Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Следующая страница: Ctrl+→  |  Предыдущая страница: Ctrl+←
Показать все книги автора/авторов: Белокопытов Александр
 

«Рассказы о базарах, гусарах и комиссарах», Александр Белокопытов

Александр Белокопытов

Рассказы о базарах, гусарах и комиссарах

Куда ни пойдешь, ни поедешь, всегда на кого-нибудь или на что-нибудь наткнешься и напорешься... Соберешься в одно хорошее место, а попадешь совсем в другое, не очень хорошее...

Вместо театра, допустим, или библиотеки, вдруг - на базар нарвешься! А базар - шумный, наглый, не сразу и выберешься... Спросишь какую-нибудь безделицу, а сам от природы - культурный, вежливый, дальше - некуда! А тебе в ответ: "Следи за базаром, чукча!" - "В смысле?" - "В смысле - фильтруй компот!" А ты вроде и не чукча совсем, но - ладно, начинаешь следить за базаром, фильтровать... А базар-то - шумный, народу - до хрена! и народ-то нынче какой? Все - вор на воре и карманник на карманнике. Трудно уследить, а уж фильтровать - тем более. Того и гляди, - сам без штанов останешься!

А то с гусаром перехлестнешься... Он скажет: "Давай-ка, брат, я тебе гусарскую балладу спою! Ты сам гусаром-то был?" - "Нет, гусаром не был. Так, погусаривал слегка..." - "Ну, тогда, слушай, учись". И начинает петь... Все уши тебе пропоет... А что тебе слушать? Ты и сам петь мастак. Хоть целую неделю, если заведешься. Ты сам этих баллад знаешь столько, что в пору на работу не ходить, а только петь да подплясывать, лишь бы кто уши развесил...

А то со свиньей нос к носу встретишься. А свинья - здоровая, наглая тоже. А вдруг да она человечиной питается? Страшно...

Или - еще смешней - к комиссару на закуску попадешь... Давай он тебя обрабатывать, так и так пробовать на зуб, грызть... А ты сам - занозистый, костистый, не сразу и угрызешь... Так, попробует он тебя, пожмакает-пожмакает, пока не выплюнет... Скажет: "Ладно, живи пока, иди дальше копти".

Вот и живешь, и коптишь посреди житейского базара, в суете и томлении... Ждешь, когда из дыма огонь появится... Дыма без огня - не бывает.

СЕРДЦЕ СВИНЬИ

Один мужичина, горлопан и пустобрех, человек по всем статьям никудышный, сам себя переплюнул, в цари угодил. И как такое могло произойти? Никто до сих пор в толк взять не может. Но, что случилось, то случилось, как говорится: ничего не попишешь, не нашлось никакой другой примечательной фигуры, кроме него дурака.

Сел мужичина на трон, стал царствовать. Жену свою, образину, первой красавицей при дворе объявил, перезрелых дочек в мгновение ока замуж выдал. Мужьям их, в качестве приданого, важные государственные посты отвалил: один стал самолетами заведовать, другой при винных погребах сел. Тут же, на всякий непредвиденный случай всем членам семейства за границей тайные счета открыли, береженого Бог бережет. Тряхнули казну, государство-то оно богатое, не обеднеет.

Хорошо, позаботились первым делом о себе, ладно. Теперь бы только мужичине начать с умом царствовать, государству - богатеть, народу благоденствовать, да окажись он человеком запойным. Чуть что, с каким заморским гостем встреча, а он пьян в стельку, лыко не вяжет. Колобродит по дворцу, то о косяк шарахнется, глаз себе подобьет, то с лестницы навернется, нос сломает. Короче, ведет себя по-свински и никто с ним совладать не может, царь все-таки, не хухры-мухры. Потом, когда уже за глаза перельет, остановится кое-как. Отвадят его немного от пьянки, подлечат, повезут по городу проветриться, а он как заблажит:

- Хочу, - кричит, - по малой нужде выйти и с народом пообщаться, я своего народа не боюсь!

Делать нечего, надо тормозить, царь приказывает. Остановят машину, выйдет мужичина к народу, не успеет малую нужду справить - раз! - и в канал сыграет вниз головой, едва водолазы его спасут. Так и царствует через пень-колоду: сегодня - пьян, завтра - с похмелья, запустил все дела государственные. А все подручные его, как на грех, вор на воре оказались, прут и волокут в разные стороны, пока царь в беспамятстве. Все добро в стране растащили, народ в бедность загнали. Уж умные люди мужичине намекают:

- Что ж ты, царь, творишь, как страной правишь?!

А он давай на них орать, глотка-то луженая:

- Я сам умнее умных! Нечего мне дураков слушать! Без сопливых скользко!

Вот и попробуй, намекни такому.

Долго ли, коротко ли это бесчинство продолжалось, но вдруг стало у мужчины от пьянства сердчишко пошаливать, так пошаливать, что в пору дуба дать можно. Заволновались все домашние и прихлебатели: что делать? Ведь если царь и вправду дуба даст, то попрут их всех со двора под зад коленом и все кровью и потом нажитое добро отнимут! Как горю помочь? Вынырнул тут один хитрован, наполовину рыжий, наполовину черный с проволочными кудрями, подсказал:

- Есть, - говорит, - далеко за морями, за океанами в одном поганом царстве лекарь знаменитый, как раз по сердечным делам большой мастер.

Быстренько снарядили к нему гонцов, посулили горы золотые, только бы вылечил.

Лекарь не заставил себя долго ждать, скоро примчался с банкой под мышкой, а в банке сердце от племенного кабана по кличке Билли в специальном растворе болтается. "Для хорошего человека, - здраво рассудил лекарь, - и у Билли сердце вынуть не жалко". Положили царя на хирургический стол, поколдовал над ним лекарь, поставил ему сердце от хряка. Открыл царь один глаз, спрашивает:


Еще несколько книг в жанре «Прочий юмор»

Мой сосед по кровати, Аркадий Аверченко Читать →

Перед лицом смерти, Аркадий Аверченко Читать →

Дела, Аркадий Аверченко Читать →