Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Микулин Александр Александрович
 

«Активное долголетие (Моя система борьбы со старостью)», Александр Микулин

ИНЖЕНЕРИЯ ЗДОРОВЬЯ

Рассказ об академике А. А. Микулине и его книге «Активное долголетие»

И в крупных лекционных залах иногда случаются конфузы. Речь оратора внезапно прервал грохот сорвавшейся с крюка доски, на которой он только что изобразил очередной график. Двое студентов бросились ставить её на место. Сочувственный шумок пробежал по аудитории: ребята взмокли от натуги, но тяжеленное сооружение не поддавалось их совместным усилиям. Лектор поначалу с некоторой иронией наблюдал за действиями молодых людей, потом нетерпеливо взглянул на часы и сказал:

— Друзья, оставьте на минуту доску в покое. Нам нужно по-иному организовать труд. Вы, — обратился он к одному из студентов, — придерживайте доску, чтобы она не сорвалась с другой петли и не отбила вам ноги, а вы станьте сбоку и смотрите, чтобы петля точно попала на крюк. А я…

И маститый профессор легко поднял край доски.

Ошарашенный таким поворотом дела студент, видимо вспомнив летнюю практику в строительном отряде, командовал:

— Стоп! Теперь майнай помалу, ещё чуть-чуть… готово, села!

Профессор вытер платочком руки, спокойно вернулся на кафедру:

— Благодарю вас, молодые люди, за помощь. Но прежде чем продолжить нашу беседу, позволю себе сделать одно замечание. Вам обоим в сумме, видимо, лет сорок, не больше. Мне же восемьдесят. Отсюда следует вывод: настоятельно рекомендую заняться физкультурой. А теперь вернёмся к реактивным двигателям, используемым в отечественной авиации.

Лекцию читал академик Александр Александрович Микулин Завидные здоровье и сила! Но — трудно сегодня поверить в это — около тридцати лет назад медицина с большим трудом возвращала его к жизни. Не то что поднимать тяжести — двигаться было категорически запрещено. Жизнь, рассчитанная по минутам, жизнь, в которой некогда было заняться собой, прислушаться к стуку собственного сердца, вдруг резко затормозила свой стремительный бег.

«До пятидесятилетнего возраста я, как и большинство людей, не придавал особого значения физической культуре, — пишет А. А. Микулин. — Однако, когда я тяжело заболел и оказался в больнице, у меня появилось желание и время разобраться в сложном устройстве человеческого организма. Изучив много книг на эту тему, я и разработал свою систему, исправленную и дополненную критикой и опытной проверкой моих друзей. Эта система позволила мне преодолеть болезни, перестать стареть и сохранить работоспособность на протяжении многих лет, включая и настоящее время».

Нужно оглянуться в прошлое, чтобы понять не только почему, но и, главное, как этот человек стал драться за своё здоровье, за свой ум, потому что слишком однозначным, банальным и неправильным в корне был бы ответ: просто потому, что хотел, как все люди, пожить подольше.

Как это принято у конструкторов, он дал себе «техническое задание», сформулировав его с самого начала предельно коротко и ясно. Вот оно:

1. Разобраться самому и помочь разобраться в работе организма всем.

2. Помочь себе и помочь всем.

3. Долголетие должно быть активным.

По последним статистическим данным девяностолетний возрастной рубеж в нашей стране перешагнуло более трехсот тысяч человек. Тех, кому за семьдесят, — многие миллионы. Это результат роста благосостояния советских людей, следствие успехов медицины. Помочь такой огромной армии людей, знающих, умудрённых опытом, найти в себе силы и возможность как можно дольше отдавать обществу свои знания, труд, опыт — важная задача.

…Обратимся к началу XX века. Обширный кабинет, стены словно бы сложены из книг. Зелёный диван, а возле дивана на корточках двое: мальчик Саша Микулин и пожилой человек с огромным скульптурным лбом, пышной седеющей бородой. Мужчина возвращает к жизни какой-то игрушечный механизм.

— Машинки надо любить, — с ласковой назидательностью говорит он племяннику.

Мы в кабинете Николая Егоровича Жуковского, отца русской авиации. Впоследствии этот кабинет станет для Александра Микулина на много лет домом, а зелёный диван — постелью. Он проведёт рядом с Николаем Егоровичем самые трудные последние годы его жизни, до предела насыщенные научной деятельностью, организаторской работой на благо юного Советского государства.

Мы вспоминаем об этом совсем не для того, чтобы озарить Александра Александровича Микулина блеском славы близкого ему человека. Ведь главное — не великий родственник, а то, что взято у него лучшее для строительства собственной жизни, что стал юноша другом, помощником и продолжателем его дела…

В Московском Высшем техническом училище Н. Е. Жуковский читает свой знаменитый курс лекций по воздухоплаванию. Допоздна горит прикрытая газетой настольная лампа в кабинете. Но когда слабеет рука учёного, в роли прилежного переписчика его лекций и статей выступает племянник. И когда заболевает учёный, курс лекций не прерывается. На кафедру выходит юный студент, пока лишь в роли чтеца. И ни у кого в аудитории не появляется иронической улыбки. Все знают: Александр Микулин на это чтение имеет моральное право, потому что сам является членом организованного по инициативе Жуковского при училище воздухоплавательного кружка, в составе которого, между прочим, такие блестящие молодые люди, как А— Туполев, А. Архангельский, К. Ушаков, В. Ветчинкин, Б. Стечкин.

В 1918 году Жуковский направляет руководству Красного Военно-воздушного флота докладную записку, в. которой доказывает необходимость создания Авиационного расчётно-испытательного бюро: