брюхо бездонное Гаргантюа, А вместо нашей обыденной речи Пенье бюльбюля и рыканье льва.

Пеньем он всех обольщает в застолье, Рыкает грозно на неких врагов, Но смертоносный прием алкоголя Вроде щекотки для медных мозгов.

Жертва поэта излишнюю водку, Стоя под фикусом, мечет в бадью, Сам же поэт развлекает красотку, Ей указуя на жертву свою.

Или две жертвы вдруг примутся драться, Самозабвенно друг друга тузя. Сколько погублено так репутаций, Скольких друзей потеряли друзья!

Но для писаки все нежности эти Не представляют цены никакой. Сядет он пасквиль строчить на рассвете, Хоть и с гудящею медной башкой.

Прошлый скандал вспоминает он в лицах: Как, за беседою с ним окосев, Кто-то вдруг стал на посуду валиться, Кто-то уснул, в туалете засев.

Вот для его вдохновения почва, Вот он каков, поэтический нрав Мог бы писака тактично помочь вам, Но лишь смеется, изрядно приврав.

Так что, друзья, избегайте писаки, Но из различных укромных засад Вы ему делайте дерзкие знаки И, вереща наподобье макаки, Брюки спустив, демонстрируйте зад.

2002

Андрей Добрынин

Я знаю лучшую из стран, Там правит мудрый президент, Зовут страну Узбекистан, И главный город там Ташкент.

Растет там дерево хурма И не бывает там зима, Растет там дерево инжир, В его тени покой и мир.

Но есть немало злых людей, В Узбекистан они ползут, От глупых собственных идей Они испытывают зуд.

Они хотят срубить хурма, Чтоб в теплый край пришла зима, Они хотят срубить инжир И растоптать покой и мир.

Но поздно ночью президент Покинет скромный свой дворец, Он ходит ночью по Ташкент, Как наш заботливый отец.

Людей недобрых как чума Он видит прямо через тьма (Вариант - увидит он в тени хурма) Людей недобрых как вампир Увидит он в тени инжир.

И он ударит в барабан И все увидят злых людей, И потому в Узбекистан Нет ни убийца, ни злодей.

Цветет там дерево хурма, Злодей сидит себе тюрьма, Цветет там дерево инжир, А в нашем плове много жир.

Цветет там дерево хурма И не бывает там зима, Цветет там дерево инжир В его тени покой и мир.

2002

Себя понапрасну не мучай, Андрей Добрынин Уляжется горе - и вновь Ты скажешь спасибо за случай, Твою погубивший любовь.

Себя не терзай понапрасну, Ты просто не видишь пока, Куда тебя двигает властно Сквозь жизнь провиденья рука.

Пусть дни твои тянутся тускло Сдержи неразумный упрек: Свое непреложное русло Пророет подземный поток.

Пусть беды приходят стадами, Но ты над собою не плачь Лишь много позднее с годами Проявится смысл неудач.

В унылом житейском пространстве Не жди озаренья извне, Но бережно музыку странствий В душевной храни глубине.

Не стоит в окрестном пейзаже Выискивать к отдыху знак Лишь музыка верно подскажет, Где можно устроить бивак.

И выше житейского счастья Ты счастье почувствуешь там Где жизни бессвязные части Расставятся вмиг по местам.

2002

Снова брезжит над Киевом мягкий рассвет, Как вставал он когда-то и в прежней стране, Ну а я позабыл уже, сколько мне лет, Значит, годы истории числить не мне.

И не мне причитать про распад и развал И про то, что нельзя по живому кромсать. Я распад в виде водки в себя заливал В тот момент, когда мог бы хоть что-то сказать.

Не видать мне над Киевом вставшего дня, А из зеркала шепот:"Не все ли равно?" Что ж, по сердцу и печени режьте меня, Ведь живого во мне не осталось давно.

2002

Андрей Добрынин

Теперь в нас соки жизненные скисли, Одрябла плоть и мудрость возросла, И все мы пишем "Максимы и мысли" Фантазиям подобным нет числа.

Но как, дружок, бумагу ни корябай, Я не забуду, собутыльник твой, Как некогда, отвергнут пошлой бабой, Об липкий стол ты бился головой.

Я помню, твой несносный современник: Чтоб подарить той стерве бриллиант, Ты сочинял куплетцы ради денег И беспощадно грабил свой талант.

Ты не внимал разумной укоризне И только чудом вылез из дерьма... Кто бестолочь такую учит жизни, Тот сам, похоже, выжил из ума.

Неодолима глупость молодежи, И в пользу книг мне верится с трудом, Так пусть дерьма хлебнет она того же, Чтоб те же книги сочинить потом.

2002

Андрей Добрынин

Коль каждый вечер пьешь ты пиво, То не узнаешь грешных мыслей, А если пьешь его помногу, То мыслей вообще не будет.

Вдруг на тебя собака рыкнет, Но ты скажи ей хладнокровно:"Как ни рычи и как ни гавкай, Тебе пинка я не отвешу.

Взгляни, нелепое созданье, На дольку лунную в тумане, Почувствуй, что весна настала, Лелеющая все живое".

Собаку обойди сторонкой, Стерпи сегодня униженье,В глазах великого пророка Ты тем приобретешь заслугу.

И дальше двигайся по парку, И дева из кустов возникнет Она там робко оправлялась, На каждый шорох озираясь.

Она, узрев твою фигуру, Напоминающую краба, Шарахнется,- но ты, однако, Иди, как шел, своей дорогой.

Коль ты не повалил девицу В кусты хрустящие обратно И шарфик ей не сунул в глотку Ты этим приобрел заслугу.

Коль ты не снял часы "Победа" С руки какого-то пьянчуги, Распластанного на газоне,Ты этим приобрел заслугу.

Избегнув всех дурных поступков, Ты сам становишься пророком И тем приобретаешь право На все, чего не сделал прежде.

И скоро, скоро день настанет, Когда ты вновь напьешься пива И в парк войдешь - но выступая Походкой богочеловека.

Все то, чего не сделал прежде И что намерен сделать нынче, Теперь полно святого смысла, Не внятного обычным людям.

Андрей Добрынин

Скажи случайному зеваке, Пихая девушку в кустарник: "Уйди, нелепое созданье, И не мешай святому делу.

И убери свою собаку, Не то я вышибу ей зубы, И знай, что мне девица эта Потом сама спасибо скажет".

2002

Андрей Добрынин

Чего от нас хотят буржуи? А то ты до сих пор не понял! Чтоб силу ты имел большую, Но был покладистым, как пони.

Чтоб начал ты без перекуров, В противность собственной природе, С утра до вечера, как курва, На них мантулить на заводе.

И нет ни логова, ни лаза, Где удалось бы отсидеться. Буржуй везде - от этой расы Нам никуда уже не деться.

Тебе по-дружески скажу я: Напрасно ты о воле бредишь. Все учтено, и ты буржуя Никак по жизни не объедешь.

Сгибай же перед ними спину, Пусть это будет вроде ширмы, Но между тем купи стрихнина И жди до юбилея фирмы.

Буржуи любят юбилеи, Где пьют с народом по глоточку. Прижмись к хозяину смелее И брось в стаканчик порошочку.

Буржуй вдруг ухмыльнется криво И изо рта повалит пена, И взоры членов коллектива На нем сойдутся постепенно.

Упав на стол, он будет биться Средь одноразовой посуды, И будут люди с любопытством Таращиться на это чудо.

И, доедая бутерброды, Пока не началась облава, Признает коллектив завода, Что праздник выдался на славу.

2002

Андрей Добрынин Как приходит ко мне вдохновение, То приподнятость чувствую я, Также чувствую легкое жжение, Где конкретно - не важно, друзья.

Я иду извиваясь мучительно, И подскок совершаю порой, и не стоит смотреть подозрительно, Ибо тут ни при чем геморрой.

И глистов не случалося медикам У меня обнаружить в говне, И томленье, присущее педикам, Незнакомо, по счастию, мне.

Это попросту гнет свою линию Аполлон, стрелоносный божок, И чтоб я не пытался отлынивать, Вновь меня он где надо зажег.

И своими гримасами жуткими, И словечками "на хуй" и "блядь", И окопными сальными шутками Я не должен бы вас удивлять.

Ведь скотина, и та беспокоится, Если сунут ей перцу под хвост, И поэма в душе моей строится, В титанический тянется рост.

И покуда свое сочинение До развязки я не доведу, Отдохнуть не позволит мне жжение, Мусикийское жженье в заду.

Ну а после душистыми мазями Я себя умащаю в шагу И, как прежде, случайными связями И винцом услаждаться могу.

Я веду себя в обществе душкою, Забывая былой моветон, И зовут меня барышни Пушкиным, Ибо я безупречен, как он.

И швыряю со смехом капусту я, Не боясь разориться дотла, Ибо знаю, что скоро почувствую Жар божественный возле дупла.

2002

Когда несешь без размышления Андрей Добрынин Тяжелый груз мирских забот, То повышается давление И по лицу струится пот.

А поразмыслить не мешало бы, Чтоб сбросить с челюсти узду. Со всех сторон ты слышишь жалобы На беспросветную нужду.

На сострадание нахлебники Давили испокон веков Мол, денег нету на учебники Для их оболтусов-сынков.

Да пусть растут не зная грамоты И вырастают дурачьем, Пусть даже вымрут, словно мамонты, Однако ты-то здесь при чем?

Ты тронут их плаксивой бедностью И помогаешь им, а зря Ведь над твоею бесхребетностью Они смеются втихаря.

Они скоты неблагодарные, И это видно по глазам. Наплюй на беды их кошмарные, Пусть каждый выживает сам.

Пускай сидят в пыли за печками И в подпол прогрызут дыру, Коль не оставлено местечка им На пышном жизненном пиру.

Пускай внизу среди накопленных Запасов разных пошустрят И пусть о ненасытных гоблинах Со страхом все заговорят.

Ты оберни все это шуткою, Чтоб длился радостный настрой, Пусть чавканье и вопли жуткие В подполье слышатся порой.

Чревоугодники и пьяницы Пируют, не боясь греха, И пусть со временем останется В хранилищах одна труха.

Успеешь ты тарелку вылизать, И все допить, и все доесть, И те, что из подполья вылезут, Тебя уж не застанут здесь.

2002

Андрей Добрынин Есть пес мистического склада, Теперь ему уже лет сто Он нападает из засады И отгрызает кое-что.

Подсел он вопреки природе На вкус людских дрожащих тел И ничего в людской породе Благословить он не хотел.

Но строго мы судить не будем Ушедшего в подполье пса: Он мстит за безразличье людям, Хватая их за телеса.

Они могли б в собачью школу Щенком его определить, Чтоб там его под радиолу Красиво выучили выть;

Он научился там считать бы По меньшей мере до шести И подмосковные усадьбы В мороз от жуликов блюсти;

Он умирал бы по команде И через палочку скакал И ни к какой собачьей банде Из принципа не примыкал;

Привык бы на прогулке рядом С ногой хозяина бежать И лишь тоскливым долгим взглядом Веселых сучек провожать;

Сносил бы стойко все побои И не показывал оскал, И прибирал бы за собою, Как кошка, зарывая кал...

Но этих мирных идеалов Мы не смогли ему внушить, И волосатых причиндалов Теперь он хочет нас лишить.

Он все беспривязные своры На нас пытается поднять, И тщетно будут живодеры Его по Коптеву гонять.

И тщетно будут по подвалам Менты отстреливать его, Ведь злым мистическим началом Его прониклось существо.

Андрей Добрынин

Он стал собачьим Моби Диком, И я давно уже готов К тому, что он однажды с рыком Ко мне рванется из кустов.

Заблудшего меньшого брата Его ни в чем я не виню, Хотя и знаю, что когда-то И мне он вцепится в мотню.

2002

Андрей Добрынин

Кто на людей взирает нежно Их просто очень плохо знает. Людская подлость неизбежно Его с годами доконает.

Они не брата в ближнем видят, А только дойную корову. Поверь, себе дороже выйдет Искать в них добрую основу.

Науку самооправданья Они постигли с малолетства: Возьмут взаймы - и до свиданья, И никакого самоедства.

Наврут с три короба - и ладно, И улыбаются:"А хуй ли..." Смотреть, похоже, им отрадно На тех, кого они обули.

Но эту гнусную отраду Мы доставлять им впредь не будем. Людей возвышенного склада Уже давно не тянет к людям.

Таких людей я не обижу И не унижу их престижа, А прочих люто ненавижу, А прочих люто ненавижу.

С людьми не следует стесняться, Пугать полезно матюками Всех деловитых тунеядцев С их петушиными мозгами.

Довольно мягкости и фальши, Не то погрязнешь в ихнем блуде. Должны мы разойтись подальше Я, человек, и просто люди.

2002

Есть такая артистка по прозвищу Ангел, Андрей Добрынин В порнофильмах она вдохновенно играет, Где мелькают мужские огромные шланги И достоинство женское все попирают.

Этот Ангел, как принято в радостном порно, Сам всегда предлагает мужчинам развлечься. Аппетитная барышня, это бесспорно, Но не мог бы я ею серьезно увлечься.

Я тут Ангела вызвал и начал ругаться: "Нет, любезная барышня, это не дело Достояньем своим как попало бросаться, А твое достояние - тучное тело.

Ты не знаешь цены своему достоянью И поэтому на спину падаешь сразу, А по правилам только ценою страданья Проникает плешивец к мохнатому лазу.

Ты, мой Ангел, в своей порностудии душной Совершенно забыла о жизни реальной, А ведь женщине быть полагается ушлой И не тратить зазря свой багаж сексуальный.

Опозданья, внезапные недомоганья, И намеки на множество горьких лишений, И - порой - истерические содроганья Есть неписаный кодекс людских отношений.

Кавалера положено чуть помурыжить, Года три, при удачном раскладде - четыре, Из него состоянье приличное выжать И затем у него водвориться в квартире.

А затем обнаружить, какой он мерзавец И насколько он все же тебя раздражает; Пусть возникнет тогда молчаливый красавец И порой потихоньку тебя утешает.

Вот в Москве все девчонки считают монету, Потому они смолоду при капитале, А в тебе ни малейшей серьезности нету, Амуницию скинула - и поскакали.

Стала случка у вас заурядным занятьем, Раздеваешься ты по-военному быстро, А в Москве все девчонки живут по понятьям И глядят сверху вниз на любого министра.

Я в любви не приемлю простейших решений И стою за незыблемость принятых правил. Непростых, многосложных хочу отношений, А не так: подошел, подмигнул и заправил.

2002

Андрей Добрынин

Когда задушил я восьмую старушку, Меня над покойницей прямо скрутили. Пришлось мне ментам отстегнуть на чекушку Меня отругали, но после простили.

Они меня поняли - ведь не со зла я, А просто должна же быть в жизни потеха. К тому же старушка и так пожилая, Она и сама собиралась отъехать.

Ментам же попался прохожий без денег, А тот, кто без денег - ленивый и глупый, И чтоб не гулял на свободе бездельник, Ему и вменили все старые трупы.

Старушечьей жизни понизился градус, Жила бы она все тусклей и бездарней, А так напоследок какую-то радость Она принесла симпатичному парню.

Старушка лишь попусту небо коптила Да зятя пилила, а тут отличилась Старушкино имя молва подхватила И в каждую голову с ним просочилась.

А тот лоботряс без копейки в кармане Пускай отдыхает в уютной Бутырке, Пусть думает, как зарабатывать money, Чтоб вовремя всем выставлять по бутылке.

Пускай он в Бутырке ума наберется Возможно ли быть гражданином без бабок, Но чтобы прозрел он, повесить придется На шею ему всех задушенных бабок.

По паркам туманным, мерцающим мутно, Я снова брожу в умиленье глубоком, Чтоб встречным старушкам поведать, как мудро Все в мире и в обществе сделано Богом.

2002

Андрей Добрынин Собаководов крупных много В моей недюжинной стране Пускай мне выведут собаку, Чтоб лучшим другом мне была. Чтоб с полуслова понимала Все то, что буду говорить, И чтобы брошенную палку Обратно доставляла мне. И чтоб читать она умела, Читая то же, что и я, И чтобы мог я эти книги С ней вечерами обсуждать. Чтоб мог ее до полусмерти Я временами колотить И чтоб она за это дело Потом не дулась на меня. Чтоб понимала, как непросто Бывает прокормить ее И, значит, я имею право Порой сорваться и вспылить. И чтоб красива та собака На удивление была И грациозною походкой Передвигалась взад-вперед. Мы будем жить в одной квартире, А значит, долго ль до греха? Но я не выгоню собаку, Упрек не брошу ей в лицо. Всю ночь ворочаться я буду, Переживать, вставать курить, А утром на рассвете встану И в загс собаку поведу. И ахнут все:"Какая пара!"Когда мы подойдем к дверям, И я от счастья покраснею И внутрь собаку протолкну. Я знаю: многие мужчины Давно с собаками живут Я покажу, как поступает С подругой честный человек. И так в наряде подвенечном Собака будет хороша, Что зависть ощутят мужчины, Чья жизнь проходит во грехе. И каждый со своей собакой Потом распишется из них, И заживут они спокойно, Глаза не пряча от людей. Им скоро принесут подруги Прелестных зверомалышей С когтями, с толстыми хвостами И в шерсти с головы до ног. Зато им свитера и шубки Да, будут нелегко ребятам Не нужно будет покупать. Даваться в школе языки, 2002

Андрей Добрынин Друзья предают за деньги, И деньги-то небольшие,Отсюда я делаю вывод, Что я неправильно жил: Друзьям хоть добро и делал, Однако, видимо, мало, Застенчив был и в итоге Любви к себе не внушил.

А если тебя не любят, То можно чего угодно Ждать от людей,- тем паче Коль речь о деньгах зашла. И двигаюсь я по жизни Как по стране разоренной, Где не найти приюта, Где выжжено все дотла.

Я голову не ломаю Над тем, почему неладно Устроена жизнь,- я понял, Что сам во всем виноват, И если где-то пригреют, То я веду себя кротко, Ведь для дальнейших скитаний Я стал уже староват.

Надеюсь, за эту кротость Терпеть меня будут долго. Я не корыстен,- просто Жизнь так пугает меня! А тем, кто меня пригреет, Я преданностью отвечу И охранять их буду В ночи и при свете дня.

Я буду дела их делать С тщанием и усердьем, Так велит благодарность За ласку и за приют, Хоть знаю - по сути дела Дела их сродни безделью, Другое дело - безделки, Которые между делом Такие, как я, поют.

2002

Коль на ночь ты берешь профуру, Андрей Добрынин То, чтоб в глазах ее не пасть, Ощупай всю ее фигуру, Заставь ее разинуть пасть.

Пусть девка вяло возражает Проверь наличие резцов: Ведь самки мало уважают Излишне трепетных самцов.

Бывает много разных шанкров, И важно их не прозевать, Иначе есть немало шансов На винт заразу намотать.

На уши обрати вниманье В них пыль копиться не должна, А душ взаимопониманье Есть дикость в наши времена.

Брехню про родственные души Иная слышит с детских лет И потому не моет уши Мол, спишет все менталитет.

Я эту песню слышал тоже, И мой ответ предельно прост: Едва мужик ослабил вожжи, Как девка поднимает хвост.

И чтоб картечь не полетела В тебя из-под того хвоста, Товаром надо сделать тело И в нем проверить все места.

Проверить все, включая уши, Употребить и денег дать, И впредь про родственные души Не станут девки рассуждать.

Поголодав сперва маленько, Поймет любое существо, Что основное в жизни - деньги, А не духовное родство;

Что при наличии основы Нет разницы - Иван иль Петр; Что терпеливо, как корова, Сносить положено осмотр;

Что при деньгах любой - начальство, Ну а без них - наоборот, И не смутят их наши пальцы, Им залезающие в рот.

2002

Андрей Добрынин

Мозг молчал, но говорили внятно Гнев и зависть, чьи глаза красны. Эти чувства в ближнем неприятны, Но в себе, как уши, не видны.

Ближний спал, ужасно раздражая Видом неотесанным своим, А в душе жила мечта большая Как-нибудь возвыситься над ним.

Может, Пушкин чувствовал иначе И стишки предпочитал кропать, Но у нас все ломятся к раздаче, И не стоит в это время спать.

Словно пчелы некой жадной матки, Чувства полетели, поползли, С ближнего собрали недостатки И душе, как матке, принесли.

И душа воскликнула:"О Боже, Как ничтожно это существо!" И, пороки ближнего итожа, Пасквиль сочинила на него.

Мозг же все молчал, и в результате Пасквиль вышел явно глуповат Ведь душа, конечно, не писатель, Да и чувства творчеству вредят.

Ведь душа, коль шибко разойдется, Уничтожить все готова сплошь, А в итоге публика плюется, Пасквилю не веря ни на грош.

Чувства афишировать не надо, У людей от возгласов мигрень. Ведь нужна одна лишь капля яда, Но все время, каждый божий день.

Капля яда в сладости компота, И соперник скрючится ужо... Словом, надо головой работать, И тогда все будет хорошо.

2002

Андрей Добрынин Не брани девчонок за уродство Нет, подбадривать старайся их: Держится в стране все производство На страшилках крепеньких таких.

Ведь красоток нет таких в природе, Чтоб влекла их эта колея, Чтоб пошли мантулить на заводе За станком, визжащим, как свинья.

Чтоб они в оранжевом жилете, С характерным звуком "хрясь-хрясь-хрясь", Ломом грунт ворочали в кювете, Поминутно хрипло матерясь.

Чтоб умели сбить как надо доски И бетон в опалубку залить. Не желают эти вертихвостки Трудности с мужчинами делить.

Да, с народом им не по дороге, Но они недолго держат масть: Не замедлят эти недотроги Навничь перед долларом упасть.

Смолоду мечта в ней голубеет: Вот в нее влюбляется буржуй, Вот ее он холит и лелеет... Ну а в жизни он ей скажет:"Нет".

"Нет,- он скажет,- все, накувыркались, На сто баксов, а меня забудь. Не реви, чтоб люди не смеялись, И ступай себе куда-нибудь".

И пойдет красавица по свету Вновь искать халявные харчи К блудному сожительству за это Вновь ее принудят богачи.

И душой красотка одряхлеет, Даже станет потихоньку пить. Словно вещь, буржуй ее лелеет, Чтобы вскоре новую купить.

Но однажды, мчась в кабриолете С полным отвращением к труду, Девушку в оранжевом жилете Вдруг она заметит на ходу.

И увидит, как сует девчушка Руку под оранжевый жилет И как недопитая чекушка Скромно появляется на свет.

Андрей Добрынин

Хорошо глоточком сдобрить зиму, Закусить вареной колбасой... Но кабриолет промчится мимо, Прожужжав диковинной осой.

И подскажет образ тот минутный Девушке, не знающей труда, Что корабль буржуйский сухопутный Мчит ее со свистом в никуда.

И глядит мечтательно, как дети, Вслед промчавшемуся кораблю Девушка в оранжевом жилете, Утирая варежкой соплю.

2002

Андрей Добрынин

С приходом мая вновь они воскресли, Надежды лет минувших золотых, Но им не надо верить, даже если Им подпоет, как жаворонок, стих.

С годами мы поблекли и облезли, Но трудимся, как прежде, за троих, И женщины куда-то все исчезли, А вспомни, брат, как много было их!..

Что ж, станем вновь возделывать наш садик, И пусть в нем примет каждую козявку Лишь ей одной назначенный цветок; А если в нем упругий женский задик Когда-нибудь опустится на травку, То со слезами мы восхвалим рок.

2002

Шарахается девушка брезгливо Чего, мол, хочет этот старый черт? Но пусть не прозвучал любви аккорд Я нахожу, что это справедливо.

Я как самец отнюдь не высший сорт, Об этом мне теперь напомнят живо И поделом: ведь в юности спесиво Себя я вел и был не в меру горд.

Пришла неотвратимая расплата За то, что оскорблял ответом вялым Я чувства те, что сам же и разжег, За то, что в одиночестве когда-то Вертелась девушка под одеялом И трогала свой влажный пирожок.

2002

Андрей Добрынин

Из этих мест приозерных, Из этих прибрежных сел Ушли на войну мужчины Назад ни один не пришел.

Лишь обелиск остался, Металлом белым обшит. Как штык старинный трехгранный, Списки он сторожит.

На белом металле - списки Тех, что ушли навек. Читаю - только Ремневых Одиннадцать человек.

Болтают ласточки в небе, Тихо звенят провода, Рядом, в овраге заросшем, Побулькивает вода.

Все та же дорога в поле, Что раньше вела на фронт, Утоптанная, как камень, Уводит за горизонт.

Спросить непременно надо У тех одиннадцати О бесчеловечных далях, Куда им пришлось уйти.

В ответ же - птиц перекличка, Звон проводов и ос. Бесплодней земли проселка Всякий людской вопрос.

2002

Я не мечтаю встретиться с любовью, Андрей Добрынин Взломать безденежья порочный круг. Осталось мне теперь одно злословье Мой своенравный, но надежный друг.

Стремясь не быть нахлебником отчизне, Я смог дожить до сорока пяти, Однако добрых слов для этой жизни, Я. как и в юности, не смог найти.

Пусть злу за злое злом же воздается Вот логика злословья моего. Пусть знает зло, что у меня найдется На злобу дня словечко для него.

Не зря себя я чувствую отлично И дорого ценю свое перо Ведь я, как бог, решаю самолично, Что в этом мире зло, а что - добро.

Я день октябрьский вспоминаю четко, Когда на миг затмилось все вокруг И на мою балконную решетку Взаправдашний орел уселся вдруг.

Я покормить хотел его с ладони, Но к деревам, расцвеченным пестро, Он прянул, мне оставив на балконе Коричневое с золотом перо.

Так могут ли соперничать открыто Птенцы орла и выползки змеи Судов земных корысть и волокита И быстрые решения мои?

Пусть зло невосприимчиво к злословью, Но я, разумным доводам назло, Ему вонзаю в задницу слоновью Исподтишка каленое стило.

И в результате - должного почтенья Добиться вряд ли сможет этот зверь, Поскольку язвы, струпья, нагноенья Его бока украсили теперь.

Пускай и впредь он, топоча по свету, Несет мое зловонное тавро, Не зря же встарь я прикрепил к берету Коричневое с золотом перо.

Таких, как я, он может слопать разом Хоть сотню,- но, внушая бодрость мне, За ним свирепым золотистым глазом Следит орел, парящий в вышине.

2002

Андрей Добрынин

Сойдясь с товарищем вместе, Я выплесну гнев на лист И вывешу в людном месте Значит, я экстремист.

Вместо рукоплесканий Я испускаю свист. Мне тошно от обещаний Значит, я экстремист.

В будущем кровь я вижу, И раз мой взгляд не лучист И я весельем не брызжу Значит, я экстремист.

В Росии власть воровская И редкий на руку чист, Но раз я об этом знаю, Значит, я экстремист.

"Пас",- говорят миллионы, Но я отважусь на вист В игре колодой крапленой Значит, я экстремист.

От речи моей топорной Корчится, словно глист, И рыжий подлец, и черный Значит, я экстремист.

В долинах сна и позора Мой стих стреляет, как хлыст, И слышен лай прокурора Значит, я экстремист.

Одной обидой я скован С тьмой городов и мiст, А стало быть, это сговор, Значит, я экстремист.

Не денег хочу, а мести, Я от корысти чист. Со мной - миллионов двести, Значит, я экстремист.

2002

Андрей Добрынин Петь гимны жизни не хочу я, Поскольку жизнь я ненавижу. Что я хорошего в ней чую? Что я хорошего в ней вижу?

Вот к милой дамочке несмело Подсесть я попросился в баре, Но дама пива не хотела Она пила одно кампари.

Я возразил с душевной болью, Что если пить одно кампари, То без штанов к концу застолья Окажешься на тротуаре.

Вы ждете долгого рассказа, А что рассказывать-то, братцы? Я не вкусил в тот день экстаза И даже не сумел набраться.

Когда мы съели девять по сто, Иссякли трудовые башли, Но, к сожаленью, я не просто Ушел несолоно хлебавши.

Откуда-то из туалета Возникли два противных типа: "Подруга с нами вообще-то. А ты суровый ебарь, типа?

Ты должен типа наказанье Нести за это без базара". И оправдалось предсказанье Насчет штанов и тротуара.

"Где бабки?- на меня орали. Колись, куда ты спрятал бабки?" Крутой прикид с меня содрали И даже с ног - крутые тапки.

Простился также я с часами За то, что пацанов озлобил, А эту штуку под трусами Так к делу и не приспособил.

Как гардероб возобновлю я При нынешней дороговизне? Вот потому и не люблю я Петь дифирамбы этой жизни.

Здесь все - и посиделки в баре, И одинокие блядушки, И это чертово кампари Все составляет часть ловушки.

Андрей Добрынин

От Мухосранска до Парижа Планету мыслью облечу я И всюду я ловушки вижу И запах стали всюду чую.

А столь печальная картина Рождает вывод несомненный: У человека нет причины Любить Создателя Вселенной.

Будь начеку, мой современник, Пореже покидай берлогу, А тот, кто хочет наших денег, Пусть обратится прямо к Богу.

2002

Андрей Добрынин

Журналист что-то пишет о пошлости, Словно что-то в стихах понимает. Ему любо напраслину сплошь нести Самомненье он так поднимает.

Обхамив беззащитного гения, Заработает он на прокорм, И в итоге его самомнение Много выше всех мыслимых норм.

Голова его сходствует с дынею Это явственный признак мутанта. Темноту, пустословье, уныние Восхваляет он вместо таланта.

Четкий курс этой пишущей братии Повсеместно внедрять пустословье, И они не раскроют объятия Тем, кто взыскан народной любовью.

С идиотским апломбом редакции Тиражируют глупость все шире, Оттого-то и падают акции Настоящих художников в мире.

Но мы знаем, что временны бедствия, Что в итоге-то нас не убудет, Что лишь мы посмеемся впоследствии И что всех только вечность рассудит.

Мы молчим, ибо делать-то нечего, Ибо мы-то в газеты не вхожи, И все пухнут от спеси газетчики, И все тоньше их сальная кожа.

Плохо кончат нахальные дутыши С самомнением их и апломбом Все взорвутся, зловоньем окутавшись, Уподобясь химическим бомбам.

И прохожие где-то поморщатся От зловонья, что ветер принес, И замоет все пятна уборщица, Бормоча себе ругань под нос.

Подготовит к рутинным занятиям Анфиладу отчищенных комнат, И врагов мы не вспомним проклятием, Ибо их просто не за что помнить.

2002

Андрей Добрынин

Я не желал ход мысли затемнять Завесой слов загадочно-никчемных И потому произведений темных Старался никогда не сочинять.

Я не боялся отзывов разгромных, Читателя старался я понять И мозг его вовек не загрязнять Потоками стихов головоломных.

А что нам отзывы? Что пресса нам? Что нам апломб и чванство журналистов? Что нам издевки модных дураков? Сгниет в канаве этот жалкий хлам, А Орден куртуазных маньеристов Пребудет до скончания веков.

2002

Темно и нудно мы писать не будем, Как все угрюмцы требуют от нас Мы будем колотить в наш звонкий бубен, Что весь народ вокруг пускался в пляс.

Из темного нагроможденья буден Мы выжмем сок, вгоняющий в экстаз. Угрюмцы, не дающие нам "Букер", Мы в нашей бедности богаче вас!

У нас есть песни, женщины и шутки И многочисленные приключенья, Вино, друзья и к этой жизни вкус, А вы, глупцы, гремите цепью в будке, Пролаивая ваши поученья Так вам судил Руководитель Муз.

2002

Андрей Добрынин

У современной молодежи Весьма циничны голоса. Ее мечтанья в этой жизни Спиртное, танцы, колбаса.

А о потусторонней жизни В ее мозгу понятья нет. Зачем же было нам, поэтам, Трудиться миллионы лет?

Зачем мы мучились, страдали И в ссылку ехали подчас? Ведь эти полуобезьяны Не знают ничего о нас.

Возьми кредит, купи бананов, В Норильске с выгодой продай И удались в свое именье В Барвиху или на Валдай.

Пускай имеются в именье Джакузи, сауна и бар, А молодежь забудь навеки, Как отвратительный кошмар.

От молодежи я стараюсь Как можно чаще отдыхать Нет силы слушать этот гогот, Зловонье курева вдыхать.

Ее лишь в виде проституток Еще я как-то признаю. Ты покупай ее в райцентре, Чтоб плоть побаловать свою.

Гораздо выгоднее - оптом, Не меньше дюжины голов. А наших слез она не стоит И наших выстраданных слов.

У ней другие интересы, У ней другой обмен веществ. Нельзя надеяться на отклик Со стороны таких существ.

Зато употреблять их можно Для плотских глуповатых дел. Общенье душ недостижимо, Но есть зато общенье тел.

Андрей Добрынин

А пообщавшись хорошенько, Взашей гони ты молодежь Она ведь все равно не ценит То ценное, что ей даешь.

Она ведь хочет только денег, А не величия души. Когда ж прогонишь - к небу Духа Взмывай немедленно в тиши.

2002

Андрей Добрынин

Зовут меня извергом, черной душой С оценками этими я и не спорю: Конечно же, я гуманист небольшой И внемлю с улыбкой народному горю.

Который уж раз неразумной башкой Народ мой в глухие врезается стенки. Затем на меня он косится с тоской... Меня ж веселят эти милые сценки.

На кладке, естественно, холст укреплен, С картиной, приятной для всякого сердца: Котел, а в котле - ароматный бульон... Увы, за картиной отсутствует дверца.

Не надо выдумывать новых затей, Вносить изменения в ход представленья: Такая реприза смешней и смешней Становится именно от повторенья.

2002

Андрей Добрынин

На пьянке в клубе "Санта-Фе" На нас все девушки глядели, Ведь сапоги и галифе На нас блистательно сидели.

Хоть были в клубе "Санта-Фе" Все девушки слегка вульгарны, Но мы не говорили "фэ" Судьбе мы были благодарны.

"Ты помнишь,- другу молвил я,Как горе мыкали мы оба, Как избегали нас друзья И накипала в сердце злоба?

Но беды не сломили нас! За это мы теперь богаты И нежат нас сияньем глаз Рачительные меценаты.

Теперь для нас идет стриптиз, И разве это не прекрасно? Открыть нам свой мохнатый низЛюбая девушка согласна.

Согласна даже прошмыгнуть За нами в тесную подсобку, Чтоб нам вручить бока, и грудь, И бедра, и тугую попку.

Да, обольстили мы судьбу, Но будет гибель для поэта, Коль он забыл про голытьбу, Что мерзнет на помойке где-то.

Судьба у множества мужей Рог их гордыни раздробила, Чтоб им третировать бомжей Вовеки неповадно было.

Вот девушка на каблучках, В подвязках, в кружевных чулочках Что ей известно о бачках,Точнее, о помойных бочках?

Вот взять ее и протащить Из клуба прямо до помойки И там бомжам ее вручить Для украшения попойки.

Андрей Добрынин

Бомжи свирепо заревут, Тряся опухшими щеками, И сразу девушку начнут Хватать зловонными руками.

Услышав этот рев, кивнем И улыбнемся мы друг другу Судьба нам объявляет в нем, Что мы приобрели Заслугу.

2002

Андрей Добрынин

Григорьев, ободрись! Поэт ты образцовый, Поскольку любишь жизнь, животных и людей, Поскольку девушкам твой голос леденцовый Всех прочих певунов значительно милей.

А иногда, взъярясь, как петушок бойцовый, Отстаиваешь ты свод орденских идей. Опорой в старости ты стал для Степанцова И для Добрынина - подобьем костылей.

Я вновь провозглашу без всяких там сомнений: Григорьев - исполин! Григорьев - это гений, И всем еще не раз покажет он себя. Порой его стихи звучат немножко грубо То истинный талант показывает зубы, Но верьте: это все он делает любя.

2002

Григорьев, отдохни! Довольно изнурять Себя работою, суровый работяга! О милосердии компьютер и бумага К тебе взывают, но - ты им не хочешь внять.

Уже давно никто не в силах измерять Огромность твоего писательского шага; В твоих глазах горит безумная отвага Все сферы творчества намерен ты обнять.

Несметное число произведений разных,По преимуществу, конечно, куртуазных,Буквально каждый день рождать тебе дано. А в дополнение к писательским затеям Ты для поп-музыки стал сущим Прометеем, Внеся в нее огонь, угаснувший давно.

2002

Андрей Добрынин

Суровый остров Хоккайдо, Где сильно развит хоккей Никто там сказать не может, Что все у него о*кей.

А если все-таки скажет, То сразу видно, что лжет, Что тайное злое горе Японскую душу жжет.

Не зря содроганья тика Видны на его щеке, Не зря изо рта исходит Тяжелый запах сакэ.

А вы чего ожидали? Прислушаемся - и вот Гудком позовет японца Опять консервный завод.

Разделывать вновь кальмаров, Минтая и рыбу хек, А ведь японец - не робот, Во многом он - человек.

Ведь быть такого не может, Чтоб сын мудрейшей из рас С восторгом в закатке банок, В консервном деле погряз.

Чтобы по воскресеньям, Рискуя выбить мениск, По льду с дурацким восторгом Гонял резиновый диск.

Ведь он расписывать лаком Ларцы бы мог и панно; Играть различные роли В пьесах театра Но;

На свитках писать пейзажи: В два взмаха - снежную тишь; Резать из вишни нэцкэ Скульптурки размером с мышь;

Он мог бы тонкие хокку Ночью писать в саду И в тихий придик мочиться, Струею дробя звезду...

Андрей Добрынин

Японец тянулся к кисти, Но жизнь сказала "Не трожь" И вместо кисти вручила Ему разделочный нож.

Теперь я вам растолкую Смысл этой поэмы всей: Хоккайдо - это Россия, Хоккей - он и есть хоккей.

Я - это тот японец, И как я там ни воюй, Меня на завод консервный Загонит скоро буржуй.

Так помните, поедая Кальмаров и рыбу хек: За них сгубил свою душу Творческий человек.

2002

Андрей Добрынин

Живут в Коляновке Коляны, Живут в Толяновке Толяны, И с незапамятного года Вражда меж ними поднялась. Поэтому они друг другу С тех пор и не дают проходу, Все норовят начистить рыло И после сунуть рылом в грязь.

Коляны люто ненавидят Чванливых, чопорных Толянов, И я признаться должен честно, Что я на ихней стороне. На танцах подловить Толяна И своротить сучонку челюсть, А после попинать ногами Да, это все как раз по мне.

Толяны также ненавидят Колянов лживых и коварных, И я скрывать не собираюсь Того, что я за них стою. На речке подловить Коляна И капитально отоварить Такое очень украшает Жизнь скучноватую мою.

Я поднимаю кружку с водкой За несгибаемых Колянов:

Держитесь, не ослабевайте, Толянов доставайте всюду, Чтоб все про это говорили, Чтоб жизнь событьями цвела.

И за Толянов благородных Я кружку с водкой поднимаю:

Держитесь, братцы, не робейте, Колянов всюду вы мочите, И за свирепое веселье Хвала вам, кореши! Хвала!

2002

Андрей Добрынин

Данный цветок называется флокс. В этом я вижу почти парадокс: Коль ты возрос и расцвел на Руси, Русское имя, пожалста, носи. Иль недоволен ты почвой своей? Или стесняешься русских корней? Надо же выкинуть этакий фокус Взять и присвоить название "флокс". Мог бы служить ты отрадой для глаз, Ну а теперь ты царапаешь глаз. Взять бы тебя да и выкинуть с глаз, И не сердись ты, пожалста, на нас.

2002

Я вижу цветок под названьем "пион". Меня не на шутку нервирует он. Настолько огромна пионья башка, Что это смущает меня, старика. По-моему, этот цветок не готов Стать другом и братом для прочих цветов. Над всеми задумал возвыситься он Помпезный цветок под названьем "пион". И чтобы придать себе статус такой, Разжился он где-то огромной башкой. Пион я однажды с опаской нюхнул Так пахнет, пардон, человеческий стул. А я приведу вам такой парадокс: Есть чахлый цветок под названием "флокс". Соцветие флокса - ничтожный пучок, Но запах его порождает торчок, И я возношусь под влияньем торчка С веселыми воплями за облака. Пион с головы, словно рыба, протух, Поэтому важно не тело, а дух. Милей мне - и это отнюдь не заскок-с Невзрачный цветок под названием "флокс".

2002

До предела открыв телеса, Андрей Добрынин Изогнув полумесяцем бровь, Ходит всюду девица-краса, Порождая в мужчинах любовь.

И о женском величье своем Наивысшего мненья она, И надеждой на выгодный съем В модном клубе сегодня полна.

Так идет она - попкой верть-верть, Так идет она - попкой круть-круть, И не знает, что близится смерть И что время готовиться в путь.

И не знает, что острую твердь Некто хочет вонзить в ее грудь, И по-прежнему попка верть-верть, И по-прежнему попка круть-круть.

Невдомек ей, что местный маньяк Преисполнен обидой большой Не заметит красотка никак, Что маньяк обладает душой.

А душа эта склонна к любви По завету Вселенского Зла: Мол, любимую ты излови И зарежь, чтоб другим не дала.

Как вернется из клуба она, На нее он намерен напасть, Лифчик в рот затолкать и сполна Утолить свою грозную страсть.

Но судьба рассудила не так, Как задумал влюбленный маньяк: Дева шла, каблучками тюк-тюк, А навстречу - зияющий люк.

Приказал инженер Степанцов В люк под землю людей отрядить, А десятник Добрынин бухнул И забыл этот люк оградить.

Ну а слесарь Григорьев открыл Ржавый вентиль один под землей, И оттудова пар повалил, Обжигающий пар роковой.

И провалится девушка в люк, Замечтавшись о модных парнях, И несчастье почувствует вдруг Чутким любящим сердцем маньяк.

Андрей Добрынин

Он примчится и глянет в дыру, Впопыхах позабыв о ноже... До готовности там на пару Разварилась девица уже.

И заявит потом Степанцов, Что всему, мол, Добрынин виной, А Добрынин заявит, что он Был в тот день вообще выходной.

Почему-то рабочие все Эту явную ложь подтвердят, А Добрынин потом намекнет, Что Григорьев во всем виноват.

А Григорьев заявит, что он Вообще не по этим делам И что в тот незадавшийся день Вообще его не было там

И что он теплотрассой другой Вообще занимался в тот день, И, конечно, рабочие все Подтвердят эту явную хрень.

Человек собирался на съем И сварился мгновенно почти, А выходит, что все ни при чем И концов никаких не найти?

Будет долго маньяка грузить Этот вечный российский вопрос, И на кладбище будет носить Он снопы экзотических роз.

Не случилось в любимую грудь Погрузить ему острую твердь. Жизнь, увы, не расчисленный путь, А бессмысленная круговерть.

И, наверное, в том ее суть, Что покуда ты попкой верть-верть, Что покуда ты попкой круть-круть, Этой попкой любуется смерть.

2002

Андрей Добрынин

Коль поэт слишком долго не пишет стихов, Он тогда потихоньку впадает в депрессию. Он не может освоить другую профессию, Ибо он от природы весьма бестолков.

Электричество ужас внушает ему, С малых лет он любых механизмов чуждается. Лишь в хвастливых стихах он самоутверждается И все время их должен писать потому.

Разобраться в компьютере он не сумел, В языках иностранных остался невеждою, Так и не обзавелся приличной одеждою И в скопленьях людей он сутул и несмел.

И когда не в ладах он бывает с собой, То есть, значит, когда ему долго не пишется, Он какое-то время храбрится и пыжится, А потом неизбежно впадает в запой.

Тут придется несладко жене и родне, Ибо цель лишь одну наш писака преследует И о ней с корешами на кухне беседует: "Я забыться хочу! Захлебнуться в вине!"

Он кричит:"Я банкрот! Я бессилен давно!" И сначала целует взасос собутыльника, Чтоб минуту спустя от его подзатыльника Собутыльник со стула упал, как бревно.

Будет с кухни нестись надоедливый шум: Взвизги женские, звон, перебранка, проклятия, Но закончатся деньги, и пьющая братия В одиночестве бросит властителя дум.

И поэт на продавленный рухнет диван, Мертвым глазом на пыльную люстру нацелится... Только в рваных носках его пальцы шевелятся, Только сердце колотится, как барабан.

Он бороться за жизнь будет несколько дней, Дорожа своей жалкою жизненной нишею. Да, поэт - существо, разумеется, низшее, Но порой к нему все-таки тянет людей.

Ведь у высших существ тоже жизнь нелегка, Потому хорошо, что бывают двуногие, На которых все люди, пусть даже убогие, Пусть немые,- привыкли смотреть свысока.

2002

Андрей Добрынин

Психиатр запретил мне о женщинах думать, И о них я теперь уж не думаю, нет, А иначе меня подключат к аппарату И начнут офигительным током трясти. А иначе мне вкатят укол сульфазина, И покуда я корчиться буду и выть "Надо слушаться, маленький",- ласково скажут, А ведь я уж большой! Сорок пять мне уже. Это раньше я много о женщинах думал, Но не знал, что все женщины - страшное зло, Ибо если о женщинах думаешь много, То потом и потрогать захочется их. Кто-то может их трогать, когда пожелает Муж, к примеру, иль просто богатый чувак, А простому трудящемуся человеку Они трогать себя просто так не дают. Помню, трогал одну на Приморском бульваре, Предварительно тряпку засунув ей в рот. Тряпку выплюнув, так она вдруг заорала, Что со страху, как в детстве, обсикался я. И когда я во сне ее ночью увижу, Непременно со страху надую в постель. Потому и зовут меня маленьким, видно, А ведь я уж большой! Сорок пять мне уже. После случай похожий со мной приключился Мне его даже вспомнить противно теперь. Я ментам объяснил, что всего лишь потрогал, Но они привезли в каталажку меня. А оттуда я утром в больницу поехал, И теперь занимаются мною врачи. Мне о женщинах думать они запрещают, "Это вредно, малыш",- мне они говорят. И хотя я, конечно, уже не ребенок (Я давно уж большой - сорок пять мне уже!), Все же слушаться должен я их, потому что Они могут иначе меня наказать. Потому и нельзя мне о женщинах думать, И о них я не думаю больше - ни-ни: Ни о сиськах упругих, больших и горячих, Наполняющих тяжестью сладкой ладонь; Ни о попках, вертящихся, словно пропеллер, Привлекающих взгляды к себе на ходу И в которые пальцами сладко вцепиться И потом, словно тесто, месить их, месить; Ни о ножках проворных в прозрачных колготках, По которым ладонью так сладко водить; Ни о шейках, в которые носом уткнуться Так приятно и после сопеть горячо... Ни об этих вещах, ни о множестве прочих Я не думаю - я ведь не мальчик уже, Мне уже сорок пять, и я знаю порядок. Но тут входит с подносом в палату сестра. Говорит мне:"Малыш, ну-ка выпей микстурку,

Андрей Добрынин

И вот эту таблеточку выпей еще". "Пожилая она - значит, добрая к детям",Я подумал, и мне захотелось тепла. И я вспомнил, как долго я слушался старших, Как старался не думать о женщинах я, И мне сиськи ее захотелось потрогать Я на это, по-моему, право имел. Тут как взвизгнет она! И мне вспомнилась тут же На Приморском бульваре та страшная ночь, И, конечно, от страха я тут же обдулся, Но она все равно продолжала визжать. Санитары врываются тут же в палату Видно, где-то поблизости ждали они И хватают меня, и кричу я:"Измена! Не имеете права! Без рук попрошу!" Но они не послушались - эти уроды Гуманизм проявлять не привыкли вообще. И тогда подключили меня к аппарату И трясли, как последнюю курву, меня. Хорошо хоть Чубайс обесточил больницу, А не то б из меня они вытрясли дух. С той поры отношусь я с любовью к Чубайсу И мечтаю потрогать однажды его. Так что если, братан, попадешь ты в больницу, То поверь, что тепла там тебе не найти. Среди медперсонала там каждый - предатель, Там измена тебя караулит везде. Ты на вид будь, конечно, послушным и тихим, Но на самом-то деле не верь никому, И коль можешь предателям этим нагадить, То прошу тебя, брат: непременно нагадь.

2002

Андрей Добрынин

Все мы знаем: в Москве расплодились никчемные люди, По сравнению с ними прекрасен и морщинистый фаллос на блюде, Ведь морщинистость их сочетается странно с отечностью И, что крайне печально, с физической общей непрочностью.

Вот плетется навстречу один из людей этих странных И ни проблеска мысли в гляделках его оловянных. Судя по синякам, он - обычный объект беззакония, Но его пожалеть помешает мне туча зловония.

А когда я припомню, как намедни лишился портфеля, Ибо в сквере присел на скамейку, не дойдя лишь немного до цели, И вздремнул, и к себе подпустил вот такую сомнамбулу, Так одним бы ударом и сплющил бродягу, как камбалу.

Впрочем, и без меня жизнь сама их колбасит и плющит. Жил когда-то малыш - непослушен, вихраст и веснушчат, А теперь в теплотрассе чей-то зад ему служит подушкою И с утра абстинентный синдром говорит ему:"Марш за чекушкою".

Что-то сперли бродяги с утра и, крича, словно сойки, Пьют паленую водку свою на ближайшей помойке, И хоть более жалкое зрелище редко я видывал, Вдруг себя я поймаю на том, что я им позавидовал.

Что бы ни послужило причиной их громкому спору, Но с утра им не надо, как мне, торопиться в контору, Где лишь жажда наживы - подоплека любого события. У бродяг же по-братски построено действо распития.

Я слежу из машины с интересом за этим процессом И с трудом управляю 600-м своим мерседесом. Ах, мой друг, для того ли трудились мы долгие годы, Чтобы в этих несчастных нам виделся образ свободы?

2002


Еще несколько книг в жанре «Поэзия»

Девятая камена, Валерий Брюсов Читать →

Повесть "Фатима", Коста Хетагуров Читать →